2018-04-02T13:11:09+03:00

Церковный служка разорил музей Булгакова

Он каким-то чудом отсудил себе все экспонаты и планирует неплохо на них заработать
Поделиться:
Комментарии: comments137
Изменить размер текста:

НЕ СОСИТЕ У ЛЮДЕЙ КРОВЬ

Недавно в редакцию позвонил директор частного музея Булгакова. Того самого, что находится на Большой Садовой, 10, - в этом доме в свое время жил автор «Мастера и Маргариты» и в одну из квартир «поселил» Воланда.

- Приезжайте! - кричит в трубку директор. - Я схожу с ума...

- А зачем вы это делаете? - на автопилоте интересуется редактор, не отрывая взгляда от компьютера.

- Так я не специально, - вздохнула трубка. - Но тут бы у любого нервы не выдержали... Он такое вытворяет!

Оказалось, речь об одном из старейших жильцов дома, Александре Морозове. Он объявил музею «коммунальную войну» - методично забрасывает судебными исками и жалобами. В частности, Сан Саныча возмущает, что музейщики «посадили на кол его супругу». А кроме того, в помещении «собираются ведьмы, вампиры, дьяволицы и прочая нечисть». Директор музея и его наемники «сосут из людей кровь и соки, крадут жизненную силу...».

- Но, видимо, у самого Морозова бронежилет, - мрачно шутит директор музея Николай Голубев - стильный, лысый мужчина, дочитывая донос. - Вроде бред, но участковый тут как тут, да и повестки в суд приходят постоянно. В общем, достало - пошел к стоматологу. Он выписал заключение: клыки растут нормально. Стало быть, не кровопийца.

Музейщики были уверены, что имеют дело с городским сумасшедшим (хотя Морозов не раз по требованию суда приносил справку из психдиспансера - на учете не состоит). А потому прохлопали главное. Пока бегали по стоматологам, Морозов их разорил.

- Сфотографировал все экспонаты, - объясняет Голубев, - начиная с парчового халата и заканчивая пепельницей. И объявил, что это его украденное добро! Аргументировал просто: до того как в помещение въехал музей, в нем находился Фонд по спасению дома Булгакова (эту общественную организацию создали сами жильцы, чтобы добиться от власти ремонта дома, а Морозов - директор фонда). Так вот, дескать, когда фонд съезжал, то в спешке забыл весь этот антиквариат. Требуют вернуть.

В музее устало улыбнулись: очередной бред. Но судья вынесла решение в пользу Морозова. Вот тогда-то и была объявлена всеобщая мобилизация, в ружье стала дюжина адвокатов: у Голубева своя юридическая фирма. Пробовали опротестовать. Требовали провести экспертизу накладных на экспонаты (они есть и у музея, и у Морозова - значит, у кого-то подделка). Тщетно. Сан Саныч, у которого даже нет юридического образования, сделал армию юристов всухую. Теперь музейщики глотают слезы - ждут приставов.

- Самое интересное, что Морозову едва ли нужно наше имущество, - говорит адвокат музея Светлана Деревянко. - Думаю, у него другой план: будет упорно «не узнавать» в этих экспонатах свои. И потребует возместить деньгами. А это шесть миллионов рублей (именно во столько Морозов оценил «украденное»). Значит, будут арестованы счета. Если денег не хватит, продадут имущество. А потом признают нас банкротом.

Но по большому счету выбор невелик: или мы сейчас откупаемся, или закрываемся...

БИЗНЕСМЕН В РЯСЕ

- Сан Саныч не в первый раз такие штуки проделывает, - говорит один из бывших арендаторов дома, бизнесмен Артур Староверов. - У него всегда была масса претензий к арендаторам (а они традиционно занимали большую часть дома). Пару лет назад закрыл гламурный ресторан «Театрон», который был на первом этаже. Хозяйка намеков не понимала - пошла на принцип, и ее достали проверяющие.

Остальные догадались: если человек строчит безумные иски - значит, ему чего-то в этой жизни не хватает. И значит, это «что-то» ему надо дать.

Сообразили, конечно, не сразу. Сначала люди вообще не понимали, что за птица такая - Сан Саныч. Персонаж-то колоритный: окладистая борода, сутана, на животе массивный крест (в свое время Морозов бросил карьеру фотографа и пошел прислуживать в церковь). Изначально его просто игнорировали. Но Сан Саныч все строчил и строчил иски. Тогда его стали бить. Часто. Сильно. «Правдолюб» стал инвалидом. Но писать не бросил.

- Мы даже решили сброситься всем миром и купить ему трехкомнатную квартиру в другом доме, - откинулся на стуле Староверов. - А то живет бедолага со всем семейством (жена, сын и теща) в одной комнатушке. И, конечно, у него характер портится.

Но от царского подарка Морозов отказался.

АРМИЯ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА

На тот момент он уже «улучшил» свои жилищные условия. Однажды просто взял да перебрался в пустующие апартаменты на третьем этаже дома: пять комнат, камин, лепнина... И что вы думаете? Город его оттуда выселил? Черта с два! Департамент жилищного фонда судится с Морозовым уже не первый год.

Так послушать: вырисовывается образ не служки в церкви (они тушат догоревшие свечки), а целого кардинала Мазарини!

Решаю познакомиться лично. Сказали, живет в квартире № 6. Это центральный подъезд. При входе - массивная дверь под старину, в холле - зеркала в дубовых рамах, картины. У порога - охранник.

- Ничего себе коммуналка! - ошалело осматриваюсь по сторонам.

«Измученный долгим бездельем» охранник объясняет: дескать, никакая это не коммуналка, а элитный офисный центр. Тут осталась только одна жилая квартира. Морозова. Застрял как заноза в одном месте: клерки мечутся по этажам в запаре, а навстречу этот святоша с мусорным ведром...

- Но раз живет, приказано и его охранять, - вздохнул охранник. - Сейчас позвоню - доложу.

Минут через десять, прихрамывая, спустился Морозов. Черные одежды, крест - все как полагается. Из-под очков умный, пронзительный взгляд. Тихо поздоровался. Обосновались в холле.

- Хорошо устроились! - пытаюсь завязать разговор, обводя взглядом хоромы.

Морозов смиренно потупился. Затем посетовал на соседей. Дескать, беспредел: чиновники незаконно сдают помещения кому попало.

- А тут еще и вампиры досаждают, - понимающе качаю головой.

- Что? - озадачился Морозов. - Какие вампиры? Ах, вы про ту жалобу...

Сан Саныч виновато развел руками. Мол, на войне как на войне.

- Так ведь украли имущество и не хотели отдавать, - говорит, поглядывая на диктофон у меня в руках (свой-то он давно включил). - Пришлось идти в суд. За правду-то судиться легко...

- Но откуда в вашем фонде, - спрашиваю, - такое количество антиквариата? Даже пепельницы - и те в стиле модерн...

Пояснил: мол, при фонде был детский театр. Жильцы дома приводили своих ребятишек, а его жена, бывшая актриса, ставила с ними пьесы. После спектаклей растроганные родители массово жертвовали в фонд всякий антиквариат.

Услышав эту версию, президент фонда Валериан Иванов (Морозов у него в подчинении) рассвирепел:

- Антиквариат? Откуда? Столы, стулья... Ну ладно, плюс еще компьютер. Но остальное? Я как узнал про эту тяжбу, категорически отозвал все доверенности, выписанные на Морозова. Он не имеет права судиться от имени фонда. Но разбирательства продолжаются. Что еще надо сделать, чтобы его остановить?

Вообще, если обмозговать всю эту ситуацию, берет некая оторопь: человек вытворяет что хочет. И не где-то в глуши, на задворках, а в центре Москвы! Тут рядом и мэрия, и префектура, и чертова дюжина департаментов... А музей барахтается в одиночку. И, скорее всего, утонет (хотя эфемерный шанс подать апелляцию и выиграть остается). Ну а если нет - не факт, что фанаты писателя «правильно поймут» Морозова. Уж больно наглядно Булгаков описал сцену, когда рассвирепевшая Маргарита крушила окна обидчика Мастера. Не дошло бы до греха...

СПРАВКА «КП»

Частный музей (а точнее, культурный центр) Булгакова создан в 2004 году бизнесменами, почитателями творчества писателя. Расположен по адресу: Большая Садовая, 10 (помещение № 6).

Здесь есть постоянно действующая экспозиция. Устраивают поэтические вечера, проводят ночные экскурсии. Вход свободный.

КОММЕНТАРИИ МЭРИИ...

Ромуальд КРЫЛОВ-ИОДКО, зам. руководителя Департамента по культуре Москвы: «Не знаем, как помочь!»

- На самом деле мы бы и хотели помочь культурному центру, но у нас нет таких полномочий - это ведь не государственный музей. В любом случае культурный центр очень жаль. Они во многих вопросах гораздо более деятельные, чем наш государственный музей, который не так давно открылся в том же доме в «нехорошей» квартире № 50. Он сейчас только находится в стадии становления, там все пока очень сложно. И если к нам пойдут все те люди, которые раньше посещали культурный центр, боюсь, не справимся. Во-первых, у Голубева уже четко отлажены и экскурсии, и программы. Во-вторых, у них больше места. У нас же просто критическая теснота.

....И ЮРИСТА

Василий КОСТЮЧЕНКО, директор юрколлегии «Правозащита»: «Это сутяжничество»

- Официального термина «сутяжничество» в юриспруденции нет. Но по факту это именно тот случай. Притом ваш герой не одинок. Такие люди были и во время СССР, но тогда их держали в ежовых рукавицах. В милиции, ведомствах и судах была единая база с данными таких товарищей. Любая жалоба, которая от них поступала, тут же попадала в мусорную корзину. Теперь сутяжники фактически манипулируют проверяющими органами.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также