2018-02-21T20:24:20+03:00

Юрий Поляков: «Жалею, что у меня не было помпового ружья и я не застрелил эту скотину»

В четверг утром мы позвонили писателю, главному редактору «Литературной газеты» Юрию Полякову... [аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments193
Изменить размер текста:

В ночь на среду в Переделкине избили жену писателя Юрия Полякова.

Главный редактор «Литературной газеты» находился на даче в Переделкине вместе с супругой. В половине четвертого ночи, когда бандиты залезли в дом, супруги еще не спали.

Вначале злоумышленники напали на помощницу по хозяйству, которая жила во флигеле. Домработницу связали, засунули кляп в рот и отобрали ключи от дома. Навстречу им попалась супруга Юрия Михайловича, которую преступники принялись бить пистолетом по голове.

Услышав шум, писатель спустился со второго этажа. И встретился лицом к лицу с бандитом, держащим в руке пистолет. Поляков бросился обратно наверх за ножом. Но пока прибежал, преступников уже и след простыл.

Они не взяли ни деньги, ни драгоценности, ни оргтехнику. Сам Поляков считает, что нападение связано с его профессиональной деятельностью в «Литературной газете». Там был опубликован ряд материалов о попытке продать писательские дачи в Переделкине.

Корреспондент "Комсомольской правды" Александр Гамов связался с писателем по телефону и расспросил о событиях той ночи.

- Юрий Михайлович, прежде всего - как чувствует себя ваша супруга?

- Супруга моя чувствует себя плохо. Ее очень сильно избили, прямо просто изуродовали. Что потом делать, я не знаю.

- Как вы оцениваете происшедшее?

- Это была совершенно понятная акция устрашения.

- По отношению к вам, как главному редактору "Литературной газеты"?

- Конечно. Потому что проникли в дом. Жена, кстати, не спала, она читала в этом время, в 3.30. У нас разный режим, поэтому я спал на втором этаже, а она обычно ночью читает. Горел свет. То есть они совершенно сознательно это сделали...

- Что было дальше?

- Когда я услышал дикие крики, прибежал, и увидел этого налетчика, одетого, как в фильмах, во все черное – в черной вязаной шапке, как положено (без маски). Буквально за несколько секунд, пока я метнулся в свой кабинет за ножом (у меня есть подаренный десантниками нож), - за это время он скрылся, предъявив: сейчас - жена, еще есть дочь, внуки и т.д.

- Почему это случилось именно сейчас?

Юрий Поляков:Супруга чувствует себя плохо, ее очень сильно избили

00:00
00:00

- Это было сделано неделю спустя после того, как мы в ОБЭП передали документы, подтверждающие финансовые махинации нынешнего руководства Международного литфонда во главе с Иваном Переверзиным.

- Что он собой представляет?

- Он сбежал от уголовного дела из Якутии в Москву. И теперь рулит всеми финансовыми вопросами Союза писателей и Литфонда. И всем на это наплевать. Как так может быть? И об этом пишут. Мы массу документов печатали, все его «художества». Все опубликовано, и всем наплевать.

Кстати, в этот день мы должны были встречаться с сотрудниками Счетной палаты, куда тоже должны были передать документы.

- Налетчик что-нибудь похитил у вас в доме?

- Нет, ничего не взяли. Жена, когда на нее наставили пистолет, сказала, что если нужны деньги, пожалуйста, я вам все отдам. Деньги им не нужны были. У нее на тумбочке лежали какие-то драгоценности, которые она сняла, когда мы вернулись.

То есть было понятно, что это была акция устрашения, связанная с тем, что «Литературная газета» постоянно выступает с материалами, где разоблачает махинации этой компании Переверзина. И попытка, которая сейчас осуществляется, городок писателей Переделкино, такую историческую зону, превратить в очередной доходный дачный поселок.

Кстати, об этом писали не только мы, но и "Московский комсомолец", и на втором телевизионном канале была передача...

Но что меня поражает в этой ситуации? Абсолютное презрение нынешнего криминала к власти. Ведь они отлично знали, что во время встречи с писателями, когда мы встречались с премьером Путиным (7 октября этого года. - А.Г.), разговор об этом рейдерском захвате Переделкино начал Битов, а потом продолжил я. Они отлично знают, что эта вся ситуация на контроле у высших лиц государства, и им на это наплевать.

Они, зная, что Путин после нашего с Битовым выступление дал указание разобраться, и они, зная, что в этой ситуации разбираются по указанию премьера, и устраивают такие вещи... Это говорит о том, что в стране какая-то государственная недостаточность, это совершенно очевидно. Если уже не боятся первых лиц государства, тогда о чем мы говорим?

- Ваши дальнейшие действия?

- Естественно, я обратился за поддержкой к Нургалиеву, написал ему письмо. И Чайке написал письмо. Но меня поражает другое. Ведь обо всех этих злоупотреблениях, о том, что это криминальная ситуация вокруг Союза писателей и Литфонда может в любой момент обернуться кровью, «Литературная газета» пишет уже два-три года. И всем на это наплевать. Тогда зачем, спрашивается, мы ради свободы слова развалили Советский Союз? Зачем такая свобода слова, если мы об этом пишем, предупреждаем, и никому даже в голову не приходит проверить, выяснить и т.д.? Вот о чем речь. Какое мы общество создали? Свободу слова, на которую никто не реагирует, на которую власть не реагирует. А зачем нам тогда свобода слова: вы говорите, что хотите, а мы не будем обращать внимания?

Об этом же уже написаны горы. Я когда относил в ОБЭП это дело, ксерокс публикаций был в хорошую пачку финской бумаги. И никому никакого дела нет. То есть никто даже не дал команды проверить, разобраться, в чем там дело.Более того. Ведется следствие. Потом выясняется совершенно случайно, что, оказывается, участковый милиционер, который должен заниматься всеми этими нашими делами, живет в Переделкино в Доме творчества. Бесплатно живет, бесплатно питается. Ну и что мы от такой милиции хотим?

- Вы надеетесь, что будет какая-то реакция?

- Я уже ни на что не надеюсь. После этого я уже не надеюсь ни на что. Потому что, если криминал, который уже и в Союз писателей, и в Литфонд проник, не боится высшей власти, я уже не надеюсь ни на что.

Единственное, о чем я жалею, - что у меня в доме не было помпового ружья, и я не застрелил эту скотину. Теперь я надеюсь только на помповое ружье, которое я в ближайшее время куплю. Больше я уже не надеюсь ни на что, только на помповое ружье.

- А ваша супруга где?

- Она в 1-й Градской больнице с жуткими побоями.

- Чем вам помочь, Юрий Михайлович?

- Да ничем. Напечатайте то, что я сказал...

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также