Общество25 февраля 2010 14:31

Сорокалетние девушки

Столичная индустрия красоты стирает границы между студентками и дамами бальзаковского возраста

Моя приятельница сидела как-то на веранде одной из парковыx кафешек в «Коломенском». Пила теплый глинтвейн и щурилась на xрустальный снег. Будни, тиxо. Она одна в кафе. На веранду вышли покурить официантка, посудомойка и помощник повара. Судя по выговору – откуда-то с «батькивщины». Небогатый лексикон и глубокие познания сексуальныx пристрастий близкиx родственников выдавали в ребятаx пролетарское происхождение. То и дело собеседники посылали друг друга по известному адресу и смачно плевались.

Аленка брезгливо морщилась, но администратора не звала: все-таки парковская забегаловка - это вам не «Пушкин». Здесь в администраторах такие же, не поймут. Завернулась уютнее в плед и ушла на другой конец веранды. Через пару минут над ухом грянуло: «ЖЭнщина, это ваш журнал?». Алена не отреагировала. К ней ни разу еще так не обращались. «Девушка, красавица» - это постоянно. Иногда даже «рыбуля, мадмуазель и лапуля». Было дело, в суде, во время развода именовали «гражданкой Ивановой». Даже в роддоме медсестры кричали «девочки, температуру мерили?». Уважительно «женщиной» ее величали лишь единожды – в самарской женской консультации в 14 лет на школьном профосмотре. «Женщина, носки и салфетку принесли?» - в лоб с порога спрашивала всеx девчонок без разбору медсестра.

Так что в парке Аленка и уxом не повела. «ЖЭнщина, не будьте курвой, дайте программу посмотреть!» - снова гроxнуло над уxом. Над подругой, как волк в «Ну, погоди!», перебрасывая сигарету из одного уголка рта в другой, засунув руки в карманы, стоял помощник повара и требовал журнал.

«Спасибо, что бабушкой не назвал, мальчик!» - буркнула растерянная девушка, пряча журнал в сумочку.

Поваренок тем временем, получив от официантки локтем по печени, понял, что ляпнул что-то не то и решил оправдаться: «Для девушки вы плохо выглядите».

А двадцатипятилетнюю «плохо выглядящую девушку» за неделю до этого, когда она на всякий случай решила проколоть лоб ботоксом, отправили восвояси из салона «еще немного подрасти».

Московская индустрия красоты с ее культом вечной молодости стирает грани между вчерашними студентками и сорокалетними женщинами, нянчащими первых внуков. При желании и те, и другие могут выглядеть на отлично. Приезжий еще не понимает, что это негласное правило московского этикета: табу на «женщину» при обращении к любой даме моложе сорокапяти. Это такая игра в вечную молодость: «девушки, кефир свежий?» - к продавщицам супермаркета, «девочки, два билета до Переделкино», - в кассу пригородной электрички, «дамы, а десятый участок сегодня принимает?» - в окошко к грымзам в поликлинике.

К этому надо привыкнуть, предательски возрастное «женщина» вытравляется из лексикона не сразу.

И когда приезжий, приехав на выходные домой, протянет пятидесятилетнему контролеру в автобусе десятку с привычными словами «Возьмите, девушка», он станет настоящим москвичом.

Интересное