2018-02-21T18:39:19+03:00

Всех московских дворняг отправят за решетку

К концу года столичные власти решили полностью очистить Москву от бездомных собак [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments474
Изменить размер текста:

Для этого в каждом округе города строят 15 приютов. Мы решили разобраться, что принесет москвичам такая задумка.

ТОТАЛЬНАЯ ЗАЧИСТКА

До 2001 года дворняг в Москве уничтожали в газовых камерах. Защитники животных так негодовали, что власти смягчились: стартовала программа массовой стерилизации бродячих псов. Их планировали ловить, стерилизовать, прививать от бешенства и - если животное здорово - выпускать на волю.

За семь лет на программу потратили больше 200 миллионов бюджетных рублей. Но деньги ушли, а число дворняг осталось прежним - 30 тысяч. Ловцов собак постоянно не хватало, и программа провалилась.

В мае 2008-го власти решили нанести по бродячим тузикам и шарикам новый удар.

- Мэрия утвердила регламент по отлову, транспортировке, стерилизации, содержанию, учету и регистрации безнадзорных и бесхозяйных кошек и собак в Москве, - рассказывает Илья Блувштейн, зампред Российского общества защиты животных «Фауна». - По нему всех отловленных собак везут в приюты и не выпускают.

По словам защитников животных, в конце прошлого года в каждой префектуре даже создали новые бригады ловцов. И этой весной они развернут настоящую битву, чтобы перед «Евровидением» в столице не осталось ни одного бродячего пса.

СПАСЕНИЕ В КОНЦЛАГЕРЯХ?

Чиновники зовут приюты спасением, а зоозащитники - концлагерями.

- Прошлой осенью я искала дворняжку, которая долго жила у нас во дворе и вдруг пропала, - говорит москвичка Галина Марыскина. - Через два месяца я нашла ее в Кожуховском приюте. Собака от голода превратилась в скелет! Я забрала ее и откармливала еще месяца три.

- В том же приюте я видела на коже у собак язвы и не раз находила мертвых псов прямо в клетках, - добавляет волонтер Надежда Нахаева. - А однажды в помойном контейнере на территории приюта заметила несколько трупов собак - они торчали из пластиковых мешков.

Полы в клетках деревянные, моча собак впитывается в доски и воняет. На морозе вода в ведрах замерзает, и собакам приходится лизать ледышки. А будки не отапливаются...

- От недостатка еды и общения псы звереют уже через месяц, - говорит волонтер Елена Пиманова. - Да и общаться с ними, по сути, некому. Например, в Кожуховском приюте на 700 собак - 25 человек персонала. А, скажем, в лондонском приюте за 30 псами ухаживают 30 работников...

Чувствуете разницу?

ПРИЮТ КАК КРЕПОСТЬ

Теоретически каждый может прийти в приют и ухаживать за собакой. Но реально простому москвичу вход туда закрыт. В декабре прошлого года первый зам. мэра Петр Бирюков в ответ на запросы депутатов Мосгордумы заявил, что считает нахождение посторонних людей в приюте нецелесообразным.

Так что корреспондентам «КП» повезло: нас пустили в Кожуховский приют. Тот самый, где, по словам волонтеров, собаки умирают голодной смертью.

- Сейчас в приюте живут 714 псов. - Директор Эдуард Земский радушно показывает хозяйство. - А всего он рассчитан на 2500 собак.

Брожу по территории. Здесь есть площадка для выгула собак, ветлечебница и комната, доверху набитая мешками с сухими кормами.

Все аккуратно и правильно - даже чересчур. И потому от такой правильности создается впечатление откровенной показухи, которую устроили для нас, журналистов.

СУМАСШЕДШИЕ ДЕНЬГИ

Или все-таки не показуха? Но кому в таком случае выгодно доводить дворняг до голодной смерти?

- По идее, чем меньше у тебя собак, тем больше остается выделенных бюджетных денег, - рассуждает председатель «Совета попечителей бездомных животных» Ирина Унанян. - Ведь средства на содержание выделяют независимо от числа животных в нем. А отследить реальное число собак там почти нереально.

По словам Ирины, в «собачьем бизнесе» вертятся сумасшедшие деньги. Так, на программу регулирования численности дворняг из городской казны на этот год выделили 2,9 миллиарда рублей! Только Кожуховскому приюту досталось 126 миллионов на «хозяйство» и 39 миллионов - на стерилизацию.

- Когда речь идет о таких суммах, наивно полагать, что здесь нет никаких коммерческих интересов, - считает директор ветклиники «Мовет» Александр Ткачев.

Конечно, чиновники могут до рубля расписать все расходы. Но есть простая арифметика. Давайте прикинем. Возьмем тот же Кожуховский приют, рассчитанный на 2500 собак. Если заполнить его целиком и здесь же стерилизовать каждую дворнягу (что уже фантастика, ведь многих стерилизуют ветклиники), то на каждую операцию выходит по 15 600 рублей (делим 39 миллионов рублей на 2500 собак). Но в ветклинике такая же операция стоит почти в три раза дешевле - 6 тысяч рублей! В приютах что, собак золотыми скальпелями режут?

- На проектирование 15 приютов из бюджета выделили 90 миллионов рублей, - продолжает директор частного приюта Юрий Полетаев. - То есть на каждый проект - 6 миллионов. Я работаю в инженерной компании и занимаюсь проектированием. В прошлом году мы сделали проект приюта для Северо-Восточного округа. С проводкой всех коммуникаций он обошелся в 3 миллиона рублей! Учтите, мы - коммерческая организация и не будем работать себе в убыток. Получается, выделенные шесть миллионов - в два раза больше, чем нужно. И эти деньги затем куда-то деваются...

КРЫСЫ ВМЕСТО СОБАК

Не будем лукавить, многие псы реально могут быть опасны. По статистике московского Роспотребнадзора, ежегодно в травмпункты обращаются от 27 до 30 тысяч укушенных москвичей. 16 тысяч из них - ощутили на себе зубы именно бродячих псов.

- Мы же не против приютов в целом, - говорит Илья Блувштейн. - Но проблему не решишь, если всех псов разом изолировать. Экологическая ниша должна быть заполнена! И на место этих псов могут прийти другие - из Подмосковья. А они нередко заражены бешенством.

- Допустим, мы изолируем и подмосковных собак, - рассуждает ветврач Александр Ткачев. - Но тогда их место займут крысы...

Кстати, по тому же новому регламенту собаки должны жить в приюте до «естественной смерти». По идее их могут забирать горожане. Но с трудом представляется, что они захотят взять все 30 тысяч бездомных псов.

Значит, в конуре за решеткой площадью два квадратных метра пес должен провести несколько лет. Как все это время кормить четвероногих узников, выпускать ли их из «камеры» - все это останется на совести работников приюта. При этом сотрудники всегда будут испытывать соблазн сэкономить на корме для своих подопечных и не париться по поводу их лечения. Одной собакой больше, одной меньше... Лишь бы исправно получать деньги из бюджета.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Так предлагают решать эту проблему зоозащитники:

обязательно простерилизовать всех собак, чтобы не допустить роста популяции;

оснастить всех собак чипами;

возвращать неагрессивных стерилизованных собак на места;

строить приюты на 300 - 600 собак;

штрафовать тех, кто выбрасывает домашних животных на улицу;

открыть приюты для доступа волонтеров.

МНЕНИЯ

Михаил Довбня, специалист по фауне префектуры Восточного округа:

- Не должна бездомная собака находиться на улице! Нет никаких исследований о том, как ведут себя собаки после стерилизации. Зубы-то им не вырезают. А после операции у них происходят сильные гормональные изменения. Кто знает, как она себя поведет? А если мы избавим от них город, собаки из Подмосковья прийти не смогут: им не пройти через МКАД. Крысы нам тоже не страшны, ведь в каждом округе регулярно проводят дератизацию.

Ирина Унанян, председатель Совета попечителей бездомных животных:

- Приюты строятся во всех странах. Но везде они рассчитаны максимум на 500 собак. Наши московские «мегаприюты» - полный бред! А точнее, рассадник вирусов и заболеваний. Собак попросту может скосить какая-нибудь массовая зараза.

А КАК У НИХ?

В Германии за выброшенную собаку хозяина штрафуют на 25 000 евро, а в Италии - привлекают к уголовной ответственности.

В Англии и в большинстве штатов США бездомных псов ловят, стерилизуют и, если не находят нового хозяина, усыпляют.

В Голландии введен десятилетний мораторий на разведение собак.

В Кожуховском приюте почти тысяча бездомных собак!.Екатерина ЛЕБЕДЕВА

А В ЭТО ВРЕМЯ

Как отлавливают бездомных собак?

Корреспондентам «КП» удалось поучаствовать в одной из таких операций

В тот день ловцы, официально работающие на префектуру Западного округа, трудились в парке на Воробьевых Горах, недалеко от станции метро «Университет».

Глава бригады Сергей не хочет фотографироваться и просит не снимать лица ребят из своей бригады.

- Зоозащитники нас не жалуют..., - мнется он.

Главный инструмент ловца – металлическая трубка, в которую вставляется шприц со снотворным. Каждую ампулу ловец получает под роспись в ветклинике, туда же он потом должен вернуть использованный шприц.

- Для начала собаку нужно догнать, - говорит Сергей. - Они ведь умные, сразу чуют опасность и предупреждают своих.

И вот мы носимся по горам, по колено проваливаемся в снег, падаем и спотыкаемся на склонах.

- На снегу видно следы собак, так что ловить удобнее, - попутно объясняет Сергей. - Правда, если мороз слишком сильный, лекарство действует медленно. Приходится стрелять дважды.

Минут через 20 после укола дворняга засыпает. В большом сачке, на удавке или голыми руками ловец тащит обмякшее тело в машину, где оборудована клетка. Еще минут через 40 псина должна проснуться.

Признаюсь, зрелище это не для слабонервных. Мерзко это - видеть, как стреляют в собаку, как она, пошатываясь, пытается убежать, но, засыпая, падает посреди дороги.

Хотя с другой стороны по-другому никак. Отлов ради последующей стерилизации - главный способ решения проблемы бездомных животных в столице.

И, пожалуй, это единственный вопрос, по которому зоозащитники и городские чиновники соглашаются друг с другом.

Эксклюзивное видео kp.ru: как в Москве отлавливают дворняг.Екатерина ЛЕБЕДЕВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также