2018-02-21T20:34:02+03:00

Около «Коломенского» захоронено 800 тысяч тонн опасных отходов

На территории столицы нашли шесть радиоактивных свалок. А сколько их всего и когда их ликвидируют? [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments14
Изменить размер текста:

Эта информация рванула как бомба. Пару недель назад (см. «КП» за 13 января с. г.) власти рассказали, что потратят в 2010 году миллиард (!) рублей на... избавление Москвы от радиации. И даже - между делом - назвали шесть мест, откуда будут вывозить радиационные загрязнения. Места - всем известные и активно посещаемые. Окрестности заповедника «Коломенское» и Поклонной горы, парковая зона в Крылатском, парк в Люблине (см. карту). Неужели там высокая радиация?! Почему ее не вывезли раньше? Опасно ли здесь гулять? Мы отправили официальный запрос в ГУП МосНПО «Радон», которое занимается обнаружением и обезвреживанием очагов радиации в Москве. А пока «Радон» готовил ответ, отправились измерять сами.

ОПАСНЫЕ ПОМОЙКИ ОТТАЮТ ВЕСНОЙ?

С Евгением Кузьменко, старшим специалистом компании «Экостандарт», мы идем по набережной реки Лихоборки. Именно отсюда «Радону» предстоит вывозить «радиацию». Скамеечки, чистые пешеходные дорожки, в незамерзающей речке весело плещутся утки... Я сам гуляю с детьми в этой зоне отдыха, поэтому внутренне содрогаюсь. Неужели мы несколько лет облучались?! Евгений достает дозиметр-радиометр ДКС-96. Он измеряет радиацию в микрозивертах, но эксперт тут же переводит ее в общеупотребимую величину - микрорентгены в час.

- Отличный фон, как в деревне. Всего 8 мкр/час, - улыбается Евгений. - Наверное, «замерзла» радиация!

И поясняет:

- Сугробы слишком большие. Слой снега прикрывает грунт, и непонятно, фонит он или нет.

Идем дальше. Спускаемся к самой реке, где вместо сугробов - тонкий слой притоптанного снега. Замеряем. 12 мкр/час.

- Это тоже низкий фон. Если замерить где-нибудь в поле - такой же будет.

Сделав еще пару замеров, убеждаемся: гулять по набережной Лихоборки можно без опаски. Откуда ж тогда сведения о радиации?

- Подождите весны, и загрязнения проявятся! - пожимает плечами начальник лаборатории радиационного контроля НИиПИ «Институт экологии города» Геннадий Акулкин. - На набережную Лихоборки свозил отходы Опытный химико-технологический завод. Он занимался переработкой радиоактивной руды. И сколько он туда свез - неизвестно. Измерить реальный фон радиации где бы то ни было на улице сейчас мешают сугробы. Но как только они растают, как поднимется уровень грунтовых вод - радиоактивные загрязнения будет вымывать на поверхность.

«НАЙДЕМ И ВЫВЕЗЕМ БЫСТРО»

Владимир Сафронов, первый замдиректора Центра технологии приема, транспортирования радиоактивных отходов и радиационно-аварийных работ ГУП МосНПО «Радон» призывает не пугаться.

- Как потеплеет, все возможные радиоактивные загрязнения на контролируемых территориях мы ликвидируем. Берег Лихоборки, Крылатское и другие территории лишь потенциально опасны. Это значит, что там не сейчас грязно! Но обнаружение участков радиоактивного загрязнения не исключается, если там, например, начнутся земляные работы. В этом случае мы обязательно организуем пост радиационного контроля, который и выявит возможные загрязнения. А затем возможные загрязнения немедленно дезактивируют.

И МИЛЛИАРДА МАЛО

Как получилось, что посреди города, да еще в столь популярных местах, вдруг «открывают» радиоактивные помойки? Кто и зачем сваливал туда отходы?

- В середине прошлого века в Москве была масса предприятий, разрабатывающих технологии переработки урановых руд, ведущих переработку этих руд и работающих с радиоактивными веществами, - рассказывает Владимир Сафронов. - Ведь радиоактивные элементы тогда учились применять в медицине, приборо- и самолетостроении и других отраслях. Ну и, конечно, в военном деле. Промышленные отходы этих предприятий использовались для подсыпки дорог и укрепления берегов рек, засыпки оврагов, вывозились на свалки. Делать это разрешалось, ведь нормы радиационной безопасности были совсем другими. Да и использовали эти отходы за пределами Москвы - она же тогда была меньше. А когда город разросся, да еще и нормы безопасности ужесточились, получилось, что в Москве там и здесь «очаги радиации». К настоящему времени все поверхностные загрязнения на территории Москвы ликвидированы.

По данным Геннадия Акулкина, только вдоль Москвы-реки - в районе Курского моста и музея-заповедника «Коломенское» - «покоится» 800 тысяч тонн (!) радиоактивных отходов. (По данным «Радона» - 100 тысяч тонн, но все равно очень много!) И вывезти их все невозможно - слишком большие требуются деньги. Не миллиард, а во много раз больше.

- Я думаю, трогать эти отходы и не нужно, - считает Геннадий Михайлович. - Ведь сейчас они под слоем свежего безопасного грунта. Если сквозь него где-то прорывается радиационное загрязнение, его нужно выявлять и дезактивировать. Что в общем-то «Радон» и делает.

Но вот проблема: обо всех свалках не знает и «Радон».

КАРТА ОПАСНОСТИ

В 1996 - 1997 годах специалисты Москомприроды начали создавать карту радиационного загрязнения. Экологи делали с вертолета гамма-съемку местности. Радиацию замеряли и на земле, обходя районы пешком и объезжая на машинах. А потом Москомприроду ликвидировали, часть ее функций передали столичному Департаменту природопользования. Но структура эта московская, на федеральные объекты вроде Курчатовского института проникнуть не может. Это объект Минатома, и туда даже Роспотребнадзор не пускают. А потому точных обобщенных данных, где и какой в Москве радиационный фон - нет. Карты загрязнений до сих пор не существует. Есть, правда, 60 датчиков, автоматически замеряющих радиацию в разных районах столицы. Данные с них каждые 10 минут поступают в «Радон», а оттуда - в МЧС, Ростехнадзор и мэрию.

- Прекрасно, что эти датчики есть. Если, например, на Тверской АЭС будет выброс и ветер - в нашу сторону, они выявят превышение фона, - поясняет Геннадий Акулкин. - Но эти датчики, разумеется, не могут выявить давно существующие свалки радиоактивных отходов, о которых мы не знаем.

Созданием карты радиационного загрязнения подумывали заняться общественники.

- Была идея выпустить на улицы сотни добровольцев с дозиметрами, они бы выяснили, где и насколько фонит, - рассказывает руководитель энергетического отдела Гринпис Владимир Чупров. - Но у нас нет денег на такое количество приборов.

А вот Сергей Дмитриев, гендиректор МосНПО «Радон», считает, что карта загрязнений - нонсенс.

- Радиационной карты - что здесь загрязнение есть, а там нет - нет и быть не может, - уверен ученый. - Есть места старых свалок с потенциально возможной опасностью. Если там начинается строительство, то мы должны там быть, мы должны там все проверить!

В теории - так. А на практике в том же «Коломенском» уже несколько лет строится набережная. Широкие пешеходные дорожки, удобные причалы... А ведь именно здесь, у реки, похоже, когда-то сваливали радиоактивный грунт! Вывозил его кто-то или нет? В «Радоне» пояснили, что именно эту стройку они не курируют. Проверку могла сделать любая другая организация, имеющая соответствующую лицензию. Звоню городской центр Роспотребнадзора:

- Нет, мы не знаем, кто работал в «Коломенском». Звоните в Роспотребнадзор Южного округа.

Но и там, увы, я не добился ответа. В отделе надзора за радиационной безопасностью столичного управления Роспотребнадзора «Комсомолку», впрочем, заверили:

- В Москве сейчас нет ни одной общедоступной территории - будь то улица или парк, где нельзя гулять из-за высокого уровня радиации.

Да, но весной старые отходы начнет вымывать из земли. И нам остается лишь надеяться, что «Радон» их вовремя заметит и вывезет.

Никита Миронов ждет ваших откликов.

Радиация на набережной реки Лихоборка.На территории столицы нашли шесть радиоактивных свалок. А сколько их всего и когда их ликвидируют? Разбирался наш корреспондент Никита Миронов.Никита МИРОНОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также