Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Экономика1 ноября 2009 22:00

Дмитрий Потапенко, бизнесмен: «До кризиса предприниматели не работали, а были просто барами»

Бизнесмены стонут под гнетом кризиса. Чем приходится жертвовать предпринимателям?

Снизит ли цены на продукты новый Закон «О торговле»? Кто воспользовался экономическими проблемами для передела собственности? Об этом и многом другом в интервью с бывшим гендиректором торговой сети «Пятерочка» Дмитрием Потапенко, управляющим партнером Management Development Group Inc., куда входят полтора десятка торговых сетей, рестораны и производственные предприятия с общим оборотом более $140 млн. в год.

ПЯТЬ ПЕРЕЛЕТОВ В НЕДЕЛЮ

Интервью проходило в походных условиях. В 10.30 Дмитрий Потапенко прибывал из Перми на Казанский вокзал. Встретиться договорились на соседнем - Ленинградском - у памятника Ленину. Бизнесмен собирался пересесть на электричку до Твери.

Рост под метр девяносто, вес за 100 кило. Одет в замшевую куртку и кожаные штаны. Образ дополняет короткая стрижка. У таких товарищей милиция любит проверять документы на вокзалах - ну какой это миллионер! И ни одной сумки с собой (на недоуменный вопрос вытаскивает из кармана куртки мешочек с зубной пастой и щеткой: «Передвигаюсь налегке»).

- Что это вы, Дмитрий, в Тверь на электричке собрались - кризис?

- Это все равно что сказать: москвичи ездят на метро из-за кризиса. Хотя нормальные люди обычно передвигаются на том транспорте, на каком удобно.

- «Нормальные», может быть, на самом деле ездят на чем придется. Но что-то я ни разу не видел в электричках бизнесменов с многомиллионным состоянием...

- Не считайте богатых людей шизофрениками. Многие из них покупают продукты в «Ашане», а по Москве передвигаются на метро. Девяносто процентов офисного планктона, который нужно гнать поганой метлой с любой работы, стремится к этому фетишу - машине, - благоговейно произносит Потапенко, закатывая глаза.

- У вас что, машины нет?

- И не одна - пять. Но вопрос в другом: зачем? Если разговор о престиже, то мы возвращаемся к мысли о шизофрении. С другой стороны, представьте, что вы купили «Ламборджини». Живете в поселке, где она есть у всех. Внимание, вопрос: вы выеживаетесь тем, что обзавелись «Ламборджини»?

- Нет, если в этом поселке она стоит в каждом дворе...

- Правильно. И другое дело, если выбираетесь на дорогу общего пользования, а рядом «шестерки» и «восьмерки»... Тот человек, который считает, что перед ним на «Ламборджини» выеживаются, всего лишь лох. У него комплекс неполноценности. А мне все это по барабану. Я и на метро могу ездить. - Из кармана рубашки Потапенко вытаскивает проездной на 60 поездок. - В Тверь на электричке мотаюсь 2 - 3 раза в месяц, когда там проходит заседание совета директоров одной из торговых сетей. Четыре-пять перелетов-переездов в неделю. Я так работаю всегда.

«РАБОТЯГИ ХОТЕЛИ МНЕ МОРДУ НАБИТЬ»

- Как кризис повлиял на работу ваших предприятий?

- Спрос рухнул. Продажи в наших торговых сетях упали в среднем на 16%. К кризису мы начали готовиться загодя, с мая прошлого года. С тех пор в зависимости от сети и региона сократили персонал на 40%, ассортимент - на 15 - 60%, площадь магазинов - на 5 - 40%. Пришлось лишить топ-менеджеров бонусов. Это еще примерно 0,5% от общего оборота сетей. В результате мы не только не ушли в убыток, но и значительно увеличили прибыль. А с 1 ноября сократим еще 10% персонала. Но в целом нынешний кризис ужаса на меня не наводит.

- Бывало страшнее?

- В 1998 году я - молодой хлыщ в жилетке - возглавил фабрику «Сходня-Мебель». К тому моменту работникам предприятия не выплачивали зарплату уже 8 месяцев. А мне надо наладить производство - за два месяца уволил почти 1,5 тысячи сотрудников.

- Вам в спину не плевали?

- Работяги первым делом хотели морду набить. Но это сложно. К тому же я знаю, что нужно человеку, умею улаживать конфликты.

- Ну и что нужно человеку?

- Деньги и возможность трудоустроиться впоследствии. Бузотерство до добра не доводит. Ну покипешевал человек, проел выходное пособие. А дальше что? Потенциальный работодатель скажет: «Зачем мне этот урод, который не работал, а качал права?!» Трудоустроиться будет непросто.

- Почему руководство других торговых сетей сейчас жалуется на убытки?

- Потому что до последнего времени фигово работали. Головой начали думать, лишь когда кризис пришел. Устанавливают цели, сокращают издержки на бизнес-процессы. До кризиса многие бизнес имели, чтобы перед бабами покрасоваться.

РАБОТНИКИ АВТОВАЗА НЕ ВИНОВАТЫ

- Странно получается. Кризис зародился в Америке, а, судя по темпам падения экономики, ударил в первую очередь по России... Почему?

- До начала кризиса на нашем дохлом фондовом рынке играли западные ребята. Когда у них возникли свои проблемы, сказали: «Мы пошли, жены сказали - верни деньги домой». И тут выяснилось, что российского фондового рынка не существует. Да нет никакого кризиса в России! Если мы 20 лет ни фига экономику не строили, а все занимались «администрированием», то чего вы хотите? Кто из государственных мужей ответил за АвтоВАЗ в том виде, в котором он до сих пор существует? Никто. А бабки в него вкачиваются колоссальные. И будут вкачивать, потому что предприятие со-ци-аль-но зна-чи-мое, - выговаривает по слогам бизнесмен. - Работники АвтоВАЗа, конечно, не виноваты, что производят такие машины. Виноват тот, кто отвечает за автомобильную промышленность в целом.

- Как будем выходить из кризиса?

- Через псевдонационализацию.

- А это еще что такое?

- Иногда осознанно создается негативный образ какого-то определенного бизнеса. А потом этот бизнес чиновники и силовики переводят под себя или под нужных людей. У коммерсантов останется только шелупонь из мелких предприятий. Крупняк отойдет мэрам, высоким чиновникам или их приближенным - одним словом, государству.

- Это даже коррупцией не назовешь...

- Я вам сейчас расскажу про коррупцию. На днях глава Следственного комитета Бастрыкин заявил, что если сажать чиновников нынешними темпами, то работать будет некому. То есть в открытую сказал: коррупцию побороть нельзя. Я считаю, что бороться с коррупцией в этой стране невозможно. Коррупция - это квинтэссенция власти.

Граждане и бизнесмены в России нарушают закон не потому, что хотят его нарушать. А потому, что законы осознанно написаны так, что не нарушить вы не можете.

- А точно без взяток не обойтись?

- Попробуйте открыть магазин или ресторан. Вас ждут 33 контролирующих органа и около 600 подзаконных актов. Точка заработает в лучшем случае через 9, а обычно через 14 месяцев с начала оформления документов. На протяжении этого времени необходимо платить арендную ставку за помещение, зарплату сотрудникам. А бизнесмена еще и обвинят: чего это он жалуется - бизнес-то у него все равно выгодный...

- А что, невыгодный, что ли? Это же не секрет, что торговая надбавка на товар порой достигает 100%.

- Мы так до фига зарабатываем, что от доходов карманы ломятся! - иронизирует Потапенко. - Хотя если почитать отчетность крупнейших ритейлеров, проверенную зарубежными компаниями, то увидим: чистая прибыль не превышает 1,5 - 2%.

- Вы же не побираетесь. - Показываю на дорогие часы на руке Потапенко.

- Основная часть моего бизнеса - это продовольственные магазины и недорогие рестораны вроде столовок. Зарабатываю не на наценке, а на количестве обслуженных клиентов.

ЗАКОН «О ТОРГОВЛЕ» ТОЛКАЕТ НА ПРЕСТУПЛЕНИЕ

- Чиновники совместно с сенаторами и депутатами Госдумы продвигают новый закон «О торговле». Документ снизит уровень цен в магазинах?

- Основное новшество: закон вводит еще одну контролирующую организацию - Федеральную антимонопольную службу. Когда в Америке цены на горючее прыгали вслед за ценами на нефть, в России литр бензина как стоил 20 рублей, так и стоит. ФАС проводил проверки, выписал штрафы. Что, цена на бензин упала?

- В законе имеется любопытный пункт. При входе в торговую сеть с производителя будут драть не 15 бонусов, как сейчас, а всего один. Цены должны пойти вниз.

- Не пойдут. Производитель просто не будет входить в торговую сеть. Представьте ситуацию. Вы - торговец. На полку размером метр двадцать претендуют 70 производителей с товарной линейкой в 100 наименований у каждого. Итого семь тысяч позиций. А вам из них нужно выбрать всего 60. Как вы лично решите эту проблему?

- Возьму марки, которые на слуху, - высказываю первое же пришедшее на ум соображение.

- Хорошо, сработала реклама. А если товар одинаковый - все рекламируются, а качество одинаково плохое?

- Не знаю...

- Нынешние бонусы - это аукционная ставка. Кто больше заплатил из производителей, тот и пробился на полку магазина. Деньги официально проходили через счета, облагались налогом. Теперь говорят: «Нет, ребята, это неправильно». Да не вопрос - платежи уйдут в тень.

- То есть проблема будет решаться взяткой торговцу?

- А как по-другому? Человек производит носки, велосипеды или молоко. Товар аналогичен уже имеющемуся на рынке. Что делать? Производитель сам достанет из кармана деньги, но это будет уже взятка.

- Что же делать?

- К проблеме необходимо подходить с другой стороны. Количество производственных мощностей в мире в 150 раз превышает необходимое к потреблению. Налицо кризис перепроизводства. Только во Франции, к примеру, государство не борется с сетями, а доплачивает производителям, чтобы они не вырабатывали лишнего. В этом случае все не внакладе. А мы делаем диаметрально противоположное. Поднимаем ввозные пошлины, «защищаем отечественного товаропроизводителя», выкручиваем руки торговым сетям...

В РОССИИ НЕТ КОНКУРЕНЦИИ НА МЕСТО ГРУЗЧИКА

- В Европе цены падают, а у нас они растут...

- Растут из-за увеличения издержек. Напомню, в начале 2009 года каждый из нас - скажем, «простой человек» - молча заглотнул подорожание «коммуналки» на 30%. Естественно, это сказалось на расходах всего бизнеса.

- Еще недавно низкую зарплату россиян называли нашим конкурентным преимуществом перед Западом...

- Посмотрите объявления - москвичи хотят оклады от 1000 евро. Но даже в Европе нормальная зарплата скромнее. К примеру, среднестатистические болгарин или чех получают около 400 евро. В розничной торговле и в ресторанном бизнесе по всему миру работают гастарбайтеры. Во французском «Симпле» (сеть «Ашан») на кассе сидят вьетнамцы, которые в лучшем случае владеют несколькими фразами на французском. На кассе «Уол-Март» в Америке работают мексиканцы. А у нас говорят: нельзя, чтобы грузчик был таджиком. Но у нас нет конкуренции за место грузчика .

- Хорошо, в Москве и Питере народ на самом деле отвык от тяжелой работы, а в регионах?

- В Твери, куда мы едем, обнулили все квоты на иностранцев, то есть я не могу их взять на работу. Раньше у меня работали узбеки за 8 тысяч, и они ра-бо-та-ли, - по слогам чеканит Потапенко. - Сейчас за 14 тысяч не работают тверичане. Знают, что они незаменимы, и просто квасят.

Низшие должности должны занимать люди без образования, с низкими потребностями, но никак не местные граждане. Это международная тенденция. Замена советского слова «лимитчик» на «гастарбайтер» проблемы не решила. Тогда по лимиту набирали, и сейчас должен быть лимит. Горожане в дворники не пойдут.

- Насколько велика роль сетевых магазинов в торговле?

- Сети не являются основным каналом доведения продукции до покупателя. В Москве зарегистрировано минимум 15 тысяч розничных точек. Разного формата: палатки, сетевые магазины, еще что-то. В Москве и Подмосковье работают всего 75 сетей - не более 800 магазинов. Итак, 800 магазинов против 17 тысяч. Вопрос: если я производитель, какого фига я лезу в сеть, если существует огромное количество свободных точек?

- Ну и?..

- У 99,9% руководителей производств слово «сбыт» ассоциируется по советской привычке с Госпланом. Они не понимают, что когда производишь товар в промышленном масштабе, то первая задача - не производство, а сбыт. Это основа экономики во всем мире. Но у нас это не работает. Нашего товара нет ни в одной стране мира. И не потому, что его туда не пускают, а потому, что он стоит в три раза дороже аналогов.

- Вы сами производитель, чего же не решите эту проблему хотя бы для себя?

- У меня два производства в разных городах. Но при этом я реально понимаю, из чего произвожу товар. И все из этого производят. Когда кто-то начинает орать: «Я отечественный производитель!» - я предлагаю это доказать без популизма и политики. Чье оборудование используешь? Почему-то импортное. Рабочая сила чья? Таджики. Информационные технологии тоже не российские. Ингредиенты тоже зачастую завозятся из-за границы. Это все равно что называть собранный в России BMW отечественной машиной. Это же в целом применительно ко всей нашей экономике.

БИОГРАФИЯ

Дмитрию Потапенко 39 лет. Москвич в четвертом поколении. Чемпион мира по карате. В конце 80-х - начале 90-х годов трудился санитаром в морге, охранником в казино и телохранителем президента банка «Русский кредит». В 25 лет стал самым молодым вице-президентом в компании «Грюндиг» в странах СНГ и Балтии. Бывший директор торговых сетей «Пятерочка» и «Карусель», фабрики «Сходня-Мебель» и других предприятий.

Сейчас - управляющий партнер Management Development Group Inc., куда входят розничные сети ProdECO и «ГастрономчикЪ», ресторанной сети «РесторанчикЪ» и другие предприятия.

В автопарке имеет Mitsubishi Pajero, Lexus и Kia Rio.

Женат, воспитывает двух дочерей.

Давайте обсудим на сайте.