Общество

Евсюков играет то в шизика, то в лирика

В Мосгорсуде продолжились слушания по делу бывшего начальника ОВД «Царицыно»

В Мосгорсуде продолжаются слушания по делу майора милиции Дениса Евсюкова.

Во вторник, 9 февраля, обвиняемый впервые был допрошен. Вел себя Евсюков намного увереннее, чем раньше: переспрашивал вопросы, на некоторые вообще не отвечал, ссылаясь на то, что уже давал показания раньше. Говорил строго казенным языком и по делу, продолжая продвигать версию о том, что он ничего не помнит.

- За стол в “Авиньоне” я заплатил сам, - ответил Евсюков на один из “острых” вопросов. - Расплатился за два часа до окончания вечера. Вообще, если честно, этот день рождения мне не доставил никакого удовольствия. Я и справлять-то его не хотел. Мечтал, что возьму отпуск и мы с женой поедем куда-нибудь вдвоем. Отпуск мне не дали, и пришлось устраивать торжество. Кстати, то, что Карина опоздала, вовсе не явилось для меня такой трагедией, какой ее пытались представить. Я уходил из ресторана последним. Это моя давняя привычка – если я что-то устраиваю, я ухожу оттуда последним. Осмотрелся, не забыл ли кто чего, все ли в порядке. Пьяным я не был. Еще когда день рождения был в разгаре, кто-то предложил поехать, отмечать дальше. Поскольку в тот день была Красная Горка и все рестораны в округе были заняты под свадьбы, я вспомнил, что к 9 вечера один из залов в “Голден Тайм” должен был освободиться. И предложил поехать туда.

- Откуда у вас был пистолет? - спросили его адвокаты.

- Не помню, - ответил Евсюков. - У меня есть официальное оружие - два гладкоствольных ружья и один газовый пистолет, на который я имею разрешение. И все. Неужели вы думаете, что я, милиционер с девятилетним стажем, начальник, мог позволить себе носить пистолет, который был в розыске? Ведь мне бы не составило труда позвонить и проверить его. И, кстати, я не мог сказать задержавшим меня оперативникам фразу, которую мне приписывают: “Неужели вы сами не догадываетесь, откуда у меня оружие”. Как я мог, находясь в беспамятстве, еще язвить и пытаться иронизировать?

Заметим, что, несмотря на «беспамятство», подсудимый довольно уверенно описывал свой разговор с бывшим главой ГУВД Москвы Владимиром Прониным. Получается, что Евсюков «включает» память лишь там, где ему выгодно?

Напоследок Евсюков опять ударился “в лирику”. Правда, говорил он это таким жестким и безапелляционным тоном, что поверить в сказанное было трудно.

- Я перешел дорогу большому количеству людей, - сказал майор. - Мне очень от этого грустно. Я очень жалею о том, что произошло. 14 лет я считал себя защитником и вдруг перестал им быть. Теперь моя жизнь просто ничего не значит. Я не делал этого умышленно, но не знаю, как это доказать.

- Все-таки что толкнуло вас на это? - спросили прокуроры. - Может, была какая-то последняя капля?..

- Я не скрою, что работал на пределе эмоциональных возможностей, - помолчав ответил Евсюков. - Это все, что я могу сказать…

- О чем вы говорили с Прониным, когда вас задержали?

- Первый его вопрос был, служил ли я в горячих точках. Я ответил: “Чтобы с человеком что-то могло случиться в городе-герое Москве, не обязательно для этого надо служить в горячих точках”.

После этого Евсюков отказался отвечать на вопросы адвокатов потерпевших. По его словам, адвокат Игорь Трунов присвоил себе звание полномочного представителя всех россиян, став собирать вопросы, которые люди хотели бы задать Денису Евсюкову. В итоге все вопросы, которые Трунов готовился озвучить, пропали даром.

В конце заседания адвокат обвиняемого Татьяна Бушуева подала суду три ходатайства, два из которых суд отклонил, а третье (о вызове в суд эксперта из института Сербского, который проводил Евсюкову психолого-психиатрическую экспертизу) удовлетворил.

Вчера давал показания бывший шеф майора-убийцы - экс-начальник УВД Южного округа Виктор Агеев.

- Я знаком с Денисом Викторовичем с января 2004 года, - рассказал Агеев. - Он всегда был энергичным, инициативным и ответственным сотрудником. Я принимал решение о назначении его на все начальствующие должности. Он с большим подъемом воспринял свое назначение и старался оправдать доверие.

- А вы не интересовались, откуда у Дениса Евсюкова и его заместителя такие дорогие машины? - спросили Агеева адвокаты пострадавших.

- У нас этим занимается специальная служба, - ответил Агеев. - Но Евсюков в поле ее зрения никогда не попадал.

- Я уверен, что Евсюков совершил преступление в измененном состоянии, за которое он не может нести ответственность, - добавил Агеев. А потом попросил прощения и сказал, что несет моральную ответственность за произошедшее в ночь на 27 апреля прошлого года. Но только моральную, поскольку во время ЧП он уже не руководил УВД округа.

Появился в суде еще один свидетель - «православный адвокат» Игорь Смыков. Он заявил, что летом ему в руки попал кусок аудиозаписи. На пленке некий человек рассказывал другому, как Евсюкову что-то подсыпали в стакан. Правда, саму запись Смыков стер - по неосторожности.

Свидетель говорил так путанно и неубедительно, что вызвал у собравшихся смех. Ну а главное, экспертиза не обнаружила в крови майора-убийцы никаких сильнодействующих веществ (кроме алкоголя), которые могли бы привести к помрачению рассудка.

Следующее заседание назначено на завтра, 10 февраля.