2015-02-04T05:48:23+03:00

Для матери, спалившей младенца в печке, не нашлось статьи в Уголовном кодексе

Ее действия, как выяснилось, закону не противоречат и следователи только разводят руками [видео+фото]
Поделиться:
Комментарии: comments239
Изменить размер текста:

Что и говорить, места в российской глубинке красивейшие. Бархатные зеленые поля, бескрайние синеглазые озера... Вот приедешь в какую-нибудь глухомань, вдохнешь полной грудью, послушаешь тишину и думаешь: благодать-то какая! Все как-то не по-городски спокойно, умиротворенно. Жизнь течет своим чередом. Мимо шумных автомагистралей, бесконечной погони за комфортом...

И вот на фоне всего этого благолепия живут люди, тоже особенные, со своими взглядами на жизнь, своими ценностями, заботами и проблемами. От истории, которая случилась в селе Новая Горка, на окраине Тверской области, редко у кого не ёкнет сердце. Вот пытаешься понять, ну как такое могло случиться, а никак не получается...

Я другой такой страны не знаю, где б беспечен был так человек...Семья Марины и Евгения Белозерских (имена изменены по просьбе следователей. – Ред.) со стажем. Вместе больше 10 лет. Ей – 29 лет, ему - 54. Воспитывают троих детей. Трудятся в местном совхозе. Она - телятница, он - пастух. Живут, даже по деревенским меркам, небогато.

Но домик чистенький, двор ухоженный. А вот в комнатах повсюду детские вещи. Три кровати в крохотной комнатке.

Евгений - переселенец, 20 лет назад приехал в Россию из Узбекистана, здесь и остался. Первая жена умерла от рака. Взял молодую. Марина тоже не местная, приехала из Владимирской области, родилась и выросла в деревне. Родила мужу троих детей. Нормальная, в общем, семья.

В конце июля у молодой женщины подошёл срок рожать четвертого. И, если бы не бдительный фельдшер, наверное, никто и никогда бы не узнал про этого младенца. Дело в том, что Марина в каждую свою беременность в больницу обращалась только накануне родов. Так же было и в этот раз.

- Мы с мужем этого ребенка хотели, - расскажет Марина на допросе у следователя. - Он же плановый у нас был. Хотели его в нашей семье воспитывать, я же не виновата, что он мертвый родился. Ну, родила я ночью, помощи просить было не у кого. Упала в обморок. Очнулась, а мальчик не дышит. А дети-то спят у меня, вдруг напугаются. Ну, я печку в бане затопила и ребенка в топку положила, а что мне с ним делать-то надо было?

О беременности Марины никто не знал вплоть до девятого месяца. В деревне этой все друг другу чужие. Местные старики из домов выходят редко, а питерским дачникам не до деревенских сплетен.

В начале июля Евгений Белозерский пришел занять денег у деревенского фельдшера. Та сначала отказала, но Евгений объяснил, что деньги не на бутылку просит, а, мол, ребенок скоро родиться должен. Фельдшер в тот же день отправилась осмотреть Марину. Предложила ей ехать в Тверь или соседнюю Новгородскую область на сохранение. Марина отказалась, сказала, что денег нет. Так и дотянула до самых родов.

- Ну, начались у меня схватки, - Марина отводит глаза в сторону. - Мне даже позвонить некому было, муж на работе в соседнем селе, телефоны здесь не берут. Таксофон есть, но до него я дойти не смогла. Так и пошла в баню рожать, чтобы криками детей не напугать.

Евгений, узнав, что приехала журналист, вышел на крыльцо телятника.

- Устроили тут цирк. Ну, подумаешь, зародыш абортировался. Девку по милиции затаскали. Приходят с допросами, как к преступнице. Вы что, ее до самоубийства довести хотите?

- Ну как же так, вы же взрослый человек! Вы о чем говорите?! - с негодованием заметила я. - Какой зародыш, как это абортировался? Это на девятом-то месяце беременности... Опомнитесь, Евгений. Вы лучше скажите, как вам в голову пришло с такими трудностями четвертого ребенка рожать?

- А деньги-то нужны, - заметил мужчина. - Думали, вот родим и декретные получим. Жить-то на что-то надо. Соцзащита совсем не помогает. Меня вон бык протаранил, никто на операцию денег не выделил... Вот это проблема. А тут... Хотя все-таки я переживаю из-за случившегося. До сих пор на сердце неспокойно.

Крутили, вертели, а статьи не нашлиВернёмся к той ночи. Положила Марина, как сама утверждает, уже мертвого младенца в печку и спичку чиркнула. Топила баню до рассвета. А наутро развеяла пепел по полю...На следующий день как ни в чем не бывало вышла на работу. А фельдшер, проходя мимо, увидела, что нет живота у Марины. Спросила ее, ребенок где.

- А сожгла я его, - спокойно ответила молодая женщина. Фельдшер тут же позвонила в милицию.

В тот же день на место происшествия приехали сотрудники Удомельского отдела следственного комитета и прокуратуры Лесного района. Женщину допросили. Рассказала все, как было. Только вот ее действия, как выяснилось, не подпадают ни под какую статью Уголовного кодекса.

- Мы, честно говоря, голову сломали, - пояснил «Комсомолке» ситуацию руководитель удомельского Следственного комитета Константин Чумаков. - Все показания только со слов женщины, свидетелей нет. Причину смерти установить не можем - от трупа даже пепла не осталось. На поле все дождем смыло. Эксперты, безусловно, работали. Мы совещались с прокурором, но привлечь ее получается не за что. Мы ведь не может доказать, что она живого ребенка сожгла. Возможно, он на самом деле умер сразу после родов.

В объяснительной записке Марина напишет: «Ребенка я родила, отрезала пуповину ножницами. Мальчик не кричал, но дышал. А потом я упала в обморок, очнулась, а он не дышит... Подумала: мертвый».

В соцзащите Лесного района ситуацию видят совсем иначе.

- Это неправда, что мы им помощи никакой не оказывали. И пособия на детей выплачиваем, только они сами два года назад от него отказались, - рассказала «КП» начальник отдела социальной защиты населения Наталья Удалова. - Сказали, что сами как-нибудь проживут. Семья то в принципе нормальная, не асоциальная. Дети не брошены, никто их не обижает. Они только всем жалуются. А в Тверь она запросто могла рожать поехать. Все это бесплатно. Только «скорую» нужно было вызвать.

После случившегося по деревне поползли слухи. Мол, неспроста все это. Евгений-то уже в возрасте, вот и заподозрил свою жену в том, что ребенок не от него. Говорят, упрекал ее за это...

Женщина сожгла в печи своего ребёнка.Карина МИХАЙЛОВА

 
Читайте также