2018-04-02T13:26:19+03:00

Атомная мечта Железногорска

26-го февраля ГХК празднует свое 60-летие
Поделиться:
Комментарии: comments2
Изменить размер текста:

Горно-химический комбинат расположен на Енисее в 50-ти километрах ниже по течению от Красноярска. Скальные основания отрогов Саян, поджимают течение реки с правого берега, и здесь в гору входит тоннель, который ведет туда, где расположены заводы, производившие плутоний. 26-го февраля комбинат празднует свое 60-летие. Плутония уже достаточно, но предприятие живет уже новым веком - сегодня здесь идет большая стройка новых производств.

Визитная карточка

Горно-химический комбинат основан постановлением Совета Министров СССР от 26 февраля 1950г. «О комбинате 815» за подписью И.В.Сталина. Во исполнение этого постановления реакторный и радиохимический завод были построены в подземном исполнении с заглублением над потолком сооружения 230 метров. Основным назначением ГХК до 1995 года являлось выполнение государственного оборонного заказа по производству плутония для ядерного оружия. За успешное освоение сложных промышленных технологий и выполнение производственных показателей ГХК награжден орденом Ленина в 1966 году. Горно-химический комбинат - уникальное предприятие с подземным расположением основных ядерных производств, не имеющим аналогов в мировой практике. На комбинате работают восемь тысяч человек.

Сегодня ГХК ведущее предприятие России по созданию полного технологического комплекса в области цивилизованного обращения с отработавшим ядерным топливом (ОЯТ) энергетических реакторов и замыканию ядерного топливного цикла.

Стратегией развития предприятия намечено:

- Реконструкция «мокрого» хранилища ОЯТ (отработавшего ядерного топлива) с целью улучшения безопасности и увеличения емкости хранилища до 8600 т. в 2011 году с перспективой увеличения до 11000 т.;

- Строительство «сухого» хранилища ОЯТ реакторов РБМК-1000 и ВВЭР-1000. Ввод в опытно-промышленную эксплуатацию первой очереди в 2010 году.

- Создание опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по переработке ОЯТ с производительностью до 100 т/год по ОЯТ ─ 2015 год;

- Создание производства гранулята МОКС-топлива для обеспечения работы БН-800 (Белоярская АЭС) − 2012 год;

- Создание подземной лаборатории обращения ВАО − 2020÷2025 годы;

- Строительство реактора на быстрых нейтронах с целью демонстрации замыкания ядерного топливного цикла − 2020 г.;

- Создание крупномасштабного производства по переработке ОЯТ − 2025 ÷2030 годы.

Горно-химический комбинат – градообразующее предприятие города Железногорска, ранее известного как Красноярск-26. Из городов «атомной десятки» Средмаша, которые являются «моногородами», Железногорск уникален сочетанием, которого больше нет нигде. Во-первых, здесь ядерные производства укрыты под мощным слоем гранита, что гарантирует не только защиту от ядерного удара, но и экологическую безопасность в обратном направлении. Во-вторых – в этом ЗАТО расположена известная фирма по проектированию и строительству орбитальных космических аппаратов. Раньше – НПО ПМ, сегодня – ОАО «ИСС» им. Решетнева - ГЛОНАСС делают через дорогу от Первого здания ядерного комбината. Сочетание на одной территории мощной атомной и космической фирмы образует уникальную конфигурацию, потенциал которой еще никак не использован.

Родословная

В постановлении Совета Министров СССР от 5 декабря 1949-го комбинат №815 расположен на поверхности в районе Томска (на этом месте сегодня находится Сибирский химический комбинат) и в его составе запроектированы заводы с уран-графитовыми реакторами серии АВ, производительностью 200-250 грамм плутония в сутки. Однако, спустя почти три месяца, появился новый документ – 26 февраля 1950 года Сталин подписал еще одно постановление «О комбинате №815», которое и было в итоге реализовано. В обоснование подземного расположения предприятия записано – «С целью укрытия от воздушного нападения». Однако в новом постановлении были запроектированы совсем другие реакторы – еще без индекса, но с указанием производительности 400-450 гр. плутония в сутки. Реакторов с такой производительностью в СССР тогда еще попросту не существовало. Что должно было случиться, чтобы вместо аврального строительства мощностей по плутонию было принято решение строить их в горе с потерей нескольких лет?

В ноябре 1949 года руководитель Специального комитета Берия получает письмо доктора Александрова с проектом реактора АД. Заместитель Курчатова по Лаборатории №2 обещает, что новый реактор станет энергетической машиной. В отличие от всех ранее существовавших реакторов, конструкция АД позволяла получать на выходе второго охлаждающего контура перегретый пар, который мог вращать турбину. Это была прямая дорога в атомную энергетику. К тому же, производительность по плутонию была почти в два раза выше, чем у реакторов АВ – те самые 400-450 грамм в сутки, которые и фигурируют в итоговом постановлении «О комбинате №815».

Существует расхожее мнение, что денег страна на атомную бомбу не жалела и атомщики делали едва ли не все что хотели. Это далеко не так. У Берии в текущей пятилетке были деньги только на один плутониевый комбинат, и строить его надо было быстро, с реакторами АВ, под Томском. Времени на проектирование и конструирование новых реакторов не было. Но решение о строительстве горных выработок позволяло выиграть время для проектирования новых реакторов.

Как и всякое грандиозное сооружение, подземные залы и галереи Горно-химического комбината, вызывают естественное чувство ностальгии по тем временам, когда великие дела были обычным делом. Какой надо обладать силой духа, чтобы вообще решиться построить нечто подобное? Кто не в силах представить, что это было сделано на запредельном кураже советских 1950-60-х, тот утешает себя тем, что это сделали злодеи-начальники, которые использовали рабский труд десятков тысяч заключенных. Истина как всегда где-то посредине. Заключенные, конечно, приезжали на строительство не по комсомольским путевкам, но работали они за очень неплохую зарплату и зачеты срока. По крайней мере, здесь. На сайте ЦРУ есть любопытное шпионское донесение – условия содержания заключенных на строительстве подземного ядерного комбината «исключительные», лучше даже, чем у вольнонаемных гражданских. Поэтому у красноярской «горы» нет мрачного ореола «рабского труда». Это легко можно почувствовать, попав сюда. Другое дело, что попасть сюда постороннему крайне затруднительно.

Девять ступеней

В 1951-1953 годах комбинатом №815 руководит Александр Фомич Гармашев, который пришел в отрасль из министерства судостроительной промышленности. В это время формируются первые структуры предприятия, которые осуществляют функции Заказчика строительства. Первыми работниками Восточной конторы становятся плановики, экономисты и бухгалтеры. На ГХК сейчас готовится к открытию недавно созданный музей, и когда ветераны пришли оценить экспозицию, то преподнесли в подарок музею, в том числе, и бухгалтерские счеты – первый инструмент Горно-химического комбината. До назначения Гармашева первым лицом Восточной конторы считался Николай Иванович Терехов. Он хоть и не имел статуса директора, и ни разу не был на площадке, но первый приказ по предприятию подписал именно он. И приказ этот был о назначении заместителя главного бухгалтера, в общем – экономика в ПГУ была не менее важной, чем физика и химия.

В 1953 – 1960 г. Восточную контору возглавляет Александр Романович Белов – в Красноярск-26 он приезжает из Глазова, где до этого возглавлял ЧМЗ. Под его руководством комбинат дал первый плутоний и стал атомным предприятием. В 1956 году горняки сдали первую выработку под монтаж реактора, и к лету 1958 первый агрегат комбината – АД - был готов к подъему мощности. В 7.20 утра 19 августа реактор «задышал» – приборы зафиксировали нарастание нейтронного потока. Наконец, после всех регламентных прогонов, 28 августа начался подъем и реактор АД был выведен на первую ступень мощности - Горно-химический комбинат начал наработку оружейного плутония. В 1959 году реактор АД посетил Никита Хрущев. Осмотрев подгорную часть, он заметил, что «здесь у вас как в метро» и распорядился снять горные надбавки персоналу.

1960 – 1965 годы комбинатом руководит Степан Иванович Зайцев, который так же как и Белов до этого назначения был директором ЧМЗ. В этот период осуществляется пуск реакторов АДЭ-1 (1961 г.), АДЭ-2 (1964 г.), вступает в строй подземная атомная ТЭЦ, с которой впервые в мире тепло напрямую уходит на жилой массив. Красноярск-26 сначала топится угольными котельными, которые коптят небо в каждом квартале. Профсоюз предприятия даже включает в Коллективный договор требование принять меры к охране атмосферного воздуха. С вводом в строй энергетического комплекса АДЭ-2 и подземной ТЭЦ, эта проблема была решена – город до сих пор, уже больше 45 лет, топится атомным теплом. К слову сказать, АДЭ-2 в январе 1964-го стал третьей атомной электростанцией СССР (после Обнинской и Сибирской АЭС). В этом же 1964 году начинает работать Обогатительная фабрика (затем это горнорудный завод (ГРЗ), сегодня – радиохимический завод (РХЗ)). Теперь плутоний из ОСУБ извлекают непосредственно на ГХК.

1965-1970 годы, Горно-химический комбинат возглавляет Александр Григорьевич Мешков, впоследствии – первый заместитель министра Среднего Машиностроения СССР. Атомный министр, Ефим Павлович Славский, к слову сказать, очень любил Горно-химический комбинат и Красноярск-26, он очень много сделал для развития города. Когда в Железногорске ввели институт «почетного гражданина», то именно Славский стал его первым почетным гражданином.

В этот период серьезно совершенствуются технологии, растет производительность и, соответственно, прибыль. ГХК первым в Средмаше начинает работать по «косыгинской реформе» и в этот период за счет сверхплановой прибыли комбинат строит социальных объектов больше, чем по титулам Средмаша. Начинает работать полигон «Северный». Подгорная часть начинает приобретать современный вид – подземные улицы одеваются в мрамор и кафель.

1970-1979 год комбинат возглавляет Евгений Ильич Микерин, впоследствии – руководитель 4-го Главка Средмаша. В этот период уже полностью отлажена система управления производством, и уже понятно, что пора предметно задуматься о том, что делать предприятию, когда реакторы отработают свой ресурс и плутония будет достаточно. Имея в виду, что на комбинате очень хорошая радиохимия, по предложению руководства предприятия, здесь решено строить завод регенерации топлива – РТ-2. То есть – в эти годы ГХК сделал первый шаг к тому, что сегодня является его перспективой. Началось строительство первой очереди завода РТ-2 – «мокрого» хранилища ОЯТ. Отличительной особенностью культурной жизни Красноярска-26 от всех городов Средмаша является то, что здесь с начала 1970-х гастролируют все звезды Советского Союза. За нарушение режима Микерину даже устраивают разнос в оборонном отделе ЦК, но «право на звезд» так и осталось за Красноярском-26.

1979-1989 год директор комбината – Иван Николаевич Кокорин. В 1985-м году вступает в строй первая очередь завода РТ-2 - «мокрое» хранилище отработавшего ядерного топлива с реакторов ВВЭР-1000. Строятся корпуса основного завода и даже начинается монтаж оборудования. Под геологическую изоляцию жидких отходов будущего производства РТ-2 геологи готовят полигон «Западный». Подходящая «фактура» подземных слоев нашлась только на левом берегу Енисея, и чтобы перебросить туда трубопровод, горняки еще в начале 1970-х начали проходку тоннеля под дном реки. Сбойка тоннеля пришлась на 1985-й год. А через год произошла чернобыльская авария. Многие сотни работников ГХК принимают участие в ликвидации ее последствий. Но после Чернобыля перспективы развития отрасли сужаются как шагреневая кожа. Одновременно начинается развал СССР.

1989-1999 год, Горно-химическим комбинатом руководит Валерий Александрович Лебедев, - впоследствии заместитель министра по Атомной энергии России. Идет конверсия предприятия, комбинат несколько лет собирает телевизоры «Самсунг», осваиваются производства высокочистых материалов и медицинских препаратов, но все это не может заменить основного производства. В 1992 году на ГХК останавливают реакторы АД и АДЭ-1, которые работали в проточном режиме. Финансирование строительства РТ-2 прекращается, а в 1995 году снимается гособоронзаказ на плутоний. Предприятие остается без основных источников дохода.

В качестве одного из основных конверсионных проектов начинается строительство Завода полупроводникового кремния. На комбинат приезжает президент Ельцин, но возобновить строительство РТ-2 не удается.

1999-2006 год, генеральный директор ГХК – Василий Васильевич Жидков. Комбинат постепенно восстанавливает свою ядерную специализацию, начинается строительство еще одной очереди РТ-2 – «сухого» хранилища ОЯТ. Разрабатывается новая концепция строительства РТ-2, - за время вынужденного простоя технологии изменились в лучшую сторону. Для «старого» проекта РТ-2 опытной площадкой являлся завод РТ-1 (ПО «Маяк»). После смены технологий, этот опыт был уже недостаточным, поэтому решили строить сначала Опытно-демонстрационный центр (ОДЦ) непосредственно на ГХК, а потом основной завод.

В 2006 году - Горно-химический комбинат возглавил Петр Михайлович Гаврилов. До этого назначения, он работал главным инженером Сибирского химического комбината. На 60-летнем юбилее СХК год назад даже пошутили на эту тему: ГХК нам в свое время дал директором Зайцева Степана Ивановича, и вот вам наше «алаверды»!

На предприятии внедряются новые способы управления, за счет полученного экономического эффекта начинается серьезный рост заработной платы. Сегодня на комбинате работают современные экономические механизмы, которые позволяют эффективно конвертировать капиталовложения в реальный производственный результат, на ГХК ведется одна из самых масштабных строек Росатома – за три года «сухое» хранилище ОЯТ от нулевого цикла уже ушло под купол, в этом году намечен ввод первого пускового комплекса. В 2006-08 годах, за счет собственных средств предприятия был достроен и 4 сентября 2008 года введен в эксплуатацию пусковой комплекс завода полупроводникового кремния. Отладка новой промышленной технологии велась специалистами комбината, при этом было оформлено 11 изобретений.

Однако, безусловно, главной специализацией Горно-химического комбината остаются атомные технологии. Оценив преобразования, которые произошли с 2006 года, Сергей Кириенко принял решение о создании на ГХК полного технологического комплекса по замыканию ядерного топливного цикла России и публично сообщил об этом как раз 4-го сентября 2008 года – в день пуска кремниевого завода. Сегодня на ГХК идет не только строительство и реконструкция хранилищ ОЯТ - они в новой концепции являются не более чем производственным складом. Здесь уже создается производство МОКС-топлива и опытно-демонстрационный центр по переработке ОЯТ. В новой стратегии развития предприятия появился двухцелевой бридер – быстрый реактор для применения «против» ядерных отходов реакторных технологий – клин клином вышибают. Выполняются крупные международные контракты в области учета, контроля и защиты ядерных материалов. В общем – атомный ренессанс.

Кино

Накануне 60-летия предприятия вышла в свет книга «СКАЛА», в которой изложены новые факты истории Горно-химического комбината и атомной отрасли России. В скором времени она будет доступна на сайте предприятия www.sibghk.ru. И, своего рода экранизацией этой книги стал документальный фильм «СКАЛА», созданный видеостудией отдела по связям с общественностью комбината в сотрудничестве с железногорской Vi-art studio. Здесь история ГХК вписана в историю атомного противостояния. Это имеет смысл посмотреть, чтобы понять, какую роль сыграл Красноярский край в создании ядерного паритета, и какую роль еще сыграет в создании «желаемого будущего».

Премьерный показ фильма состоится на телеканале «Енисей-регион» 20 февраля в 19.30, повторный показ планируется на канале ВГТРК 13 марта в 11.10.

Вместо заключения

В 2010 году исполняется не только 60 лет Горно-химическому комбинату, исполняется 65 лет атомной отрасли, образованной в год Великой Победы. И это хороший повод задуматься о будущем. Сегодня задачи экономического порядка кажутся наиболее привлекательными, но вряд ли стоит забывать о том, что они вторичны. Талант, упорство, воплощенная мечта в конечном итоге становятся главным элементом коммерческого успеха больших проектов. Поэтому надо мечтать о том, что сегодня кажется невозможным. Как показывает практика, мечты сбываются, надо только, чтобы они были. И уж у кого есть безграничные перспективы, так это у атомной отрасли.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также