2018-04-02T13:27:36+03:00

Дмитрий Дибров: «Нянечку сыну выпишем из Англии!»

Популярный ведущий - о новом телепроекте, неумных юмористах и планах по воспитанию сына
Поделиться:
Комментарии: comments66
Изменить размер текста:

Казаки, а следующий кадр - улыбающийся Дмитрий Дибров; стол, за которым задумался после хитрого вопроса интересный человек, и снова Дибров; кто-то рухнул в грязь, а через мгновение понимающе кивает Дмитрий... И снова казаки, и снова Дибров и еще «Кто хочет стать миллионером?»...

Дмитрий Дибров в самом центре внимания то из-за свадьбы, то из-за рождения сына, то из-за того, что обо всем этом слишком много говорят. Востребованность у этого человека и так огромная, а тут он еще и в проекте «Жестокие игры» появился в роли умудренного опытом интервьюера - роли, которая Дмитрию, безусловно, очень подходит и, похоже, нравится. Да и зрителю тоже...

- Дмитрий, вас с вашим телеопытом новый проект удивил чем-нибудь?

- Ну в шок, конечно, ничего не повергло. Но поучаствовать было здорово! Большой проект - как большой корабль. Он поражает своими размерами, красотой своих палубных надстроек. Это блокбастер, и страна будет неотрывно следить за тем, что там происходит.

- Своей должностью на этом корабле довольны?

- Начнем с того, что это, конечно, спорт. Боление - стержень проекта, который с успехом идет во многих странах. Анджей Вайда даже говорил: «Покажите мне какое-нибудь другое драматическое произведение, где бы автор и режиссер ухитрились в течение 90 минут держать в напряжении 40 тысяч зрителей». Он имел в виду футбол. Правда, добавлял, что при этом на поле ничего не происходит... Но у нас-то происходит! И все равно без некоторой доморощенной философии нам, русским, не обойтись. Просто болеть, как бы это делали голландцы или англичане с американцами, нам недостаточно. Нам дай что-нибудь еще подумать, поразмышлять, попереживать по-сердечному, по-русски. Вот тут-то появляюсь я. У меня бунгало, построенное по всем аргентинским канонам, я в национальной одежде встречаю гостей. То ли Дибров сидит, то ли Зорро... Какие гости! Игорь Николаев, Алеша Ягудин, Миша Грушевский, Ира Слуцкая... Мы беседовали, обсуждали происходящее... А еще я сообщал проигравшим, что они вылетают. Очень, надо сказать, несладкая задача.

- В оригинальной версии звезды участия не принимают - это проект для обычных людей. У нас бы такое не прокатило?

- Да, наверное, это наша особенность. Но ведь надо понимать, что человек становится звездой не просто так. Бывает, что известными становятся через постель или через большие деньги. Но цена такой популярности - неделя. Годик звезду еще знают, а потом она сама собой сходит. А вот тот, кто много лет находится в центре внимания, как правило, в чем-то незауряден. Просто так слава не приходит. С судьбой не переспишь. И, когда эта звезда летит в грязь, вместе с ней в грязь летит и вся гламурная пыль... И на лице такое написано! А камера немедленно крупным планом ловит! И это обязательная драматичная составляющая «Жестоких игр». И зритель увидит любимого персонажа, летящего в настоящую аргентинскую жижу. И увидит в нем стальную бойцовскую пружину. В грязь попасть каждый из нас может. Каждый и побывал в своей грузи. Главное - как ты из нее выплывешь.

- Самому поучаствовать в испытаниях не хотелось?

- Как только очередной участник выходил на старт, я примерял это испытание на себя. И, если честно, некоторые считал для себя просто гибельными. Хотя некоторые прошел бы. Но пробовать не стал. А вот один из гостей прилетел в роли эксперта, но надел униформу и вышел на старт. Зрители это увидят.

- Ваша программа «Временно доступен» тоже неожиданно открывает человека. Где герой «препарируется» лучше - в уютной студии или в аргентинской грязи?

- Я не смотрю ни один из своих проектов. Хотя надо, конечно... Но так вышло. И, как телевизионный профессионал, я не был уверен в успехе «Временно доступен». Но программу очень хорошо смотрят. Мне кажется, что сама форма ток-шоу уступает сегодня более энергичным методам телеповествования. При этом буйство глаз и половодье чувств, характерное для шуточек двадцатилетних идиотов, для ток-шоу не альтернатива. Хорошая середина - «Что? Где? Когда?». Там и для ума что-то происходит, и некое действо есть... Но, скажем, у нас в гостях была Галина Волчек. Едва ли Галина Борисовна согласилась бы полететь в грязь. Значит, нужен формат «Временно доступен». Но динамичнее, конечно, «Жестокие игры», где, как и все на Первом канале, без философии не обойдется. В этом проекте есть что-то и от «Клуба путешественников», и от «Временно доступен»...

- Как вам работалось с Яной Чуриковой и Кириллом Набутовым?

- Ну с Кирюшей мы старые, тертые перцы. Мало кто помнит, но мы с ним 1994 год еще встречали в прямом эфире: он - в Ленинграде, я - в Москве. В студии были Собчак, Ростропович с Галиной Вишневской, Людмила Нарусова... Ксюша, наверное, спала уже в это время... Все это и вспоминали с ним по вечерам в Буэнос-Айресе за стаканчиком вина... А вот с Яной пришлось поработать впервые. И совершенно основательно заявляю: «На сегодня Яна - самый интересный телеведущий в юбке». Она незаурядна в человеческом смысле, образованна, интеллигентна. И она очень интересно мыслит. Уверяю, скоро ей станет тесно в рамках развлекательного телевидения, которое оно, конечно, ведет мастерски. Но «фабрикантами» не наешься. Ей на роду написан поворот в сторону мировоззренческого телевидения.

- Вам интересно было общаться со звездами?

- Я не слишком хорошо знаком с миром спортсменов. И в этом мире меня ждало множество открытий! Мне очень понравилось общаться с Ирой Слуцкой - у нее такой румяный юмор. Алеша Ягудин - вот это для меня открытие, он хорошо мыслит. Не по-спортсменски как-то... Впрочем, от штампов из анекдота про боксера «а еще я ею ем» пора отказываться. Это точно! И, конечно, свойственное спортсменам благородство проявилось на этом проекте во всей красе. А ведь это олимпийские чемпионы! Им проигрывать не с руки, победа - это их профессия! И тем не менее благородство сильнее! Для меня это было неожиданное с точки зрения человековедения открытие: спортсмены - тоже люди!

- Почти как артисты?

- И тут были удивительные открытия. Помните, у Толстого: «И откуда в этой графинечке такое знание русских песен?» Последите, например, за внучкой Олега Николаевича Ефремова. Дед, наверное, прослезился бы, наблюдая за ней! Было больно, очень больно. И «Скорая» приезжала за нашими героями совсем не пенопластовая! Настоящая аргентинская неотложка. На носилках людей выносили!

- Даже страшно... А теперь про смешное, если позволите. Вам пародии на вас в «Мульте Личности» понравились? По мне, так они довольно обидные...

- Мне первые выпуски на 50-летие подарил Эрнст вместе с полным собранием моего любимейшего Синатры. Возможно, я буду похож на персонажа из носовского Солнечного города. Помните, он пришел на выставку Незнайкиных рисунков и сказал: «Знаешь, Незнайка, ты давай всех рисуй, а меня не надо, я у тебя плохо получаюсь». В этой передаче есть очень удачные розыгрыши, интермедии смешные. Но самой неудачной я считаю свою. Смешно, но все шутки вокруг меня строятся только на одной-единственной почве, которую кто-то так удачно взрыхлил. Вся эта дурацкая клюква крутится вокруг моих похождений в загсе. И все топчутся год вокруг этого!

- Ну да, по поводу вашей персоны уже настоящий стереотип выработался...

- Да. Существо моей работы малоинтересно широкой публике. Что первым использовал прямоэфирный телефон, придумал программу «Времечко», утренний эфир в том виде, в каком он сейчас идет. Да и вечерний, и ночной... Публике подавай вот эти шутки про женитьбу... А что особенного в моей женитьбе? Да ведь все же женятся, все разводятся. Посмотрите, у кого один брак? У всех несколько. Нет же, всем можно, а Диброву нельзя...

- Может, как-то поговорить с создателями?

- Мои коллеги из «Мульта Личности», очевидно, не дают мозгам сделать что-нибудь созидательное. Сколько бы я ни просил думать обо мне иначе, думать будут так, как хотят. Значит, я это заслужил. Мы с Полечкой не смотрим «Мульт Личности» да и не читаем ничего о себе. Мы настолько заняты друг другом и нашим сыном, что нам совершенно не до потребления этой энергии... Впрочем, будь я попсовым певцом, такой рекламе стоило только порадоваться... Но я не попсовый певец!

- В свете повышенного интереса к вашей личной жизни: вы как-то отмеряете количество информации, которое выдаете о себе?

- Но я же штатный сотрудник Первого канала. И если мне говорят, что больше не в силах сдерживать поток журналистов, приходится приглашать кого-то на выписку из роддома, например. В конце концов это святое право журналиста - приехать и снять, написать то, что ему кажется интересным. Единственное, мы старались ребеночка не показывать фотокорреспондентам, чтоб не сглазили... Раздражает только, когда о нас что-то придумывают, а так, пожалуйста, пишите... Значит, мы еще кому-то как-то интересны.

- Лично ваша жизнь изменилась с появлением малыша?

- Еще бы! Все подчинено только ему. Но сегодняшняя «родительская» индустрия так развита... Современная мамочка вооружена всем чем только можно! Один утилизатор памперсов чего стоит! Это же просто космическая бандура! И планов масса, конечно. Скажем, я выяснил, что в определенном возрасте в доме должна звучать определенная музыка. Одна дает мышление математическое, другая - чувственное, третья - склонность к литературе. Где-то к году я собираюсь выписать нянечку из Англии, чтобы у сына английский был вторым родным языком. В идеале, конечно, одного языка мало... Русские люди очень талантливые, но им нужно хорошее образование. А без образования не очень хорошо получается... Хочется дать сыну все, показать, объяснить, научить. Конечно, моя жизнь изменилась! А как же иначе!

«Жестокие игры», суббота/вечер, Первый канал.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Дмитрий Дибров: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также