2018-02-21T20:31:49+03:00

«Мы чистили пулеметы по пять раз за ночь на 40-градусном морозе»

25 января - День освобождения Воронежа. О жестоких боях за наш город и подвиге своих боевых товарищей вспоминает Николай Николаевич Балалайкин, подполковник запаса советской армии
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Николаю Николаевичу сейчас 92. С первой авиаэскадрильей 143-го гвардейского штурмового авиационного полка он, будучи старшим техником по вооружению, прошел практически всю войну. С января 1942-го по май 1945-го он участвовал в сражениях за Воронеж и Курск, воевал в Польше и Германии. А день Победы встретил в Праге. Николай Николаевич детально помнит многие события, а также имена и заслуги своих боевых товарищей.

- Война нас застала в небе, - вспоминает ветеран. - 22 июня 1941 года в павлогорадской школе стрелков-бомбардиров (после окончания ленинградского летного училища я служил там техником отряда по вооружению) проходили обычные учения. В тот день на четыре часа утра были назначены полеты со стрельбой по конусам - воздушным целям. Во время выполнения поставленной задачи на наших «Р-5» я заметил, как под нами промелькнули темные силуэты неизвестных самолетов. А после этого мы увидели белый крест, выложенный полотнами на взлетной полосе. Это означало: прекращай полет, заходи на посадку. Уже на стоянке к нам подбежал механик и во весь голос прокричал: «Война! На нас напала фашистская Германия!»

После объявления о начале войны 24-летнего Николая Балалайкина с товарищами перебазировали в летную школу в Челябинске. Это было стратегическое решение. Именно здесь началась масштабная подготовка сил авиации к важнейшим боям - за Воронеж и Курск, которые впоследствии стали поворотными в Отечественной войне. - Меня назначили техником по вооружению первой авиационной эскадрильи, - продолжает Николай Николаевич. - Так как со специальным образованием были только двое - воентехник первого ранга Василий Выжлов и я, - то нам поручили до приезда к месту боевых действий обучить личный состав правильной эксплуатации бомбовооружения и боеприпасов. Подготовка шла практически без остановки. В конце 1941 года наш полк по железной дороге отправили на фронт, и обучение продолжалось «на колесах». В товарных вагонах, в которых мы добирались до пункта назначения, были необходимые учебные и наглядные пособия. 2 января 1942 года эшелон прибыл на станцию Монино Московской области. С нее нас перебросили на полевой аэродром в местечко «Митин завод» в Тульской области. Отсюда и производились вылеты на Воронеж и бомбардировка врага.

Подкрепление с воздуха в Воронеже особенно ждали. К тому времени в нашем городе, правый берег которого оккупировали фашисты, уже полгода шли ожесточенные бои. Сражались за каждую улицу, за каждый уцелевший дом. Силы противника ослабевали, советские войска готовились к решающему удару.

- В составе 256-й авиадивизии наш полк стал действовать в темное время суток, - рассказывает Николай Балалайкин. - Самолеты делали по пять-шесть боевых вылетов за ночь. Техникам также приходилось работать в очень тяжелых условиях, но никто не хныкал и не жаловался. Морозы стояли просто страшные. Порой они доходили до -40... -44 градусов! А нам на открытом воздухе надо было чистить от нагара пушки и пулеметы после стрельбы. Если зарядить нечищеный пулемет, он откажет. А это прямая дорога под трибунал.

В техсостав входили и девушки-оружейники. Николай Балалайкин всех их помнит по именам:

- Рядовая Тимошина, Ладынина, Настя Куроскина, Маша Филина... Сейчас перебираю в памяти их имена и не могу поверить! Молодые девчонки выполняли работу, которая была не под силу даже мужчинам. В любую погоду они подвешивали к самолету стокилограммовые бомбы своими руками. До сих пор удивляюсь, как им все это удавалось. И ведь никто из них не плакал.

Как говорит Николай Николаевич, каждый в то время совершал ради победы свой маленький подвиг - этого требовало время, этого хотели сердца. Были в полку лейтенанта Балалайкина и свои герои-легенды.

- Был у нас такой замполит полка - майор Ушаков, - рассказывает Николай Николаевич. - Где-то под Белгородом его самолет подбили, но ему удалось спастись. Он выпрыгнул из кабины летчика с парашютом. В селе Борисовка какая-то женщина спрятала майора у себя в погребе. Но фашисты нашли его и попытались взять в плен. Тогда наш замполит убил из пистолета нескольких немецких солдат, а последний выстрел оставил для себя, чтобы не сдаться немцам. Другой пример - мой фронтовой друг Павел Маслов. Его восемь раз сбивали противники, но он всегда возвращался со своим стрелком-бомбардиром через линию фронта. Пашка дважды попадал в плен и дважды бежал из него. И снова продолжал громить врага... Было еще немало героев. Чтобы вспомнить всех, не хватит и целой книги! Каждый из них сделал все, чтобы наша общая Победа стала возможной!

Освобожденный от фашистов Воронеж для Николая Балалайкина, по сути, стал первым пунктом его фронтовой биографии, который задал тон всему ходу войны. Впереди были Курск, Кировоград и Крименчук, польский Краков, немецкие города Кодбус и Берлин, а также Прага, где 9 мая 1945 года старший техник по вооружению победно закончил свой боевой путь.

Из архива «КП»

Хроника освобождения Воронежа

С июля 1942 года по конец января 1943 года Воронеж стал местом ожесточенных боев с немецко-фашистскими захватчиками. Город оказался важнейшим стратегическим пунктом для группы войск противника.

Вторжение

- 5 апреля 1942 года Гитлер издает директиву, в которой раскрывает детали главной операции на Восточном фронте. Цель - разбить и уничтожить русские войска в районе Воронежа, чтобы обеспечить себе беспрепятственное продвижение на юг России.

- В конце июня 1942-го немецкие войска прорвали оборону наших войск на стыке 13-й и 40-й армий Брянского фронта и направились на Воронеж.

- 6 и 7 июля фашисты захватили правобережную часть Воронежа. Однако дальше продвинуться им не удалось. Сильнейшее сопротивление оказала Красная Армия. За неделю боев немцы потеряли здесь 35 тысяч солдат и офицеров. С 11 по 17 июля наши солдаты уничтожили 501 вражеский танк.

Освобождение Воронежа

- 24 января - 2 февраля 1943 года прошла освободительная Воронежско-Касторненская наступательная операция. В ней участвовали войска Воронежского фронта - 38-я, 40-я и 60-я армии, 13-я армия Брянского фронта, а также авиация двух воздушных армий.

- Утром 24 января 1943 года советское командование начало наступление в районе Касторного и Воронежа, чтобы не допустить проникновения противника к Харькову и Курску. Благодаря действиям 40-й армии противник был окружен. К концу дня советская армия продвинулась по направлению к нашему городу на 20 - 25 километров. Одновременно начался отвод войск противника за Дон.

- К 11 часам утра 25 января 1943 года правобережную часть города полностью освободили от вражеских сил. На балконе гостиницы «Воронеж» советские солдаты 60-й армии водрузили символическое Красное знамя освобождения.

Силы сторон

Армия СССР к началу операции имела 74 дивизий, 6 танковых корпусов, 37 бригад, 6 укрепленных районов, 1,3 миллиона человек. В ходе операции введено 4 танковых корпуса и 20 дивизий.

Германия и ее союзники к началу операции имели 68 немецких дивизий (из них 9 танковых и 7 моторизованных). 2-я Венгерская Армия: 9 легких, 1 танковая, 3 охранных дивизий, корпус итальянской и румынской части. Всего 68 немецких дивизий и 26 дивизий союзников. Около 1,3 миллиона солдат в сухопутных войсках, 1 495 танков.

Потери

Красная армия лишилась 568 347 человек (из них 370 522 - убитые и пропавшие без вести); 488,6 тысячи штук стрелкового оружия; 2 436 танков и самоходно-артиллерийских установок; 1 371 орудий и минометов; 783 боевых самолетов.Потери Германии - 70 600 человек (потери союзников неизвестны).

Как выглядел город после погрома

Немцы взорвали Дворец пионеров, старое здание ВГУ и вокзал, сожги публичную библиотеку, музей изобразительных искусств, разрушили и разграбили историко-краеведческий музей, дом-музей И.С. Никитина, Покровскую церковь. Памятники Ленину и Петру I сломали и увезли. Петровский сквер был в окопах и блиндажах, в Кольцовском сквере немцы устроили офицерское кладбище. По проспекту Революции не осталось ни одного целого дома... Фашисты сровняли с землей 12 из 15 школ, три районные библиотеки, цирк, все лечебные и детские учреждения района, новую спецклинику и институт переливания крови. Полностью сожгли и взорвали маслозавод, макаронную фабрику, завод по переработке овощей, мельзавод № 2, оборонный завод имени Калинина, яйцесушильный завод.

ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

Вражеская пресса о боях за Воронеж: «Картина настолько бесчеловечная и жуткая, что забыть ее невозможно»

В воронежских архивах сохранился любопытный перевод брошюры немецкого военного корреспондента Густава Штебе «О боях за Воронеж» («Offensive und Abwehr un Woronesh»).

«Кресты немецких могил стоят повсюду»

В своих репортажах и очерках журналист рассказывает о ходе сражений, описывает страшные картины увиденного и дает оценки действиям фашистской и советской армий.В одной из статей Густав Штебе объясняет, почему немецким войскам так важно было захватить наш город: «С первых дней июля, когда немецкие моторизованные части после быстрого перехода приблизились к значительному советскому городу Воронежу, это название города стало эмблемой, как для фронта, так и для Родины, особенно ожесточенных боев...В этих боях погиб не один немецкий товарищ. Кресты немецких могил стоят повсюду, где требовались жертвы, посреди разрушенного города, между сгоревшими фасадами домов и баррикадами, перед фабриками, на улицах и на берегу Дона...Каждый немецкий солдат этого участка фронта понимал, почему эти позиции должны были удерживаться. Здесь находился клин фронта, который должен был сдерживать операции на Кавказ и Сталинград...»

В другой из статей военкор говорит о превосходстве своей армии и безуспешном, хотя и упорном, сопротивлении русских. «...6 июля Воронеж был очищен от врага, примерно 200000 жителей последовали за ним насильно или добровольно. Северные и западные окраины города были заняты в этот же день при ослабевающем сопротивлении большевиков. На следующий день была взята также и другая часть города западнее реки Воронеж. Разрозненные вражеские силы, которые не были охвачены приказом об очистке города, образовали еще три гнезда сопротивления, которые впоследствии были выбиты. С 8 июля Воронеж находится в немецких руках...

...Начиная со дня занятия Воронежа немецкими частями большевики под влиянием сталинского приказа старались взять Воронеж обратно. Так же как и в зимние месяцы, одна атака сменяла другую, несмотря на бессмысленные потери людьми и военными материалами, которыми оканчивались все эти атаки...

«Никто не знает, когда следующая бомба попадает в убежище, сооруженное среди развалин»

...Мы знаем об их (немецких солдат. - Ред.) трудной службе. Они еле находят время для сна, так как днем город бесцельно и беспланово подвергался обстрелу советскими батареями и гранатометами, а с наступлением сумерек - налетам тяжелых бомбардировщиков и шестимоторных «М. Горький», огромных реконструированных пассажирских самолетов. Никто не знает, когда следующая граната или бомба попадает в убежище, сооруженное среди развалин. Но каждый глубоко чувствует, что как раз здесь он должен безоговорочно выполнить свой высокий долг солдата».

После июльских боев с немцами жизнь в городе напоминала картину ада. Вот как описывает это Густав Штебе.

«Во многих местах лежат подстреленные и сожженные танки, их дула торчат еще в том направлении, куда был дан последний выстрел...Трамваи остановились там, где они были покинуты во время бегства, и ветер гуляет сквозь разбитые окна. Всюду лежат дохлые лошади, над ними целый рой жадных мух. Специфический запах трупов преследует на всем пути, но постепенно нос и глаза привыкают и к этим симптомам города-привидения...

...Красная площадь (площадь Ленина. - Ред.). Еще недавно здесь стоял темный, колоссального размера памятник Ленину, который многообещающе указывал на развалины. Теперь он взорван, и «пророчествующая» рука лежит отбитая рядом с обломками туловища. С восточной стороны Красная площадь граничит с подобием «народного парка», в котором большевики выставили остатки разбитого немецкого истребителя, чтобы скрасить этим свои поражения. Теперь здесь находится кладбище одного немецкого полка. Тихое, спокойное место, где героические защитники города нашли свой последний покой...»

«Больница превратилась в крепость»

О том, как шли ожесточенные бои в Ротонде (областной больнице того времени), немецкий журналист написал отдельно:

«...Из больницы большевики могли хорошо наблюдать за большей частью города, занятой войсками, и отсюда они пробовали массированными наступлениями решить участь города.

Однажды наша пехота в жестоком бою взяла стадион. Отсюда большевики отступили в парк. Больница превратилась в крепость. Поле, на которое вышла наша пехота, обстреливалось оттуда ураганным огнем из орудий, гранатометов и пулеметов. Положение становилось критическим, казалось, что наступление сорвется. Тогда немецкая ударная часть зашла в тыл больницы.

Поддерживаемый огнеметом целый батальон велосипедистов заехал неожиданно с фланга большевиков. Товарищи по ту сторону больницы неожиданно увидели длинные шипящие змеи огнеметов, услышали дикие звуки выстрелов и поняли, что теперь их час настал: в наступление на больницу. Каждый этаж, каждая комната завоевывалась в жестоком рукопашном бою, лопатой также пришлось немало поработать...

...Больница, выдержавшая в течение шести часов жесточайший бой, была переполнена больными, из которых некоторые только на днях перенесли операции, женщинами и детьми, тяжелобольными и беспомощными людьми, койки которых большевики придвинули к окнам для улавливания пуль и за которыми они защищались. Картина настолько бесчеловечная и жуткая, что забыть ее невозможно. Это такая же извращенность, которая заставляет сбрасывать каждую ночь тысячи бомб на больницы, церкви и жилые дома в Западной Германии...

...Казалось, что бой заканчивался. При обходе больницы выяснилось, что и мужское отделение было занято. Это не вызвало никакого удивления, так как все остальные комнаты были полностью заняты. Не успели еще немецкие солдаты закрыть двери этих комнат, как эти удивленные «больные» превратились в «героев» Советской Армии, которые не могли достаточно быстро убежать и в испуге легли в кровати, а теперь стреляли из своих пистолетов и винтовок в немецких солдат. В несколько минут и эта низость была уничтожена, так как она этого заслужила».

«Никто не забудет колонны несчастных, которые пешком покидали город в южном направлении»

«В своей бесцельной злобе они беспрерывно обстреливали город из всех орудий, невзирая на оставшиеся 200000 жителей, подобно тому, как в больнице они использовали койки оперированных в качестве баррикад, - пишет немецкий военкор. - Жизнь в городе все усложнялась. Вопрос со снабжением населения питанием стал проблемой. И неудивительно, что в среде трудно контролируемой массы жителей нашлись большевистские фанатики, которые достали себе оружие и патроны и организовали банду, правда небольшую. С ними быстро покончили...

...Все эти фанаты послужили причиной эвакуации населения. Весь город, улица за улицей, дом за домом прочесывались. Большинство жителей свободно вздохнули, когда они получили возможность покинуть этот ад...

...Никто не забудет колонны несчастных, которые в те дни пешком покидали город в южном направлении. Только немногих военнообязанных мужчин можно было видеть, в основном это были дети, женщины, старики, старухи, больные, инвалиды...

...Как часто немецкие солдаты помогали им, когда они изнемогали. В своем добродушии немецкий солдат думал: подобное могло бы случиться и с моей семьей»...

В конце своей книги Густав Штебе, уверенный в успехе фашистов, подводит итоги проделанной операции:

«...немецкая защита имела лучшие артиллерийские части, лучшие зенитки и лучших охотников за танками. Это их заслуга, что многочисленные танковые атаки разбивались огнем наших орудий и что количество подбитых танков было так велико...Однако ничто не могло заставить большевиков отказаться от танковых атак, в некоторые дни атаки следовали одна за другой. За танками обычно шла стеной советская пехота. Командиры и комиссары гнали ее прямо на огонь наших пулеметов и противотанковых орудий.

Здесь можно предполагать стремление к массовому самоубийству, если бы это не являлось выполнением бесчеловечных приказов Сталина и его генералов. Бывали дни, когда наша пехота отражала до 36 атак, после которых широкое поле битвы было усеяно убитыми и ранеными большевиками.

Что выполнила наша пехота в боях за Воронеж, не может понять посторонний человек. Большевики теперь поняли, что против желания немецкого командования они не могут взять обратно развалины Воронежа.

Город как таковой не представляет собой в настоящий момент никакой ценности, нужны будут десятки лет, чтобы его вновь отстроить и начать новую жизнь, но Воронеж необходимо было взять, чтобы лишить противника важного центра для военной подготовки. Большевики сделали все, что могли, чтобы уничтожить сам город. Этим самым они лишили всякого смысла свои постоянные атаки и попытки прорыва. Напротив, немецкие солдаты защищают город в полном сознании этой необходимости»...

Только цифры

- Бои за освобождение Воронежа длились 212 дней и ночей.

- С 7 июля 1942 года по 25 января 1943 года в Воронеже из 20 тысяч жилых домов уничтожили и взорвали 18227 зданий с жилой площадью 1237 тыс. квадратных метров.

- Разрушено 64 км трамвайных путей.

- Коммунальный фонд уничтожен на 92 процента.

- Из здания тюрьмы и склада станции Воронеж-I извлекли 1730 мин, готовых к взрыву.

- Уничтожены 32 промышленных предприятия города.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также