2015-02-04T05:46:13+03:00

Андрей Геласимов: «Мой первый гонорар составил ноль рублей!»

Лауреат премии «Национальный бестселлер» в гостях у «КП»
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Имя Андрея Геласимова стало известно широкому читателю 8 лет назад после выхода в свет его повести «Фокс Малдер похож на свинью». Книжка всем понравилась, несмотря на то, что собственно о Фоксе Малдере там не было почти ни слова. Вот такой приколист автор! С тех пор он издал еще несколько романов, повестей и массу рассказов. Иногда критики пеняли Геласимову, что уж слишком молодежная у него проза. Любовь-морковь, подростки, училки… Мол, всему этому место в журнале «Юность» 80-х годов. Несмотря на все наезды, Геласимов – один и самых популярных представителей «большой литературы» в массах. Его книга «Год обмана» пережила полнометражную экранизацию. Осенью на Первом канале выйдет сериал по сценарию Геласимова. А недавно писатель получил одну из самых престижных книжных премий – «Национальный бестселлер» за роман «Степные боги». Про пленного японца, который живет в России и пишет мемуары для своей родни в Нагасаки. Погибшей родни…

Роман получил премию «Национальный бестселлер». А Андрей побывал в гостях у «Комсомолки», рассказал о своих книгах и поделился взглядами на происходящее в литературе. О чем «Национальный бестселлер»?

- Действие романа происходит уже после победы в Великой Отечественной войне, оно разворачивается на востоке нашей страны – в Забайкальском крае. На границе с Китаем. Но на тот момент Китай принадлежал не самому себе, а Японии. Там было так называемое марионеточное государство Манчжоуго, управляемое японской милитаристской машиной. И, естественно, это самое государство пригласило к себе японскую Квантунскую армию, которая в течение четырех лет нависала над нашей восточной границей – это миллион солдат, танков, артиллерии, самолетов. И нам приходилось все эти четыре года держать там же Забайкальский и Дальневосточный фронта. Действие начинается в тот момент, когда наши Дальневосточный и Забайкальский фронта начинают боевые мероприятия против японцев.

- Вы выбрали нестандартный исторический материал.

- Ну, он менее освещен, чем война на Западном фронте.

- А что вас привлекло в этом?

- Во-первых, потому, что я родился в Иркутске и в детстве часто бывал в Забайкалье, у меня бабушка жила в этих местах. А мой дед воевал в составе Забайкальского фронта против Квантунской армии.

- Вы очень туго натягиваете струну с первых же глав. Мало того, что ваш главный герой - пленник, он ограничен в передвижениях, он пишет историческую хронику своей семьи, которая живет в Нагасаки. То есть, это же, собственно, хроника города, которого уже нет на земле.

- Ну, центра его, во всяком случае, точно.

- И буддийского храма, куда завещана эта книга, не будет. Хиротаро – трагический человек. Как вам пришло в голову создать такого персонажа?

- Трудно сказать это слово – «создал». Лучше сказать: не я создал, а он приходил. Ну, выступают персонажи из темноты, из полумглы. Я сначала интонации голоса его услышал. И увидел, как он резко поворачивает голову и кричит: «Петька!». Я слышал отрывистый, гортанный голос Хиротаро. Естественно, этого в романе нет. Невозможно буквой записать интонации… Конечно, для меня это было важно – то, что он пишет письма в никуда. И сам я писал такие письма. Я жил в Якутске, и рухнула наша великая страна, Советский Союз, разрушились взаимосвязи. Я в качестве доцента кафедры английской филологии получал очень небольшие деньги и просто не мог поехать в Иркутск, где у меня жила мама, и мы девять лет с ней не виделись. Она не видела, как рождались ее внуки. Я просто их описывал и высылал фотографии. Я об этом потом написал рассказ «Чужая бабушка». То есть, она бабушка, но внуков у нее нет. И вот письма, которые она мне писала, на них были капельки от слез... Я даже забыл человека, как он выглядит – это такое абстрактное ощущение. Мы потом встретились здесь, в Москве, когда я уже сюда перебрался, а она приехала из Иркутска, чтобы со мной повидаться. Она вышла из поезда и села на перроне. Ноги ее не держали. А вы говорите – откуда трагизм? Все пережито.

Писатель – «мужская профессия»?

- Может ли среднестатистический писатель без дополнительных заработков обеспечить семью?

- Некоторые мои друзья-писатели занимаются редактурой, некоторые ведут телевизионные и радиопрограммы, у некоторых какой-то бизнес есть. А мне не надо делать ничего, уже так сложилось, что я могу, собственно говоря, писать только книги, и мне не нужны дополнительные приработки. Нет, я нигде не работаю и ничего не делаю. И я, честно говоря, не хочу ничего делать. Потому что мне очень нравится бездельничать и часа два в день писать. Конечно, исследования провожу очень глубокие. В частности, вот для романа «Степные боги», они заняли сил и времени больше, чем написание текста.

Людмиле Улицкой понравился сериал «Казус Кукоцкого»

- Андрей, как вы попали в кинобизнес?

- Однажды меня пригласил кто-то из продюсеров. Мне позвонили и просто сказали: давайте познакомимся с вами, нам нравятся ваши книги.

- Какая понравилась?

- «Год обмана» (роман о любовном треугольнике. – Прим. авт.). Она всем нравится. К тому времени уже и критики писали о том, что «Год обмана» очень кинематографичный. И так случилось, что потом его экранизировали.

- Какой сериал выходит на Первом?

- Рабочее название «Дом на Озерной». Оно, возможно, изменится, это зависит от политики канала, я не знаю, но у меня так назывался сценарий. Это сага о жизни семьи, которая живет в глубинке. Мои герои оказываются в очень некомфортных условиях – и экономически, и психологически. Это несколько поколений взрослых людей, которые объединены общими родственными связями. И им приходится волей обстоятельств съехаться в один дом, на станции Озерная к своим старикам, у которых они все не жили 15 лет. Сестры, которые друг друга никогда не видели, приехали с мужьями, детьми. Дом наполнился, с одной стороны, жизнью и радостью, а с другой – массой проблем. Замечательные актеры играют. Василий Лановой, Ирина Купченко, Никита Высоцкий, Елена Панова.

- По Людмиле Евгеньевне Улицкой был снят «Казус Кукоцкого». Как он вам?

- Замечательное кино, мне кажется. Чулпан Хаматова играет блестяще. Я спрашивал Улицкую об этом, ей нравится этот фильм, она вполне довольна. Грымов – очень необычный режиссер, яркий и, кстати, тоже совершенно не коммерческий, он все время ищет какой-то свой путь. И человек он талантливый. Поэтому я понимаю, почему Людмиле Улицкой нравится этот фильм.

Кому нужны литературные премии?

- Начинающему автору платят очень мало. Около 20 тысяч за книгу. А вы помните, какой был ваш первый гонорар?

- Конечно, помню. Он был ноль. Издательство ОГИ (где Геласимова напечатали впервые. – Прим. авт.) – некоммерческое совершенно, они занимаются выпуском такой откровенной либо артхаузной, либо маргинальной, либо глубоко интеллектуальной литературы, которая не имеет большой рыночной стоимости. То есть, ее не сметают с прилавков, как Акунина. Я тоже был к этому готов. Мы с ним подписали договор на 200 долларов. Но эти 200 долларов я не получил! (смеется).

- Читатель спрашивает: «узнал о вашем существовании только сейчас. Хотя вроде бы бестселлер должен быть у каждого на устах. Что-то тут нечисто…».

- Я объясню. Премия «Национальный бестселлер» дается не той книге, которая больше всех продалась. В таком случае эту премию получила бы Дарья Донцова. И получала бы каждый год, потому что по тиражам ее книжки превосходят всех нас. Сам организатор и вдохновитель, и идеолог этой премии Виктор Топоров говорит, что в слове «Национальный бестселлер» кроется все-таки слово «интеллектуальный национальный бестселлер». Они просто его убрали лукаво, чтобы увеличить информационный потенциал премии. Но если вы посмотрите в шортлисты, там нет ни одного автора коммерческого направления, который как раз продал очень много экземпляров своих книг. Популярным авторам не нужны премии – их и так все знают. Формат такого автора, как я, как Ольга Славникова, как Александр Кабаков, Леонид Юзефович – вовсе не связан с тем, что мы знамениты. Он связан с качеством текста, прежде всего. И с тем полем в культуре, которое мы исследуем.

- А как ваша книга продается сейчас в магазинах, спустя месяц после победы на «Нацбесте»?

- Намного лучше, чем до премии. В магазине «Москва», на Тверской улице, в разделе «Российская проза» «Степные боги» находятся на четвертом месте, уступая Акунину, Глуховскому. То есть, небольшому количеству авторов, и авторы эти коммерческие. Надо благодарить, конечно, Виктор Топорова и премию «Национальный бестселлер».

Стенограмму онлайн-конференции читайте на нашем сайте.

Андрей Геласимов: Автор, который не может в 3 словах рассказать о своей книге - написал плохую книгу.

 
Читайте также