2018-04-02T13:17:18+03:00

Грязная изнанка летнего кафе: Паленый коньяк и пыльный шашлык

Корреспондент «КП», работая официанткой, два дня постигала тайны московского общепита [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments28
Изменить размер текста:

Правда, приятно в жару посидеть на террасе летней кафешки? Прохладные напитки, свежие салатики... Вот только... свежие ли они на самом деле? Да и за шашлык почему-то всегда платишь дороже, чем рассчитывал. И что на самом деле кладут в еду? Чтобы ответить на все вопросы разом, наш корреспондент устроилась работать официанткой.

«КУПИ ФУТБОЛКУ И МЕДКНИЖКУ»

В живописном парке на севере столицы, на берегу пруда, в тени берез расположилось оно - мое новое (к счастью, временное) место работы. Летнее кафе.

Интерьер скромен: деревянные столы и стулья, сетка-рабица как украшение стен, полиэтилен вместо окон, цементный пол.

Администратор Оля, девушка лет 25, придирчиво осматривает меня с головы до ног. Сразу говорит о главном:

- Зарплата раз в неделю, 300 рублей в день за выход плюс чаевые.

- А не побьют меня за них, если много оставят? - с опаской поглядываю на других официанток.

- У нас нет общего котла, - успокаивает Оля. - Работать будешь с 12 дня до 12 ночи. Два через два. Выходные - всегда рабочие! В эти дни клиентов больше всего.

- Идет! - бодро соглашаюсь, а сама с ужасом подсчитываю, что даже при максимальной загрузке буду получать копейки.

- Выходи завтра, - радуется Оля. - А то у нас как раз недобор кадров.

Немудрено, думаю. За гроши да при таком графике!

- Да, и медкнижку купи, если нет. - Оля говорит это напоследок - как о вещи маловажной. - И футболку белую. Обязательно с рукавами, а то руку поднимешь, а у тебя из подмышки - запах оливье!

Смущенная таким красноречивым сравнением, я поплелась на соседний рынок покупать футболку. Выложила за нее 350 рублей. Медкнижку, как выяснилось, можно добыть на площади трех вокзалов за 1500 рублей. Про трудовую никто даже и не вспомнил.

САЛФЕТКА ВМЕСТО РАКОВИНЫ

Утром в кафе клиентов нет, водичка в пруду переливается на солнце. Красота!

- Не расслабляться! - прерывает мои мечты Оля. - Протирай солонки.

- А руки где помыть?

- У нас нет раковины! - выдает она. - Бери влажные салфетки на барной стойке. Также можешь давать их клиенту, если попросит.

- А туалет? - В ужасе оглядываюсь по сторонам.

- Видишь синюю кабинку через дорогу? Ключ бери у меня.

Уже ближе к вечеру я отправилась в местный клозет (он бесплатный для клиентов и персонала). За день пластиковая кабинка до одури накаляется на солнце, запахи внутри настаиваются и создают неповторимый коктейль ароматов. Возвращаться потом с грязными руками к столу - испытание для настоящих гурманов.

...Пока же тряпкой, которой, кстати, протирают столы и пепельницы, я начищаю стеклянные баночки, куда потом буду насыпать специи. Оля знакомит меня с персоналом.

Вместе с ней кафе рулят ее друзья Коля и Алла. Повар Нина - полная тетенька, любящая крепко поматериться, официантки - Лейла и Нателла, посудомойка Юля да шашлычник Гарик.

- Пойдем, территорию покажу, - по-свойски кладет он жирную от масла руку мне на плечо и крепко прижимает к себе.

На кухне - кастрюли и сковороды из нержавейки с рыжими разводами на пузатых боках. Рядом чистят картошку. Здесь же сушится белье. Майки, трико и носки развесил Гарик. Он же, кстати, протер как-то пол холодильника грязной тряпкой.

Посуду и пепельницы все-таки моют - правда, холодной водой. Для этого закупают огромные бутыли.

Кстати, есть тут и постель. Обычная кровать, устланная старым пледом. Днем на этой тахте дрыхнет охранник, ногами упираясь в плиту, на которой жарят яичницу...

МАСЛО - ОЛИВКОВОЕ, ВИНО - КРАСНОДАРСКОЕ

С полудня до семи вечера клиентов почти нет. Но я не расслабляюсь и потому изучаю меню.

- А как вы готовите салаты? - тормошу задремавшую повариху.

- Из овощных чаще берут «Греческий» и «Цезарь», - потягивается она. - Сразу говори клиенту, что там оливковое масло.

- А на самом деле?

- Подсолнечное. Оливковое-то дорогое. Про вино всегда говори, что оно краснодарское.

На самом деле вино и коньяк разливают под барной стойкой (чтобы никто не видел) из пластиковых пятилитровок без этикеток. Откуда везут это пойло, мне так никто и не признался.

- Кстати, днем вытаскивай из меню страничку с алкоголем, - говорит Оля. - А к шести вечера назад вставляй. У нас лицензии нет на алкоголь.

- А если проверка?

- Видишь отдельный столик? Туда садятся только наши друзья - милиция, администрация парка или народ из управы. Отдельно обедают.

Причем не просто отдельно, но и, как я потом узнала, всегда сытно и бесплатно. Их потчуют из стеклянной, а не пластиковой, как обычных гостей, посуды. Тут же администрация налаживает контакты с VIP-гостями. Благодаря этим «прикормленным друзьям» владельцы кафе о проверках узнают заранее и успевают навести порядок.

ЖАРКОЕ С ВОЛОСАМИ

Продукты Коля покупает в крупном оптовом супермаркете. Привозит каждый день свежий хлеб, сыр и прочую снедь, а заодно одноразовую посуду. На соседнем рынке затаривается овощами и зеленью. У Коляна золотая скидочная VIP-карта в магазине и приятельские отношения с рыночными торгашами. Поэтому продукты берут за копейки, а приготовленные из них блюда продают в три, а то и в пять раз дороже.

Маленькая порция простейшего овощного салата из морковки и капусты - 80 рублей, несколько кусочков картошки фри - 60 рублей, крохотный пучок зелени - 80 рублей.

А вот с мясом история темная. По словам официанток, его берут у подмосковного фермера. В холодильник огромные куски не влезают, а потому мясо полдня парится на солнце в тележке, а капли от постиранного белья стекают по его розовым бокам.

- Иди, покажу, как готовят острые крылышки, - любезничает шашлычник Гарик.

Он вываливает груду куриных крыльев в какую-то пыльную картонную коробку, удобряет мясо разными приправами, затем опускает в массу руки с грязными длинными ногтями, мнет крылышки, словно тесто на пироги, и складывает в пластиковую миску.

- Накрой фольгой, - просит он меня, а сам идет споласкивать руки в пруду.

Меня мутит от увиденного, но я послушно закрываю миску фольгой - с глаз долой. К счастью, с остальной едой дела лучше. Нина готовит чисто и вкусно.

Правда, бывают и неприятные истории. Одна из таких случилась как раз со мной и как раз с моим первым клиентом.

- Мне горшочек с мясом, - вежливо попросил полный дядька в льняной рубашке.

Аккуратно несу жаркое клиенту. Снимаю крышечку, а там... огромный черный волос прямо поверх блюда!

Вдыхаю побольше воздуха и зажмуриваю на секунду глаза, мысленно готовясь к скандалу.

- Давайте о жизни поговорим, - ни с того ни с сего вдруг брякнул мужик. - Расскажите, как вы сюда попали и чем планируете заниматься в жизни. Какие у вас интересы, о чем думаете?

Я обалдела. Что за допрос? Но помня о волосе в жарком, принимаюсь что-то экстренно придумывать на ходу. Развлекаю дядьку историями минут 20 - не меньше. Может, еще чаевые за разговор оставит, думаю.

Но мужик послушал, покивал, молча поел, не заметив волоса (!), и не оставил ни копейки лишней. Наверное, не сошелся со мной во взглядах на жизнь.

«ЗАЯ, СТОПАРИК!»

Еще в самом начале моей работы Оля спросила у меня совершенно серьезно: «Катя, ты психически здорова? Потому что мы тут - нет».

Вообще-то я всегда считала себя здоровой, но к вечеру поняла, что скоро изменю такое позитивное мнение о себе.

Часам к семи в кафе подходит народ. В восемь тут уже тесновато. В девять - нечем дышать. В десять - наступает полный ад. Столы заняты. Для полноты картины приходят музыканты и, нещадно перевирая ноты, горланят попсу и шансон.

«Малинки, малинки» - уже третий час в моей голове вертится одна и та же песня. Ее крутят немереное число раз, она въедается в мозг и становится гимном моей работы.

- Пиво живое, шашлык свиной, салат овощной! - выкрикиваю очередной заказ потной от раскаленной духовки Нине и бармену Алле.

- Что у тебя за вид такой угрюмый? - орет вслед Алла. - Такое чувство, что ты сейчас кому-нибудь вмажешь.

Я и вмажу, думаю. Не постесняюсь. К примеру, долбану папкой с меню по башке вон тому толстому мужику, который уже полчаса бросает на меня сальные взгляды. Или врежу вот этому дядьке, который трижды гонял меня то за ножом, то за пепельницей, то за солью. Но обо всем этом я успеваю лишь помечтать, проносясь от одного стола к другому, попутно меняя пепельницы, убирая грязные салфетки и принимая новые заказы.

- Зая, стопарик! - на бегу слышу чей-то окрик. Мужик протягивает руку и повелительно щелкает пальцами.

Делать нечего. Для него я зайка, а значит, скачу за стопариком.

- Солнышко, пивко повтори, - еле ворочая языком, бормочет меж тем еще один клиент. Их так много, что я уже не запоминаю, как он выглядит. Помню только, что за этот стол у выхода нужно принести пиво. Да похолоднее. Да побыстрее.

За пять часов работы успеваю обслужить 17 столов. Говорят, в приличном заведении официанту поручают три, максимум четыре столика за вечер. Он следит за ними, смотрит за всеми вашими вздохами. А здесь, когда у тебя 17 столов почти разом, а в голове «малинки»...

Нет, я честно пыталась быть вежливой и приветливо улыбаться. Но потом моя приветливая улыбка как-то сама собой, отдельно от меня сменилась кислой миной.

Принимаю заказ, а пот капает мне на блокнот, и даже нет времени, чтобы протереть лоб хотя бы ладонью. От усталости я проливаю пиво чуть ли не на брюки дядьке, пожиравшему меня глазами, и высыпаю «Греческий» салат ему под ноги...

- Несите новый! - обиженно требует он.

На кухне грозятся, что половину стоимости вычтут из первой же зарплаты. Но меня это не печалит. Наоборот, мне хотя бы полегчало: дядька перестал пялиться и пугливо ежился всякий раз, когда я пролетала потом мимо него с подносом.

РАБСТВО ЗА ГРОШИ

Зато теперь понятно, почему, несмотря на множество летних кафешек (см. статистку. - Ред.), нормальный сервис тут встретить сложно. К примеру, за два дня работы я получила 700 рублей чаевых. Зарплату мне не платили: сказали, мол, во время стажировки не положено.

Пока плелась домой, прикидывала свой скромный бюджет. Даже при максимальной загрузке в месяц я получала бы от силы 16 - 18 тысяч рублей... За аренду комнаты отдаю 15 тысяч. Когда посчитаешь, что останется на жизнь, улыбаться вообще разучишься.

И это при том, что, откровенно говоря, мое кафе было относительно приличным. Официантки стараются быть приветливыми, несмотря на скромные чаевые. Повар сносно готовит.

Но вот санитарное состояние... Поэтому я пообещала себе, что в таких кафе буду заказывать только легкие закуски (орешки, чипсы) и напитки из бутылок или банок. Этим вряд ли отравишься. Качество остальных блюд, как я убедилась, увы, гарантировать сложно.

ЦИФРЫ

1189 летних уличных кафе готовы накормить москвичей этим летом. Из них 1083 открыты при стационарных кафе и ресторанах и лишь 106 работают отдельно;

100 кафе могут похвастаться отдельным детским меню и детскими комнатами;

50 тысяч горожан могут принять разом все летние места общепита.

НА ЗАМЕТКУ

Быстрее всего на жаре портятся:

все молочные продукты, включая мороженое, если не соблюдались условия хранения и оно подтаивало;

готовые развесные салаты;

выпечка с кремом;

вареная колбаса;

рыба - свежая и слабосоленая;

пирожки и слойки с мясной начинкой.

СОВЕТ ЮРИСТА

Отравились - требуйте компенсацию

- Смело отстаивайте свои права, - говорит юрист Московского общества защиты прав потребителей Юлия Швец. - Если вы отравились в кафе, зафиксируйте диагноз в травмпункте, а затем обратитесь с жалобой в Роспотребнадзор. Для доказательства нужен чек с оплатой счета либо чьи-то свидетельские показания. Кафе обязано выплатить вам моральный ущерб просто так либо через суд.

Жалуйтесь на «горячую линию» Роспотребнадзора: (495) 621-70-76. Или пишите официальное обращение по адресу: 129626, Москва, Графский переулок, д. 4/9. Либо звоните в столичный Комитет ветеринарии: (495) 633-77-07, (495) 633-78-30.

БДИ!

Способы обмана посетителей

1. Недокладывать порции.

2. Не писать в меню вес блюд. К примеру, шашлык может стоить 150 рублей. Но это не за порцию, а за 100 граммов. Поэтому по счету вы платите в разы больше.

3. Вначале подавать вам меню с низкими ценами, а счет приносить на более крупную сумму. Если вы будете спорить, вам принесут новое меню - с завышенными ценами.

ОФИЦИАЛЬНО

Проверки - раз в три года

- С 1 мая этого года плановые проверки летних кафе проводятся раз в три года, - рассказала пресс-секретарь Комитета ветеринарии Москвы Ольга Серегина. - Чаще просто не можем этого делать по закону - федеральные власти запретили «кошмарить» малый бизнес. Внеплановые проверки - только по конкретным жалобам москвичей. Как правило, самые распространенные нарушения - это некачественные продукты и нарушение условий хранения. Если мы это обнаруживаем, то по Административному кодексу владельца такого кафе могут оштрафовать от 3 до 100 тысяч рублей.

Корреспондент "КП" устроилась официанткой и постигла все ужасы общепита.Правда, приятно в жару посидеть на террасе летней кафешки? Прохладные напитки, свежие салатики... Вот только... свежие ли они на самом деле?Екатерина ЛЕБЕДЕВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также