Политика25 сентября 2010 2:00

Война бубнов и гобоев

Знаменитый Ансамбль песни и пляски им. Александрова обвиняет своих коллег из Внутренних войск МВД в нечестной игре

ТАК КТО ЖЕ ПЕЛ В ПАРИЖЕ? 19 марта во французской газете «Фигаро» появилась заметка ее корреспондента Пьера Авриля под весьма скандальным заголовком «Русский армейский хор заявляет о плагиате». Авриль, в частности, писал: «Выступление Хора Красной Армии, которое сейчас проходит во Франции, в данный момент в Ренне, является самым обыкновенным плагиатом. На этом настаивает знаменитый Хор Красной Армии, его второе название - Ансамбль Александрова, в честь создателя... Отвратительный контрафакт является не кем другим, как ансамблем... Министерства внутренних дел России...» Получалось, что под маской всемирно известного армейского Ансамбля Александрова французов водил за нос такой же академический «собрат», но из другого ведомства. Дело попахивало международным скандалом, а может быть, и судом. Но надо было еще разобраться: а насколько обоснованны претензии, которые коллективу ВВ МВД предъявляют александровцы? И я отправился к ним.

«НЕ НАДО ПРИКРЫВАТЬСЯ НАШИМ ИМЕНЕМ» Мои собеседники - председатель профсоюзной организации ансамбля Сергей Галкин и главный администратор Виктор Кадинов. В. Баранец: - Вы обвинили Ансамбль МВД, гастролировавший во Франции, в плагиате. Почему? С. Галкин: - В апреле этого года к нам в ансамбль стали приходить странные письма с отзывами о проходящих во Франции концертах Ансамбля Александрова. Поскольку в это время наш коллектив находился в России, то мы были крайне удивлены. К нам попала афиша одного из этих концертов, на которой был изображен коллектив Академического ансамбля песни и пляски Внутренних войск МВД РФ, а сверху написано: 120 артистов Ансамбля Александрова. Разве это дело? В. Кадинов: - Каждый творческий коллектив имеет право выступать только под своим именем. Но разве честно выступать под чужим именем? Это введение в заблуждение зрителей, которые купили билеты на концерт. Наверняка продюсеры знали, что, если бы они разместили рекламу другого ансамбля, вряд ли бы зритель заплатил 44 евро за концерт малоизвестного коллектива. В. Б.: - А в чем еще тут крамола? С. Г.: - Во время французских гастролей коллектив Внутренних войск МВД РФ именовался на афишах и в рекламных материалах как Хор Красной Армии. Там же использовалась исключительно советская армейская символика (элементы военной формы, знаки отличия и т. п.). А ведь прекрасно известно, что армия нашей страны именовалась Красной с 1918 по 1946 год (РККА) и что МВД не имеет никакого отношения ни к Красной Армии, ни к армии вообще. Именно Ансамбль Александрова, а не какой-то другой коллектив, знают во всем мире как Хор Красной Армии. Другого хора или ансамбля Красной Армии не существует. В. Б.: - Какие последствия для профессионального имиджа александровцев может иметь вся эта неприглядная история? С. Г.: - Зарубежные зрители, приходя на концерт Хора Красной Армии, ожидают увидеть наш традиционный репертуар - русские народные песни, советскую классику, народные и солдатские пляски. И когда вместо этого они слышат эстрадные песни своей страны, они возмущены обманом своих ожиданий. А ведь в России коллектив МВД выступает под именем Академического ансамбля песни и пляски Внутренних войск МВД РФ. Почему нельзя пользоваться тем же именем во время зарубежных гастролей? Вы же не предъявляете чужой паспорт!

«НАС НЕ В ЧЕМ ОБВИНЯТЬ» Итак, позиция александровцев понятна. Надо было выслушать и другую сторону. Я встретился с Виктором Елисеевым, генерал-майором, руководителем Ансамбля ВВ МВД. Вот такой у нас получился разговор. В. Б.: - Виктор Петрович, почему в рекламных плакатах концертов вашего коллектива за рубежом присутствуют слова «Красная Армия»? В. Елисеев: - В Роспатент нами были поданы две заявки на регистрацию в качестве знака обслуживания (товарного знака) эмблемы нашего ансамбля. В одной заявке, кроме изобразительного элемента, присутствует надпись ACADEMICAL ENSEMBLE IF MIA RF RED ARMY GENERAL ELISEEV, в другой заявке есть надпись «АКАДЕМИЧЕСКИЙ АНСАМБЛЬ КРАСНОЙ АРМИИ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ГЕНЕРАЛА ЕЛИСЕЕВА ВВ МВД РФ». В настоящее время в Роспатенте по одной заявке закончено делопроизводство. Что касается нашего второго знака, то экспертиза по заявленному обозначению еще не завершена. На зарегистрированной эмблеме нашего ансамбля (товарном знаке) присутствует название самого ансамбля и имя его руководителя. Чужое имя мы не используем. В. Б.: - Зарубежные зрители жалуются на то, что они брали билеты на выступление александровцев, а попали на ваш ансамбль. И говорят о некоем обмане... Вы знаете об этом? В. Е.: - За рубежом на рекламных плакатах, как уже было сказано ранее, четко указывалось название ансамбля и имя его руководителя. Как можно сомневаться в том, что потребитель был введен в заблуждение в отношении того, какой именно ансамбль выступал перед публикой? В. Б.: - Как, на ваш взгляд, можно разрулить возникший конфликт? Может, все-таки поменять фирменный знак со словами «Красная Армия»? В. Е.: - Отдельно слова «Красная Армия» нашим ансамблем не используются. В рекламах четко указано название ансамбля и имя его руководителя. В. Б.: - Приносят ли вашему ансамблю дополнительные доходы выступления за рубежом под маркой Хора Красной Армии? В. Е.: - Под маркой Ансамбля Александрова, или Хора Красной Армии, мы не выступали и не собираемся выступать. Для нас главное - это наша репутация и наше имя, которое создавали десятилетиями. Ансамбль ВВ МВД РФ всегда выступает под своим именем и не нуждается в чужой марке ни для зарабатывания средств, ни для зрительского признания. Для нас главный доход - это наш зритель... НАШ КОММЕНТАРИЙ Право на наследство Над этой огромной свалкой аргументов и контраргументов сторон витает один и крайне важный вопрос, ответ на который, мне кажется, и должен разрешить спор: какой из ансамблей имеет право на прямое наследование армейской (подчеркну - армейской!) песенной славы? И здесь, безусловно, нет ни весов, ни метров, ни рулеток, с помощью которых можно было бы что-то взвесить или обмерить. Но совершенно ясно, кто имеет полное право, кому историей завещано право носить имя Красной Армии, прогремевшей по всему миру. Была Красная Армия, и был у нее ансамбль. Который, воздавая должное заслугам его родоначальника, и нарекли александровским. Красная Армия стала потом Советской и Российской, но александровский ансамбль от этого ведь не перестал быть армейским. Следовательно, у него (только у него!) есть и историческое, и родственное, и моральное право носить исконное имя. Нисколько не умаляя ни заслуг Внутренних войск МВД, ни их не менее талантливого ансамбля, было бы все же нечестным не признать, что к Красной Армии они отношения никогда не имели. И это - самое главное. А вся эта словесная мишура насчет патентов, регистраций, эмблем никак не оправдывает даже косвенного отношения коллектива генерала Елисеева к всемирно известному бренду, этим двум легендарным словам - «Красная Армия». А это мощная реклама. На нее в Париже ли, в Стамбуле ли часто и клюет не разбирающийся в цветах погон и ведомственной принадлежности артистов иностранный зритель. И лишь потом начинает удивленно моргать глазами и писать возмущенные письма. Пока трудно утверждать определенно: эта «обманка» в рекламе делается по недоразумению или умышленно. В любом случае она приносит дополнительные финансовые доходы устроителям концертов. Чтобы не было ненужных пересудов и ненужных свар, коллеги александровцев просто обязаны выйти из неприглядного положения по законам рыцарской чести - убрать из эмблемы и своих рекламных плакатов слова «Красная Армия» и бдительно следить за тем, чтобы хитропопые продюсеры никогда их не подставляли в своих меркантильных интересах. Виктор НИКОЛАЕВ А ЧТО ДУМАЮТ ЗАКОННИКИ? У этого конфликта есть, безусловно, немало и чисто юридических моментов. Как на них смотрят служители Фемиды? Давайте послушаем их. Дмитрий ЕФИМОВ, юрисконсульт Ансамбля Александрова: - Использовать в афишах наименование «Ансамбль Красной Армии» может только армейский творческий коллектив, имеющий отношение к Вооруженным силам. А манипуляции с названиями вводят в заблуждение зарубежную аудиторию. Потому можно квалифицировать вышесказанное как мошенничество (ст. 159 УК РФ). Будем добиваться, чтобы наши настоящие и исторические наименования не использовал никто. Михаил СУББОТИН, юрист МВД РФ: - В зарегистрированном на имя Академического ансамбля ВВ МВД РФ товарном знаке отсутствуют такие словесные элементы, как «Хор Красной Армии». В нынешнем официальном наименовании Ансамбля Александрова (как юридического лица) понятие «Красная Армия» тоже отсутствует. Говорить о якобы имеющихся «манипуляциях названиями» и квалифицировать это как «мошенничество» юридически заведомо неправомерно. Таким образом, слова Red Army (Красная Армия) являются только составной частью наименований ансамблей - как александровского, так и елисеевского, символизируя только то, что ансамбль является военным.