2018-04-02T13:14:42+03:00

Арестованный за дезертирство липецкий солдат: «Командиры продали меня в рабство!»

По словам Антона Кузнецова, вместо службы его пять лет заставляли разгружать кирпичи. За малейшую провинность били и лишали еды.
Поделиться:
Комментарии: comments219
Изменить размер текста:

Липецкая пенсионерка Антонина Кузнецова уже и не надеялась увидеть внука, которого отправила в армию шесть лет назад. Последние четыре года от Антона не было ни весточки. И вдруг в дверь позвонили.

- Открой, бабушка, это я!..

"В военкомате нас обманули"

Антона Кузнецова призвали в армию в 2003-м году.

- Его вообще не должны были забирать, - уверяет бабуля. - Он сирота, сам больной. Да и мне уже тогда было под восемьдесят, ухаживать за мной кроме Антошки некому. Хотели оформить опекунство, тогда бы точно у внука была бы "бронь", но военкомат нас опередил. 22 октября Антону исполнилось 18 лет, а уже через три недели его забрали в армию. Документы на опекунство мы подготовить не успели. В военкомате нам сказали, что вызывают на медкомиссию удостовериться в Антошкиных болячках. У него уже давно суставы болели, варикозное расширение вен... Но прямо из военкомата отвезли на сборный пункт на улице Алмазной и больше уже не выпустили. Мне даже не позволили с ним на прощание увидеться. Разрешили только передать пакетик с едой. Военные обещали, что, поскольку я пенсионер, то заберут его недалеко - в Воронеж или Тамбов, а оно вон как вышло...

Рабство

В учебку Антона направили в Астрахань, а оттуда в мае 2004-го распределили в Махачкалу. Однако "тяготы и лишения" Кузнецову пришлось постигать вовсе не на плацу и не на полигоне. По рассказам бабушки, его и еще нескольких солдат направили на работу на кирпичный завод под Махачкалой. За это время Антонина Кузнецова получила от внука всего два письма.

"Кругом одни горы и пустыня, - писал Антон. - Местные, как зверье, нас здесь 7 человек - бьют, как собственных ишаков. Писать письма запрещают, а кто пишет, берут и рвут у нас на глазах".

То, что хотя бы эти два послания дошли, можно назвать чудом.

"А помнишь, ты мне в Астрахань отправляла деньги? Они мне здесь очень пригодились. Когда приезжают контрактники, я тайком ото всех пишу тебе, отдаю им 200 рублей, чтобы они из города отправили тебе письмо. Я надеюсь, что ты это письмо получила", - писал Антон.

Почуяв неладное, Антонина Кузнецова засобиралась в дорогу. Слышала бабушка, что к армейскому начальству с пустыми руками нельзя. Поэтому купила упаковку минеральной воды и набор вафельных тортиков - больше ни на что денег не было. И ведь добилась свидания с внуком!

- В войсковой части у меня отняли паспорт, чтобы не сбежала с внуком, - вспоминает Антонина Семеновна. - Неделю прожила в Махачкале на съемной квартире. Антошу ко мне отпускали. А он голодный, весь в шрамах и гнойных язвах. За неделю болячки немного подзажили, но затем его опять направили в этот ад. Тогда он и рассказал, что работает на съеме кирпичей с конвейерной. Их там пять человек, но с трудом успевают кирпичи таскать. Если уронишь хоть один, то сразу избивают. Один кирпич весит пять кило, а норма за смену - три тысячи штук! Если не успевают выполнить, то бьют и лишают ужина. Работают с 6 утра и пока не стемнеет. Дура я, молчать надо было, а я кинулась к прапорщику Магомеду. Стала кричать на него: "Зачем вы ребят посылаете на такую тяжелую работу? Они ведь в армию шли, а не на завод!". Тот в ответ сказал, что завод для части бесплатно кирпичи дает, а расплачиваются они солдатским трудом: сначала одни поработают, а потом их другие сменят. Врет! Трудились там на положении рабов одни и те ж мальчишки!

Прапорщик Магомед успокоил Кузнецову тем, что "все будет нормально" и даже оставил ей свой телефон. Вот только, сколько потом бабушка не набирала номер, ей по нему никто не отвечал. Она вернулась в Липецк. А письма от внука затем и вовсе перестали приходить...

Побег

Позже Антон рассказал, что его сильно избили за то, что он сообщил бабушке о своей работе на кирпичном заводе. И установили за ним жесточайший контроль - больше не удалось передать ни одного письма. Уже и срок дембеля подошел, а его, как раба, продолжали перевозить с одного кирпичного завода на другой. Как только заканчивалась глина в одном карьере, свору невольников перевозили в другой район Дагестана.

- Я искала внука. Но в нашем военкомате на меня только кричали. Звонила в часть раз семьсот - не подходили к телефону, бросали трубку. Однажды дозвонилась до того самого прапорщика Магомеда. Тот заявил мне, что рядового Кузнецова у них нет, и никогда не было, - рыдает бабуля.

Когда внук возник на пороге ее дома, Антонина Семеновна потеряла дар речи.

- Этой зимой нескольких ребят поместили в строительный вагончик. Он был старый, пол проломился и шестеро парней кинулись наутек. Это была единственная возможность спастись за долгие годы, - говорит бабушка.

Антон рассказал: добирался из Дагестана в Липецк пешком по полям и лесам, ехал "зайцем" на электричках.

- Он мне говорил: "Я шел к тебе, бабушка, слышал твой голос, ты звала меня. Чудом добрался, хромает - во время побоев сломали ногу... Уже седина заметна в волосах. Но дошел, - причитает Кузнецова.

Бабушка накормила внука, а на следующее утро они вдвоем поехали в военкомат.

- Оттуда нас направили в военную прокуратуру. Антона три часа допрашивали, а потом посадили в машину и куда-то увезли , - говорит Кузнецова.

Дезертир

Антон сразу попал под следствие. В части он уже несколько лет числится дезертиром - по отчетам военных, он сбежал со службы за пару месяцев до дембеля. В военной прокуратуре Липецкой области от комментариев отказались, но как стало известно "Комсомолке" из достоверных источников, против рядового Кузнецова возбудили уголовное дело по факту самовольного оставления части.

- Военные пытаются доказать, что Антошка сбежал из части и я четыре года его прятала, - голос бабушки срывается на крик и она, увлекая меня за собой, начинает колотиться в соседние двери, - Скажите, люди добрые, видели вы тут внука или нет? Соседи подтверждают, что о Кузнецове ни слухом, ни духом...

Антона поместили в воинскую часть МВД в Липецке на улице Механизаторов.

- Сначала нам давали видеться, а потом перестали. С 22 апреля не было никаких свиданий. Я опять не знаю, где мой внук. Неужели опять в Дагестане??? - заходится от волнения Антонина Семеновна.

Командир липецкой воинской части 5961 Михаил Казанцев подтвердил, что рядовой пока находится у них.

- Он к нам прикомандирован руководством военно-следственного отдела прокуратуры на период проведения следственных действий, - сказал Казанцев. - Живет Кузнецов в казарме вместе с другими солдатами. Ему выдали форму, но в наряды он не ходит. Довольный, улыбается, даже немного поправился!

Антонина Кузнецова сейчас днюет и ночует в военной прокуратуре.

- Они напирают на то, что я его спрятала, а всю историю про кирпичные заводы мы выдумали, - плачет пенсионерка. - Прокурор требует предоставить ему письма Антона. Я приносила ему ксерокопии, но он хочет оригиналы. А их я ему не отдам! С чем тогда сама останусь, как мне потом доказывать невиновность внука? Еще мне много раз предлагали услуги адвоката. Сказали, что если дело Антона будут рассматривать в Тамбове (центр судебного военного округа находится там. - Ред.), то адвокату нужно платить пять тысяч рублей в день, если в Липецке - три тысячи. Откуда у меня, 80-летней старухи, такие деньги?.. Господи, да за что же нам такое!

ЗВОНОК В МАХАЧКАЛУ

Дагестанская милиция: «На наших заводах рабов не было и нет»

«Комсомолка» по телефону связалась с представителями следственных органов Дагестана.

- В связи с отсутствием рядового Кузнецова в июне 2005 года военный следователь Махачкалинского гарнизона возбудил уголовное дело по статье «самовольное оставления части или места службы». Два месяца спустя Антона Кузнецова объявили в розыск, - рассказал старший помощник прокурора Дагестана по взаимодействию со СМИ Гамлет Джамалдинов. – Местонахождение рядового установить не удалось, и уголовное дело было приостановлено. Насколько мне известно, Военное следственное отделение Следственного комитета при прокуратуре России сейчас проводит проверку по заявлению солдата о его похищении.

В милиции Дагестана об Антоне Кузнецове не знают.

- В МВД республики нет сведений о российском солдате Антоне Кузнецове, - сообщил начальник пресс-службы МВД Дагестана Марк Толчинский. - После информации о том, что на кирпичных заводах в Дагестане используется рабский труд, каждое из этих предприятий проверили. Но подтверждения подобным фактам не нашли.

Письмо Антона Кузнецова бабушке

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также