Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+19°
Boom metrics
Общество8 декабря 2009 11:55

Главные слова 2009 года: перезагрузка, антикризисный, нехоть, нанА-технологии, свиной грипп

На смену "гламуру" и "кризису" пришла "перезагрузка". Вы тоже можете проголосовать за слово, которое, на ваш взгляд, отражает суть уходящего года
Источник:kp.ru

Уходящий год - каким он останется в нашей истории? Во многих странах мира проводятся выборы Слова года. В России выборы впервые проходят публично (в 2007 и 2008 годах акция проводилась в рамках экспертного сообщества писателей и лингвистов). А в этом году наряду с экспертным советом любой желающий может проголосовать на рекомендательном сайте Имхонет.

В 2007 году словом года стал "гламур". Оно точно обозначило целую эпоху - "эпоху гламура", которую можно сопоставить с "эпохой джаза", предшествовавшей великой депрессии. Второе и третье места заняли "нанотехнологии" и "блог", т.е. симптомы поступательного технического и информационного развития общества. Однако уже в 2008 году словом года стало "кризис". Одновременно уже тогда язык чутко отреагировал на вектор общественного развития, выдвинув на самый верх выражения "кошмарить бизнес" и "стабилизец".

Среди слов, вышедших в финал конкурса 2009 года, можно выделить несколько проблемных точек, вокруг которых теснятся слова-победители. Это: экономический кризис и его последствия; Единый Государственный Экзамен и все им объЕГЭренные и ЕГЭнутые; свиной грипп и фармацевтические игры с фуфломицином.

Самая яркая специфика российских Слов года – их экспрессивность, в основном негативной направленности. Эмоциональный диапазон: от нехоти до осетенелости, от социальной депрессии до технической мании. Многие слова указывают на наркотическую зависимость от электронных сетей и виртуальных миров от нехоти до осетенелости, от социодепресии до техномании. Эмоциональная взвинченность начала ощущаться в языке еще в 2008 г., когда такие жаргонно-экспрессивные слова, как "пазитифф", "кошмарить", "пилинг и откатинг", "стабилизец", вошли в число идеологически значимых, наряду со словами более уравновешенными, нейтральными, типа "кризис" или "коллайдер", и даже стали вытеснять их.

Номинация СЛОВО 2009 года

В народном голосовании лидирует слово "антикризисный". Как ни парадоксально, по своему реальному значению оно почти тождественно слову "кризисный". Антикризисные меры, политика, совещания, цены, диета, меню... Попробуйте подставить во все эти словосочетания "кризисные" – получится по смыслу то же самое. Антикризисное – оно же и кризисное, поскольку обусловлено нехваткой средств, отражает растущую бедность и остроту социально-экономических проблем. Эти слова антонимичны и вместе с тем синонимичны, я бы назвал их «синантонимами» (ср. "истовый" и "неистовый", "предельный" и "беспредельный"). Это означает, что массовое сознание, уповая на "антикризисное", все еще остается в плену психологии кризиса. Кстати, в Словах-2009, уже избранных в США и Японии, кризису вообще не нашлось места, о нем подзабыли. По этой же версии, Выражением-2009 стала "вторая волна кризиса", а на третьем месте сейчас держится "голодообразующее предприятие" (удачный каламбур журналиста Антона Ореха в "Коммерсанте").

По версии экспертов, главное Слово-2009 – "перезагрузка". Как известно, перезагрузка ("reset") была заявлена Бараком Обамой как центральный пункт его будущей внешнеполитической программы и имела глобальный отклик, выразившийся больше всего в присуждении самому Обаме Нобелевской премии мира. Это слово-аванс. Оно указывает не просто на перемены, но на их радикальный характер, готовность начать с нуля дело, зашедшее в тупик, обросшее ошибками и искажениями, что импонирует русской ментальности. Перезагрузка – сродни перестройке. Максим Кронгауз, лингвист и один из экспертов Центра развития русского языка, отмечает в комментариях к своему голосованию: "Среди важных и частотных слов 2009 года слово перезагрузка интересно тем, что для него характерна своеобразная экспансия,.. оно постоянно расширяет сферу употребления".

Помимо Слова 2009 выбирается Жаргонизм года – т.е. слово неофициальное, несловарное, рожденное улицей. Например, "зомбоящик". Тот же Максим Кронгауз констатирует: "Зомбоящик фиксирует окончательно сформировавшееся отношение к телевидению и интересен своей амбивалентностью. С одной стороны, это "зомбирующий телезрителя прибор", с другой стороны, это "пространство, населенное зомби". " Иными словами, заэкранные телефигуры и предэкранные телезрители дружно входят в это "зомбивалентное" пространство с двух сторон. На конкурс выдвигались разные, в том числе, самые светлые и жизнерадостные слова. Среди кандидатов были "надежда", "возрождение", "Ренессанс". Однако они не прошли даже в полуфинал. Так что до надежды пока далеко, мы находимся в преднадежье. Номинация ВЫРАЖЕНИЕ 2009 года

Среди выражений года: "крепкое кофе" – издевка в адрес новой регуляции языка, которая возвела в норму то, что еще недавно считалось ее нарушением; "голодообразующее предприятие" – пересмешка в адрес "городообразующего предприятия", закрытие которого обрекает город на голод... Вполне ожидаемое высокое место заняло выражение "новые бедные", как предсказание того, чем обернется кризис для "новых русских", "нуворишей", "новых богатых". Из всех выражений года "свиной грипп", лишено прямой издевки, но в данном случае "свинью" подложила сама реальность.

Номинация НЕОЛОГИЗМ 2009

Перейдем теперь к новословиям, которые впервые были выделены в самостоятельную рубрику конкурса, и не одну, а сразу две: неологизмы вообще и сетевые в частности, т.е. нетологизмы. По версии народа лидирует сейчас слово нехоть – "состояние, когда ничего не хочется". Из множества слов смешных, глумливых, подковыристых, преобладающих на конкурсе, это едва ли не единственное – грустное, честное, оно глубже, чем "депрессия" или "кризис", объясняет состояние народной психики. Пример: "Ты все жалуешься на черную немочь... А серая нехоть, думаешь, лучше?" По версии экспертов (и вторым по версии народа) Неологизмом-2009 идет слово нана-технологии – "предвыборные подачки", предложенное Игорем Скрипниковым. Заметим опять-таки двойную игру: в сверхпопулярных и официозных "нанотехнологиях" достаточно заменить одну букву, чтобы стала явной тайна всех политтехнологией, построенных на бессмертном "на! на!" Следующей по статусу среди неологизмов сейчас стоит брехлама – "реклама, которая брехня и хлам" (второе место у профессионалов, третье в народе). Здесь все понятно – и опять-таки поражает лаконизмом и неистощимым искусством издевки, поскольку одно слово сумело вобрать в себя три корня, наслоив на "рекламу" еще и брехню, и хлам, и все это – прибавлением всего одной буквы ("б") и заменой другой ("к" на "х"). Сходным каламбурным приемом, добавлением одной буквы "т" и с таким же значением издевки, образован и трепортёр - "многопустословный репортёр", попавший в первую десятку обоих списков. Но русский язык лукав не только тогда, когда издевается над "серьезным" и даже "священным", но и когда обласкивает низкое и профанное, как в другом, семантическом неологизме Игоря Скрипникова: беруша – "(ласково) взяточник".

Номинация СЛОВОСЕТЬ (новые слова о сети)

Номинация создана по инициативе РОЦИТ (Региональный Общественный Центр интернет-технологий). Народ единодушно голосует за гуглик – "единица известности в интернете (одно упоминание в сети); новейшая информационная валюта". Набор любого слова или имени на Гугле позволяет легко установить символический капитал данного явления, измеряемый в гугликах: сколько раз это слово встречается в поисковой системе. Как говорит новейшая пословица-пересловица: "не имей сто рубликов, а имей сто гугликов". Не исключено, что слово "googlik" в латинской транскрипции может войти из русского в международный обиход. "Google" знаком всем языкам, а вот такого удобного уменьшительного суффикса, как русский "ик", еще поискать. И тогда "гуглик" может стать первым русским словом, проникшим на Запад за последние двадцать лет, после горбачевских "гласности" и "перестройки".

Вообще русский язык, много заимствуя, уже давно ничего не дарил миру. Когда же придет долгожданный час вербального и интеллектуального экспорта из страны, которая много лет усердно, не жалея своего языка, импортировала англицизмы, а с ними – целые системы идей и понятий? Конечно, чтобы "гуглик", "вир" или любое другое словопонятие стало предметом экспорта, нужна международная востребованность в обозначении таких явлений, как единица информационной валюты и жизнеподобный виртуальный мир.

Особенно много удачных слов в сетевой рубрике связано с понятиями компьютерной зависимости. Например, "вампьютер" (автор – Сергей Аркавин) – компьютер как вампир по отношению к человеку, впавшему от него в зависимость. Отсюда и вампьютеризация – "распространение компьютерной зависимости в обществе". И осетенеть – "срастись с сетью, запасть на нее". Слово образовано по аналогии с "осатанеть", "остервенеть", а также "окаменеть", "одеревенеть". Каждый из нас знает осетенелых – людей, сросшихся с сетью и уже неспособных оторваться от нее. В тот же ряд попадают слова "чатнутый", "помешанный на чатах, проводящий в них все время", и "виртоман", "сдвинутый на сети, маньяк виртуального". А также "френдёж" (2-ое место в имхонетовском голосовании) – "механическое расширение списка друзей (френдов) с целью поднятия своего рейтинга; бесконечная болтовня в сети". По замечанию Максима Кронгазуза, "френдёж – очень актуальное слово, иронически указывающее на суррогатность жизни и общения в социальных сетях. Понятия "дружбы" и "заводить друзей", благодаря суффиксу, приобретают механический и количественный характер".

Михаил Эпштейн, руководитель Центра творческого развития русского языка, филолог, философ, профессор теории культуры университета Эмори (Атланта, США).