Общество

Чемпионка России по пулевой стрельбе умерла из-за жадности чиновников

Во время сборов спортсменов поселили в мотель для дальнобойщиков

Родные погибшей Натальи Романовой уверены, что именно там она подцепила смертельный вирус, который переносят грызуны.

SMS РОДНЫМ: «Я ДОЕХАЛА. ГОСТИНИЦА - УЖАС»

Сборы, тренировки, чемпионаты... И наконец - долгожданные выходные. Чемпионка России по пулевой стрельбе, 32-летняя Наталья Романова, берет отпуск: она выходит замуж. Впервые. Конечно, волнуется.

- За несколько дней до свадьбы у Наташи поднялась температура, она жаловалась на общую слабость, - вспоминает муж погибшей Илья Меркушев. - Тогда мы списали это на волнение. И вроде бы обошлось. По крайней мере в день свадьбы Наташа держалась молодцом, была на подъеме.

Но уже ночью спортсменка упала в обморок, ее забрала «Скорая».

Через пару дней у Натальи отказали почки. Затем зрение. Женщина впала в кому. Прожила на аппаратах неделю. И, не приходя в сознание, умерла. Здоровая 32-летняя спортсменка сгорела за две недели. Официальный диагноз - геморрагическая лихорадка с почечным синдромом.

- Это опасный вирус, разносчиком которого являются грызуны, - говорит профессор Московского областного научно-исследовательского клинического института им. Владимирского Александр Фомин. - Человек может заразиться, вдыхая пыль с частицами экскрементов мышей или крыс. Первые симптомы напоминают грипп - сильный жар и ломота в теле. Затем вирус поражает внутренние органы. Однако летальный исход - это скорее исключение. Очевидно, пациентка получила колоссальную дозу зараженной пыли: один орган отказывал за другим.

Вообще-то диагноз «геморрагическая лихорадка» ставят кладовщикам или гастарбайтерам, которые крошат салаты в подпольных цехах. Но спортсменка... Откуда у нее колоссальная доза?

- Гадать долго не пришлось, - говорит адвокат семьи Романовых Елена Фролова. - Накануне свадьбы Наталья ездила на сборы в Липецкую область. Там спортсменов, очевидно, в целях экономии, поселили в мотель для дальнобойщиков. Девушка неоднократно жаловалась на засилье мышей и общую антисанитарию. Да вы сами почитайте...

С этими словами адвокат протянула объяснительную мужа Натальи Ильи, предназначенную для «компетентных органов». Вот отрывок из объяснительной:

«По приезде на сборы Наталья отправила мне SMS: «Я доехала. Гостиница - ужас». Вечером того же дня я позвонил Наталье, и она рассказала, что в номере гостиницы рассыпана отрава для мышей и стоят мышеловки и, кроме того, много мышиных экскрементов. Наталья просила персонал гостиницы убрать в номере отраву, экскременты и мышеловку, на что ей ответили грубым отказом».

Сборная России живет в мотеле, который кишит грызунами? Не верится. Но вот что говорят очевидцы.

ЛУЧШЕ МЫШИ, ЧЕМ ГОЛОД

- Да, условия в гостинице были неудовлетворительные, - признается главный тренер сборной по пулевой стрельбе Андрей Ананьев. - Наталья жаловалась на то, что у нее в номере стоит отрава. Но она стояла во всех номерах. Помню, я тогда прошелся по комнатам - спросил, видел ли кто грызунов. Девочки говорят: видели, помахали мышке рукой и почти подружились. То есть без истерик, спокойно. Да и Наталья возмущалась больше для проформы.

- А вы сообщили руководству федерации? - спрашиваю. - Потребовали переселить спортсменов?

- Нет, - пожимает плечами Ананьев. - Это бы ничего не изменило. Поэтому мы продолжили тренировки.

Решение тренера как минимум спорно. Но почему не взбунтовались сами спортсмены?

- Кто же знал, что мыши опасны, - разводят в ответ руками. - Раньше как-то обходилось.

- Мы и с клопами жили, - включается в беседу, которую ведем в одном из питерских тиров, чемпионка Европы по пулевой стрельбе Светлана Смирнова. - И с тараканами. И летом при температуре плюс 35 отлично обходились без кондиционеров. Потому как если хочешь кондиционер - доплачивай свои и переезжай в нормальную гостиницу. А так по нормативам Минспорта койко-место должно стоить не дороже 550 рублей в сутки. Эти нормативы утверждали лет пять назад, а где сейчас найдешь приличный номер за такие деньги?

И если бы тренер поднял панику, что толку? В лучшем случае переехали бы в мотель через дорогу. И, к слову, никому из стрелков такой вариант не улыбается. Они за «Самолет» - так называется злополучный мотель.

- Там хорошо кормят, - поясняет чемпионка Европы Ирина Измалкова. - Понимаете? Поел - и наелся.

- А вы что... голодаете? - улыбаюсь, считая аргумент шуткой.

- Бывает, - без обиняков признается один из спортсменов. - А сколько раз травились!

Тот же Минспорт выделяет на питание одного человека 700 рублей в сутки. Не так уж и мало, если бы не «спортивный режим». Меню для спортсменов составляет диетолог, а врач команды следит, чтобы все было «по бумажке». Так, например, спортсменам должны подавать не просто рис, а черный рис (в 4 раза дороже обычного). Если хлеб, то цельнозерновой. Обычный чай не котируется - только на травах. И так во всем. В итоге спортсмены питаются правильно, но зачастую владельцы отелей делают порции просто комариными. Так что за хорошую кормежку стрелки готовы простить многое. И даже мышей.

«ОТРАВА - ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ»

Интересно, а кто еще водится в этом мотеле? И много ли персонала умерло от лихорадки? Пытаюсь найти сайт «Самолета». Упоминание о мотеле лишь на форумах «Автотуризм в России». Вместо адреса - GPS-координаты: N 52.112951 E 39.186187». Это на трассе «Дон», между Липецком и Воронежем... Вылезаю из автобуса напротив «Самолета». Мимо несутся фуры, обдавая грязью. Мотель стоит среди полей у дороги. Тут же на обочине импровизированный рынок: продают сало, мясо, буженину. У самого мотеля суета. Одни фуры подъезжают, другие отъезжают...

- Где хозяин? - интересуюсь на ресепшне мотеля.

Послали в «банкетный зал». Это на втором этаже ресторана, который примыкает к мотелю. В зале дым коромыслом: вопли, танцы.

- И всегда у вас такое веселье? - спрашиваю официантку, перекрикивая орущих под караоке музыкантов.

- Всегда, - кивает. - Кто свадьбу празднует, кто юбилей. Вокруг много сел, районных центров - и все к нам. Так уж повелось. У нас и живая музыка, и вкусно кормят.

Действительно, «Самолет» славится кухней на всю округу. Хозяин-армянин лично курирует поваров. Интересно, мышей он тоже готовит как-то по-особенному?

- Какие мыши? - аж подпрыгивает на стуле владелец мотеля Георгий Мирзаханян. - Отрава была расставлена для профилактики. Что номера не убирают - ложь.

С этими словами хозяин демонстрирует один номер за другим. Крохотные комнаты, старая мебель - типичная заштатная гостиница. В ванной каждого номера небольшое блюдце - отрава для мышей. Возможно, именно такое блюдце вывело из себя Наталью. Но про «общую антисанитарию» - перебор. В номерах относительно чисто.

- Она тут заразиться не могла! - клянется мамой армянин, распахивая очередную дверь.

Роспотребнадзор Липецкой области горячо с этим согласен.

- После шумихи, которая поднялась из-за смерти спортсменки, мы проверили этот мотель, - говорит начальник отдела эпидемиологического надзора Роспотребнадзора Липецкой области Ирина Ярковская. - С документами у них все в порядке: есть и лицензия, и санитарный пропуск. Мышей мы не обнаружили. На ночь расставили 80 мышеловок, проверили их утром - все пустые.

- Так вы проверили спустя месяц после сборов! - говорю. - Может, сейчас мышей уже и нет...

- Если бы они были, - возражает моя собеседница, - тогда заразились бы и другие спортсмены.

- А после смерти Натальи их проверяли на наличие вируса? - спрашиваю.

Оказывается, не проверяли. Если официально мышей нет - зачем сеять панику? Впрочем, никто, кроме Натальи, в больницу не загремел. Значит, повезло. А может, переболели легкой формой лихорадки, которую участковые стандартно принимают за грипп?

Есть у Роспотребнадзора и еще один аргумент: инкубационный период болезни - 45 дней. За это время чемпионка была не только в Липецкой области, но еще в Ижевске, Питере и Подмосковье. Могла заразиться где угодно. Это правда. Сейчас уже не докажешь. Интересно другое.

- Мотель, где жили спортсмены, находится около села Конь-Колодезь, - продолжает Ирина Ярковская. - Эта деревня является природным очагом* геморрагической лихорадки. Но в 2009 году в нашей области не зафиксировано ни одного случая заражения.

ТРЕНИРОВКИ СРЕДИ ЗАРАЗЫ

Но все-таки какого черта сборная России тренируется в центре «природного очага геморрагической лихорадки»? По стране всего 10 таких очагов. И стрелкам непременно нужно окопаться в одном из них? Это в 2009 году там затишье, а в 2007-м тот же Роспотребнадзор бил тревогу и требовал денег на экстренные меры (бесплатные мышеловки и яд, дабы жители деревень держали оборону). Тогда в Липецкой области заразились более 200 человек. А спортсменам повезло. Именно повезло, потому что сборы в тот год никто не отменял и в другой регион не переносил.

- Вообще оптимальный вариант для тренировок - это спортивные базы, - говорит депутат Госдумы Светлана Журова. - Они по-прежнему могут обеспечить хорошие условия и питание за чисто символические деньги. Другое дело, что эти базы можно пересчитать по пальцам. Половину мы потеряли с развалом СССР: наши базы отошли Украине, Грузии и т. д. Другая половина быстро захирела. На плаву держатся от силы пять.

Из них стрелкам подходит одна. Но все время тренироваться в одном месте нельзя. Спортсмены должны уметь адаптироваться к разным тирам, чемпионаты ведь на одном месте не проводят. Но с тирами теперь в стране такая напряженка, как раньше с колбасой. Во времена перестройки стрельбища превратили в «склады, бордели и автомастерские». Профессиональных тиров раз-два и обчелся. И лучший из них именно в Липецкой области. Как так вышло? Руководство местной ДЮСШ написало слезную депешу президенту Стрелкового союза Владимиру Лисину (один из самых богатых людей в России). Дескать, тренируемся в хлеву - подсобите. Конечно, такие депеши шлют пачками из всех регионов. Но конкретно эта исходила от легендарного в стрелковых кругах тренера Александра Никулина - такой призыв проигнорировать трудно. В итоге тир превзошел все ожидания. Его оценили и полюбили профессионалы. И теперь колесят по окрестным мотелям. И даже если Наталья Романова заразилась в одном из них - это ничего не меняет. У федерации нет выбора - спортсмены все равно будут ездить в Липецкую область.

- Очень опасная затея, - говорит зав. лабораторией геморрагических лихорадок столичного Института полиомиелита и вирусных энцефалитов им. Чумакова Тамара Загурова. - Решением проблемы могла бы стать вакцина от лихорадки, но ее не существует. Она только в процессе разработки. Исследования тормозит недостаток финансирования. В мире тоже нет вакцины, поскольку лихорадка с почечным синдромом распространена лишь в России.

Но несмотря на все эти расклады, стрелки умудряются побеждать. Правда, из 15 комплектов медалей с прошлой Олимпиады в Пекине они привезли всего три. Но кто их посмеет в этом упрекнуть?

P.S. Похоже, в нашем спорте выживают не сильнейшие, а самые непритязательные. Спартанцы. Те, кто не шарахается от мышей и клопов и готов разделить ужин с тараканами. Те, кто лучшим кондиционером считает сквозняк. Те, кто готов трястись сутки в автобусе по пути в Тмутаракань, где построили единственный на всю страну хороший тир или каток - не важно. Это очень суровые ребята, и когда один из них уходит, они не плачут. Отряд знает: на войне как на войне.

И они все равно будут продираться к олимпийскому постаменту. Но елки-палки! А нельзя ли сделать так, чтобы они не продирались, а просто шли? Как бы отменить эти дурацкие «отборочные туры» в виде бытовых неурядиц? На их преодоление уходит слишком много сил, энергии и куража. И зачастую этого уже не хватает на Олимпиаде.

*Природный очаг заболевания - это ограниченная территория, где обитают переносчики того или иного вируса. В данном случае это рыжая полевка (сами грызуны от вируса не погибают). Почему заразились мыши именно Липецкой области? Ученые полагают, что вирус был завезен с зерном примерно в 2002 году.

КОМПЕТЕНТНО

Александр ПОЧИКИН, профессор Московской государственной академии физической культуры: «У нас в шоколаде только футболисты и хоккеисты»

- Нормативы на проживание и питание для всех спортсменов одинаковы. Но трудно представить, чтобы футболистов или хоккеистов поселили в мотеле. И дело тут даже не в приоритетах государства. Просто есть такое понятие, как коммерческие виды спорта. В России таковыми можно считать футбол, хоккей, фигурное катание, баскетбол, бокс, теннис и волейбол. Федерации этих видов спорта зарабатывают деньги на коммерческих соревнованиях, продаже билетов, отчислениях за права телетрансляции матчей. И самое главное - у них есть спонсоры, которых выгодно рекламировать за счет команд. На вырученные деньги федерации обеспечивают игрокам нормальные условия проживания, трансфер, питание. Что же касается тех же стрелков или фехтовальщиков, то в них спонсоры не заинтересованы. Как говорится, крутись как можешь.

- Но Ирина Роднина, напротив, говорила о том, что в спорт идут колоссальные денежные вливания...

- Это правда. Но эти вливания начинаются только на этапе формирования олимпийских сборных. То есть уже непосредственно перед самой Олимпиадой. А до этого о сборных никто не вспоминает: они тренируются «из последних». Тут можно провести аналогию с цветком: его месяц никто не поливал, цветок захирел. Потом на него выливают ушат воды и ждут, что он моментально расцветет. Но такого в природе не бывает.

КОММЕНТАРИЙ СТРЕЛКОВОГО СОЮЗА РОССИИ

Мы обратились к исполнительному директору Стрелкового союза РФ Анне ЛЕЩИКОВОЙ.

- Скажите, кто конкретно выбирает гостиницу для спортсменов?

- Тренерский состав союза подыскивает оптимальный вариант. Минспорт его утверждает и по безналичному расчету переводит деньги на проживание и питание спортсменов.

- И «Самолет» - это оптимальный вариант?

- Эта гостиница ближе всего к тиру. У нее есть все необходимые документы. И она подходит нам с учетом тех финансовых нормативов, которые разработаны Минспортом. Что касается мышей, то на этот счет есть заключение Роспотребнадзора о том, что их там нет. И не было - это нигде не задокументировано.

- Этот мотель самый дешевый в округе...

- Поверьте, мы достаточно средств вкладываем в развитие стрелкового спорта. Оружие, пули и мишени - все за наш счет. Хоккеистам государство покупает клюшки, конькобежцам - коньки, но почему-то стрелки должны обеспечивать себя инвентарем сами. Увы, стрелковый спорт у нас финансируют по остаточному принципу, хотя на Олимпиаде у пулевой стрельбы 15 комплектов медалей. То есть мы теоретически можем обеспечить стране 15 медалей, а хоккеисты или футболисты - всего одну... Вы знаете, где у вас ближайшее футбольное поле? А тир? То-то. Это к вопросу о приоритетах государства и подготовке чемпионов.

Получив этот комментарий по телефону, мы еще раз обратились в Стрелковый союз, чтобы уточнить, правильно ли мы поняли позицию этой организации. Ответа пока нет. Поэтому, если Стрелковый союз намерен расширить свой комментарий, мы готовы предоставить место в газете.

Давайте обсудим на сайте