Колумнисты

Главное - пережить мужа на один день

Вообще-то сказать все это мне хотелось и до Байсарова. Просто этот отец-молодец окончательно сформулировал бродящую и булькающую в обществе несколько месяцев идею.

Булькала она и в деле разлученной с французской дочерью россиянки Беленькой (многие кричали «Ура» вору-отцу), и в истории другой нашей потерпевшей материнское фиаско за границей соотечественницы, но окончательно выкристаллизовалась на родине.

Итак, отцы, устами господина бизнесмена требуют того, что им гарантирует Семейный кодекс, но в чем отказывают многолетняя традиция и судьи-женщины: детей при разводе.

Пора, говорит Байсаров, покончить с порочной практикой, когда об отце вспоминают только в случае, если мать психбольная или наркоманка, даешь 50 на 50 процентов, ибо равноправие. Товарищи мужчины, вы хотите о равноправии? Ну, что ж, не я начала этот разговор. Восемь против одной 12 лет, простите уж за анкетную подробность, я работаю в редакции в одном и том же отделе, которым за это время поруководили девять начальников. Чуете окончание?«–ков».

Да-да, восемь человек из них были мужчинами. Девятая – женщиной: она проруководила ровно девять месяцев и ушла в декрет.

Это при том, что подавляющее большинство сотрудников в отделе ВСЕГДА были женского пола; помню даже счастливый момент, когда ВСЕ сотрудницы были девушки – но руководить все равно поставили мужчину (за что личный состав дразнили «Семь невест ефрейтора Збруева»).

Продолжая открывать корпоративные секреты, скажу, что и среди редколлегии всегда наблюдалась некоторая диспропорция: из двадцати начальников отделов женщин было когда три, когда две…

В общем, стандартное взаимоотношение для любой российской конторы, включая правительство и Думу. Почему так? Почему так?

См. историю единственной начальницы отдела, которая ушла в декрет. Работодателям объективно неудобны эти женские проблемы, неудобны вечные больничные (при неудачном раскладе: зарплата не позволяет взять няню, а бабушки, согласной сидеть с внуком, нет, деторождение вычеркивает из рабочего графика сотрудницы полноценные семь лет).

Мужское общество, устроенное для мужчин – и единственный бонус нашей сестры - дети, то, что их всегда оставляют нам, тем, которые не строили карьеру и сидели на больничном, - а не молодцам, показывавшим малышу козу по вечерам (согласна, что отцы бывают разные, - я сейчас о том, как в большинстве семей).

Теперь и эту ЕДИНСТВЕННУЮ привилегию вы, господин Байсаров, желаете отнять?

Второй сорт, средний род Разговор о женских правах вообще трудный. Начав с борьбы за право избирать и иметь работу, деньги, женщины пришли к тому, что им перестали уступать место в транспорте - но, повторюсь, не начали платить равные с мужчинами деньги. То есть были существа второго сорта, и остались существа второго сорта, только еще среднего рода.

Надо ли это менять?

Не знаю. Честно.

Мир неравноправен изначально, чисто биологически - и сетовать на социальное устройство - все равно что плакать о том, что у мужчин нет менструации, а мы, несчастные должны страдать.

По-настоящему сильная женщина все равно пробьется, несмотря на все препоны – слабая будет на кухне шкварить котлетки и млеть.

Я бы оставила все как есть – но и ситуацию с детьми оставила как есть.

Всегда при разводе – маме; папе только если мать алкоголичка, наркоманка или чистосердечно не желает заниматься воспитанием детей.

И такой порядок, чтоб вы знали, по всему миру: а почему еще во Франции была такая волна возмущения решением суда по Ирине Беленькой? Потому что было очевидно: дочь не отдают матери только из-за ее национальности, ведь между французом отцом и матерью-француженкой суд как правило выбирает последнюю.

Потому что – биология. И потому что – психология.

Потому что, с одной стороны - неуемная полигамия сперматозоидов с ушками и мерседесами, а с другой – стабильная, генетически заложенная потребность женщин заботиться о потомстве.

В доказательство анекдот. Анекдот Мама моей подружки пришла к подружке и сказала: «Главное в жизни – умереть позже папы на один день».

Та была потрясена: «Почему?!», - ведь родители любили друг друга, будто голуби, нежно.

Оказалось, что у папы на работе (а работал он в Генштабе) произошла история: у одного из генералов умерла жена, и через месяц он женился на уборщице. Жуткий был скандал: на беженке-чеченке, с кучей маленьких детей.

Женился и… переписал на них генеральскую квартиру, дачу – все, что имел.Собственным детям он сказал: «Вы уже большие, сами-сами-сами», - это при том, что мальчику и девочке было лет по 18, то есть это тот возраст, когда еще не вполне можешь сам и точно плохо переносишь двойной удар: и мама умерла, и предал папа.И каждый из нас знает такую историю, когда вместе с женщиной мужчина теряет всякий интерес к детям, и бежит за новой юбкой, и нежится под новым каблуком.

Вот это, господин Байсаров, и учитывают судьи, в 95 случаях из 100 не отдавая вам детей.