Происшествия21 февраля 2018 18:46

Супруги Агеевы забрали маленького Глеба из приюта для детей-инвалидов

Органы опеки подали иск в суд об отмене усыновления малыша

Мы продолжаем следить за историей с избиением 4-летнего Глеба из подмосковного поселка Коробово. Напомним, приемные родители мальчика – Антон и Лариса Агеевы – сейчас ждут суда. Прокуратура предъявила им обвинения в жестоком обращении с ребенком и избиении крохи.

Дети росли толковыми

Сам Глеб и его 2-летняя приемная сестренка Полина сейчас находятся под наблюдением врачей Морозовской детской больницы в Москве. В воскресенье, 5 апреля, стало известно, что органы опеки и попечительства столичного района Гольяново, которые год назад оформляли усыновление Глеба и Полины, подали иск об отмене этого усыновления.

- Мы передали все документы на Агеевых в Преображенский суд Москвы, и если суд докажет, что приемные родители избивали малыша, то Глеб и Полина в эту семью больше не вернутся, - заявил "Комсомолке" глава муниципалитета Гольяново Алексей Устинов.

Во вторник, 7 апреля, Глеб повзрослеет ровно на год. Ему исполнится 4 годика. Ожидается, что в этот же день будет назначена дата суда над его приемными родителями...

Как выяснил корреспондент «Комсомолки», супруги Агеевы забрали Глеба и Полину год назад из специализированного Дома ребенка № 25 на юге Москвы. В сентябре приют закрыли на капитальный ремонт, которого не было здесь несколько десятков лет. А всех ребятишек распределили по другим столичным детдомам.

- До ремонта здесь жили почти 100 малышей в возрасте до четырех лет, - рассказала «КП» одна из сотрудниц Дома ребенка. - Практически все ребятишки страдали заболеваниями нервной системы: детским параличом, синдромом Дауна...

Однако Глеб и Полина попали сюда практически здоровыми. Они не родные брат и сестра, но у них одинаковая судьба – еще в роддоме от малышей отказались родные матери. Так дети попали в Дом ребенка № 25. А уже отсюда – в семью Агеевых. Оформлением усыновления Глеба и Полины занимались органы опеки и попечительства района Гольяново.

- Эти малыши росли очень толковыми, - говорят сотрудники Дома ребенка. - Здоровые, красивые детки. Не удивительно, что их усыновили сразу обоих.

Впрочем, до закрытия из этого Дома ребенка усыновляли детей с завидной регулярностью. В среднем за год 50-60 детей обретали семью. К сожалению, не для всех ребятишек новый дом оказался местом заботы и любви...

Уволили врача

Тем временем заведующий третьим ожоговым отделением детской клинической больницы № 9 им. Сперанского Леонид Пеньков лишился своей должности. Одного из самых опытных врачей клиники, в которой он работал более 20 лет, уволили по статье «Ненадлежащее исполнение должностных обязанностей».Именно Леонид Юрьевич залечивал ожоги и увечья маленького Глеба, доставленного в реанимацию 20 марта. И именно его обвинили в том, что приемный папаша увез еле живого ребенка домой.

В распоряжении «Комсомолки» оказалось письмо от руководителя района Гольяново Алексея Устинова в больницу № 9.

«Возвращение мальчика родителям представляет угрозу для его жизни и здоровья. Прошу вас не отдавать ребенка без согласования с органом опеки и попечительства», - просил Устинов.

Это письмо пришло в больницу утром 26 марта. Но просьба не помогла. В тот же день вечером Глеб, который так нуждался в помощи хирургов и психологов, вновь оказался в руках приемных родителей...

Почему же врачи не послушали главу района?

- Руководство больницы здесь ни при чем, врачи пытались защитить малыша, - заявил на экстренном заседании Общественной палаты знаменитый хирург Леонид Рошаль. - В тот день они звонили в отдел по делам несовершеннолетних города Видное, который занимался делом Глеба. Но инспекторы велели не препятствовать Агееву.

Как мы уже рассказывали, из-за этого начальник отдела по делам несовершеннолетних Владимир Скрипник распрощался со своей должностью. Именно он начинал проверку по факту избиения малыша, которая по непонятным причинам затянулась на целую неделю.

Потерял работу и приемный отец Глеба Антон Агеев. Пло крайней мере, так утверждают в «Прадо-Банке», где он занимал должность первого заместителя председателя правления.

«Мамочка, милая, пожалуйста, не бей!»

Такие, как Агеевы, были, есть и будут. Бить.

Мир так устроен, что бог дает детей и садистам, и людям с нарушениями психики; и папам, об которых на службе начальники вытирают ноги, и мамам, не удовлетворенным своей сексуальной жизнью.

И трехлетние дети визжат: «Мамочка, не надо! Мама», - а потом, отревевшись, ее же, эту же руку (которая била) целуют, и у нее же просят прощения - потому что им не к кому идти, некому жаловаться, у них просто нет никого роднее мучительницы.

Одна газета выложила на своем сайте видео: маленький Глеб у матери на коленях, он обнимает ее и говорит, что любит, женщина смазывает ему болячки ватной палочкой.. Съемка, сделанная после возвращения из больницы, по замыслу авторов, доказывает невиновность родителей. Нас, журналистов прочих изданий, стыдят: мол, не разобрались, «правде» предпочли «рост тиражей».

Хочется обратиться к коллегам. Уважаемые, вы о Стокгольмском синдроме слышали? А о том, что у детей, растущих в семьях, где бьют, понятия нормы смещены? «Мама била», - говорит Глеб, - но для малыша это не оценка мамы, а констатация факта. Он ведь не знает, что мама может НЕ бить!

Впрочем, речь больше не об Агеевых.

В этой конкретной истории пусть разбирается следствие; в любом случае, судьба Полины и Глеба уже сложилась счастливо: об их личном Освенциме, их застенках гестапо УЗНАЛИ. Они спасены.

А мы должны думать о тысячах других мальчиков и девочек - тех, что за плотно закрытыми дверями квартир.Осенью известная журналистка устроила в блоге опрос: слышал ли кто-нибудь, чтобы соседи били ребенка.Ответы повергли в шок: не просто слышали. Слышат ГОДАМИ.

Сначала (пока дитя не умеет разговаривать) - вой и жуткие звуки ударов о стену головой, через пару лет: «Мамочка, милая, пожалуйста, не бей!»…

Все эти годы соседи под прессингом: вмешиваться? Нет?

Жертвы молчат и они, посторонние люди, живущие через стенку, выходит, единственные, кто может остановить беспредел…

Не могут.

Годами соседи звонят в милицию и опеку. Ходят в школы, где учатся избиваемые - директора и чиновники цедят сквозь зубы: «Там все нормально». Милиционеры топчутся на пороге «нехороших» квартир и уходят: «Дело семейное».

Абсурд! В стране НЕТ системы, которая защитила детей, об избиении которых (систематическом избиении) даже стало известно!

В той же газете, выложившей теперь идиллическую видеозапись ватной палочки, на днях была напечатана кошмарная история двух других маленьких москвичек: их психбольная мама доверху забивала квартиру мусором со свалок, дети рыли в этом норы, задыхались в миазмах, кричали в окна: «Спасите нас!»…

Там соседи тоже прошли все круги ада и все инстанции. И везде слышали: «Не лезьте». В результате одна девочка погибла во время пожара, другую в тяжелом состоянии увезли в больницу.

И это - в Москве, где соответствующие службы, отвечающие за материанство и детство, полностью укомплектованы! Это - не в провинции, где можно ссылаться на сирость, убогость и большие расстояния!Смотрите, даже уголовное дело в отношении Агеевых было возбуждено как-то не сразу, с прохладцей и неуместными («легкий вред здоровью») формулировками.

Полноте: да было бы оно, если в историю не вцепились СМИ?

Ульяна СКОЙБЕДА

А В ЭТО ВРЕМЯ

3 апреля на Площадь революции в Москве горожане пришли на митинг. Собраться людей заставил случай с избиением приемного Глеба. Также на митинге говорили и о другой шокирующей истории, когда родители из Подмосковья убили 3-летнего приемного сынишку Даниила.

- Это убийство - далеко не единичный случай, - говорили с трибуны. - В прошлом году жертвами насилия в России стали более 126000 детей. В результате такого рода преступлений 1914 детей погибли.

Каждый участник мероприятия принес с собой детскую игрушку с траурной лентой, как символ каждой из тысяч детских жизней, оборвавшихся с молчаливого равнодушия общества. Организаторы акции потребовали, чтобы изверги, калечащие жизнь детей, несли суровое наказание. В конце митинга было подготовлено прошение на имя председателя Государственной Думы РФ Бориса Грызлова об ужесточении меры наказания в отношении лиц, совершивших преступления против несовершеннолетних и отмене моратория на смертную казнь за особо тяжкие преступления против детей.