2015-02-04T07:05:37+03:00

Свадьба Игоря Николаева: мистер Счастье и свадебный букет

Изменить размер текста:

У девяти человек из десяти грустные глаза. Если у вас другая статистика, значит, вам повезло больше, чем мне, плебею, вы живете в другой местности.

Я из нашей свинцовой местности улетал в другую, в нашу же, и тоже свинцовую, и в шесть утра уже в самолете спросил у него, отчего у него благостное личико, озаренное антигрузинской улыбкой и отчего у него глаза такие добрые и, страшно сказать, сияют? Он улыбнулся мне в ответ.

Положение дел таково, что менестрель Игорь Отарович Николаев, не привечаем молодой аудиторией, любящий иные звуки, от которых не то что недобрые глаза, а стеклянные глаза получаются. Но мою любовь того рода, которая не связана с определенной секрецией половых желез, он снискал бы, если б даже написал одного только «Паромщика» или автомадригал «Три счастливых дня».

Смесь благодарности за строчку «Ты сегодня в доме одна – это значит, все в сборе» за песню о дочке и уважение за то, как он повел себя после расставания сами знаете с кем, и двойное уважение за отношение к маме, которое я наблюдал. И тройное уважение за приверженность мысли, что нет ничего выше объятий.

Вот эта смесь в значительной степени сделала из меня смешного продуктивного лирика теперь сводящего с ума ушлых девиц до 70 лет с помощью kp.ru. Его мелодии в наше время, когда посвящаем себя грызне, самый нетехнологичный в мире душевный инструмент.

Я даже знаю парочку жен моих приятелей, которые утверждают, что его песни опровергают законы гравитации. Это какая душевная летопись наших иногда нелепых попыток счастье обрести. Сочинения, хоть и относимые к легкой музыке, но полные воздуха.

От нашего мужского стола вашему – о, акварельные нимфы! Когда Игорь Николаев спас меня песнями, как многих из вас, от душной никчемной повседневности на краю света, заполненной мелкими страстями. А после, когда мне грозил настоящий срок, спас меня в суде странным жанром под названием поручительство. И я хочу вернуть ему должок, потому что он, который помог многим из нас добиться лирического абсолюта, сам в последние годы нуждался в счастье.

Это ведь он написал для великой Аллы грандиозную, негромкую и явно недооцененную оду любви «Если спросит меня голос с небес, кто на свете всех дороже тебе? Я отвечу ничего не тая – мама, дочка, ты и я». Она ее просто спела и это просто стало летописью жизни моей мамы.

У вас у всех токсикоз друг от друга, а я вам назло, всю неделю, и далее буду радоваться за парня, который счастье обрел и за девушку Юлю, которую он непременно осчастливит.

Корреспондент малаховского журнала спросил меня: а как же разница в возрасте? Это последний вопрос, который приходил мне в голову на торжестве. Ему не привыкать, моему любимому менестрелю, осчастливливать хороших людей.

Он осчастливит и Юлю, сказал я корреспонденту – молодому продукту влияния другой музыки, в которой много ритма, но нет сердца совсем.

Игорь Николаев ровно такой же юноша, каким спел в «Утренней почте» песню «Мельница». Потому что пока мы беспощадно стареем в погоне сами знаете за чем, пока я превращаюсь в ржавый велосипед, мой, подчеркиваю, закономерно богатый и успешный товарищ, не признающий возраста, тратит время на другое – на любовь, на маму, на друзей. Вот почему возраст от него шарахается, как черт от ладана.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также