2018-04-02T13:40:31+03:00

Щит и меч Бориса Витмана

Почти двадцать лет назад «Комсомольская правда» напечатала два «подвала» (так это называлось) «Между жизнью и СМЕРШем оказался советский разведчик» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments31
Изменить размер текста:

Герой публикации – Борис Владимирович Витман, человек фантастической судьбы.

Московский мальчик, ученик школы с немецким языком, снимался в эпизодических ролях на «Мосфильме», собирался в Строгановское училище и даже поступил, но ушел – поманил архитектурный институт. Оттуда в 1939 году по приказу наркома обороны его забрали в действующую армию, где он стал артиллеристом, потом командиром взвода и, в конце концов, разведчиком. Знание немецкого, владение стрелковым оружием, верховой ездой, мотоциклом, автомобилем, разряды по боксу и плаванию, аналитический ум и необыкновенная интуиция, а также арийская внешность – предпосылки классного шпиона.

Таким он и сделался.

Фронт, граница в Бессарабии, оборона Днестра, ранение в ногу, госпиталь, бомбежки, снова фронт, участие в «операции по полному и окончательному освобождению Украины от гитлеровских захватчиков» – так официально называлось то, что привело к трагическому харьковскому «котлу», где погибло, по государственной статистике прошлых лет, 230 тысяч наших бойцов, а по подсчетам Витмана, около миллиона, – таковы узловые точки военной биографии вчерашнего студента.

Потеряв в кровавой каше отступления из «котла» связь с командованием, не получив очередного разведзадания, оказавшись раненным на территории противника, плененный, бежавший из-под расстрела двадцатидвухлетний шпион давал себе задания и передавал данные собственной разведки в центр сам. В них входили: сбор сведений о производимом в Эссене оружии, в частности, химическом; выведение из строя системы противопожарной безопасности на заводах Круппа; поиск данных о составе и месте изготовления горючего для «Фау-1» и «Фау-2»; выведение из строя огневых точек в черте города Вены, что помогло спасти прекрасный город от разрушения перед входом туда советских войск. Но это только на бумаге перечислять легко. В реальности грозила постоянная опасность, постоянно приходилось балансировать на грани жизни и смерти. Хладнокровный, умный, великолепно владеющий собой, играя в смертельную игру с противником, Борис Витман выиграл ее.

Бывшего советского разведчика, всю войну действовавшего на свой страх и риск, пригласят к себе чужие – благодарные австрийцы – чтобы выразить ему свое великое уважение. Лапы СМЕРШа, Лефортовская тюрьма и десять лет лагерей от Особого совещания в составе Абакумова, Меркулова, Алферова – вот чем наградят его свои.

Он очень рано понял суть сталинского режима. Его первая юношеская любовь, красавица Галина Вольпе, дочь начальника штаба Московского военного округа комдива А.М. Вольпе пропала вместе с матерью через несколько дней после ареста отца. Год бродил Борис под ее окнами, надеясь, что она появится. Не появилась. Девушек избегал. Уходил в армию – ни одна его не провожала. Искал в лагере, когда попал туда. Не нашел.

Но родная земля и режим являлись для него не одним и тем же. «Будучи в тылу врага, в Германии, в Австрии, я десятки раз мог перейти на другую сторону, – говорил он мне. – Не мог».

Вникнуть в уникальные переплетения обстоятельств, в каких жил и вел свою войну с фашизмом этот выдающийся, кристальной честности, человек, помогают книги, им написанные, – «Шпион, которому изменила родина» и «Синдром удава».

Двадцать лет назад передо мной предстал стройный, с кудрявой белокурой шевелюрой и внимательными ясными глазами мужчина, которому никто бы не дал его семидесяти.

В девяносто он так же строен и так же кудряв, только из белокурой его густая шевелюра сделалась седой, а прежние зоркие глаза не видят…

Техника двадцатилетней давности не позволяла очной встречи читателей с героем газетного очерка. Сегодняшний интернет легко предоставляет такую возможность.

Знакомьтесь: Борис Владимирович Витман, герой Отечественной войны.

Публикуем также заметки Витмана, переданные им специально в «КП».

Борис ВИТМАН

ПЯТЬ РОКОВЫХ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОШИБОК ГЕНЕРАЛИССИМУСА СТАЛИНА Недавно мир отметил очередную годовщину окончания Второй мировой войны, унесшей самое большое количество человеческих жизней. Российский народ отпраздновал 65-летие своей Великой Победы над гитлеровской Германией. Существует народное поверье: война не окончена, пока не сказана вся правда о ней.

К сожалению, в нашей стране некоторые события, связанные с войной, до сих пор предстают в искаженном виде, и народ не знает или не желает знать правды. Я, непосредственный участник и инвалид ВОВ, прошедший её с первого дня, хочу четко обозначить ошибки, допущенные, на мой взгляд, Верховным главнокомандующим.

Начнём с августа 1939 года. Представители Франции и Англии приехали в Москву, чтобы заключить тройственный союз против Гитлера. Сталин, а только он в то время решал все вопросы, не захотел заключить такой союз. И это была его ПЕРВАЯ стратегическая ошибка. Если бы он дал согласие на заключение союза, то Гитлер не решился бы вообще на кого-либо нападать, тем более, что против него могла встать и Америка. Он, как чёрт ладана, боялся войны на два фронта, не говоря уже о войне на три фронта, не имея достаточных ресурсов. ВТОРОЙ ошибкой Сталина был «Пакт о дружбе и ненападении» с Гитлером, заключённый между ними 27 августа 1939 года. Пакт якобы означал мир и дружбу для всех стран и народов. Эта ошибка Верховного главнокомандующего, наоборот, широко открыла ворота для Второй мировой войны. Уже 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, а Советский Союз через несколько дней ввёл туда свои войска. Таким образом Польшу поделили «по-братски». Затем Сталин присоединил к себе Прибалтику, Молдавию, Бессарабию и другие территории. Гитлер в то же время захватил больше половины стран Европы. Реально оба они, и Сталин, и Гитлер явно стремились к мировому господству.

Весной 1941 года воинскую часть, в которой служил я, перебросили к юго-западной границе. Там уже было сконцентрировано большое количество войсковых соединений. Концентрация сил на границе вызвала недоверие Гитлера, на его письменный запрос Сталину, не являются ли эти действия противоречащими пакту, Сталин ответил, что войска готовятся к ежегодным летним учениям и никакой угрозы для Германии не представляют. Одновременно в печати появилось опровержение ТАСС следующего содержания: «ТАСС уполномочен заявить, что слухи о концентрации советских войск вдоль западной границы являются злостным вымыслом, направленным на то, чтобы поссорить Советский Союз с нашим другом – Германией».

Нам политрук разъяснил: «Это всё пишется для цивильных. Нас сюда прислали не к тёще на блины. Мы знаем, кто наш враг и с честью выполним любую задачу, поставленную перед нами партией и правительством». Разъяснение привожу дословно.

Чтобы подтвердить заявление Сталина, из Москвы пришёл приказ: «Осуществить частичное разоружение, высший и средний комсостав отправить в отпуска, боеприпасы и горючее - в тыл, двигатели с танков и тягачей разобрать на профилактический ремонт». Это было ТРЕТЬЕЙ ошибкой Верховного главнокомандующего.

В довершение к этому, Наркомом обороны, вместо Ворошилова Сталин назначил маршала Тимошенко, который в своём первом приказе отдал предпочтение строевой подготовке в вооружённых силах, взамен боевой.

Маршируя по мостовым Бессарабии, мы дружно, по команде, пели: Чужой земли мы не хотим ни пяди, Но и своей вершка не отдадим.

Как выяснилось позже, причиной подобных действий Сталина было намерение усыпить бдительность Гитлера и подтолкнуть его к высадке вермахта на Британские острова. Вслед за этим последовал бы захват румынского центра снабжения горючим в районе Плоешти советской 5-й кавалерийской дивизией, в помощь которой был придан наш артиллерийский дивизион. Обездвижив таким образом всю технику вермахта, Германию можно было бы взять «голыми руками».

К сожалению, этот «гениальный», а, в сущности, весьма примитивный, замысел оказался ЧЕТВЁРТОЙ стратегической ошибкой Сталина и был разгадан Гитлером. Тот отменил высадку на Британские острова и вернул войска обратно к восточной границе. Проанализировав ситуацию, он решил нанести внезапный удар по советским войскам, находящимся на границе в небоеспособном состоянии.

22 июня 1941 года тысячи немецких бомбардировщиков обрушили на нас десятки тысяч бомб, уничтожив почти половину боевой техники вооружённых сил Советского Союза и более 5 миллионов советских воинов. Так началась Великая Отечественная война. Я и мои товарищи-артиллеристы случайно уцелели, благодаря нашему толковому командиру капитану Знаменскому, который на всякий случай приказал нам заранее вырыть окопы поглубже. А вот 5-я кавалерийская дивизия имени Блинова была вся уничтожена и больше нигде не фигурировала. Кони, к сожалению, не умели прятаться в окопах. Отчаянно сопротивляясь, мы отступали, отдавая нашу родную землю врагу.

Наступившая осень с её грязью и бездорожьем, а затем и зима с лютыми морозами приостановили наступление германских войск. Нам удалось потеснить врага, отобрав у него наши города - Изюм и Барвенково.

ПЯТОЙ стратегической ошибкой Верховного главнокомандующего Сталина было решение совершить уже весной 1942 года мощную наступательную операцию на Харьков. Все попытки со стороны мыслящего окружения вождя убедить его в несвоевременности такого наступления, оказались безуспешны. Поддержал его один маршал Тимошенко. Его Сталин и назначил командовать этой операцией. Она была названа «Операция по полному и окончательному освобождению Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков». В конце зимы началась активная подготовка к этому наступлению, назначенному на май 1942 года.

Я в этот момент находился при штабе 6-й армии, куда меня отозвали с передовой линии фронта с целью подготовки в составе секретной разведгруппы к заброске в глубокий тыл противника для обеспечения разведданными нашего мощного наступления. Тогда же я узнал, что в Харьковском наступлении будет участвовать не три армии, а пять. Две дополнительные армии были направлены из резерва, их номера не должны были нигде упоминаться для дезориентации противника. В результате неверно выбранного времени наступления, бездарно составленного тактического плана и руководства наступлением, оно, как известно, закончилось окружением наших войск и полным их разгромом. Мы потеряли более миллиона человеческих жизней, а затем и огромную территорию. Германские войска оказались в Сталинграде.

Я участвовал в Харьковском наступлении с его первого дня и до последнего боя, в котором был вторично ранен и взят в плен. Так закончилось моё непосредственное участие в этой кровавой мясорубке. Совершив четыре побега, я продолжил борьбу с гитлеровцами в глубоком тылу противника, действуя совместно с австрийскими антифашистами в движении Сопротивления, которым руководил мой друг Карл Сцоколль. После войны он был награждён правительством высочайшей австрийской наградой – «Кольцом чести», а я, усилиями генерала Абакумова, начальника СМЕРШа, должен был быть расстрелян за измену Родине. Меня спас Протест Военного Трибунала.

Несмотря ни на что, я всё же был отправлен тем же Абакумовым, теперь уже министром госбезопасности, в Норильские заполярные исправительные трудовые лагеря сроком на десять лет. Освободился я в 1954 году и полностью реабилитирован в 1990 году. О выше упомянутых событиях я рассказал в двух своих документальных книгах «Шпион, которому изменила Родина» и «Синдром удава» и по-прежнему продолжаю отстаивать историческую правду.

Дав анализ пяти стратегических ошибок Сталина, следует еще раз назвать главную их причину. С приходом этого человека во власть в стране в результате массовых репрессий были уничтожены лучшие умы России. Обезглавленная армия, обезглавленная страна, где невозможно было возразить одному-единственному властителю, – вот почва, на которой выросло то, что выросло.

Борис Витман: воспоминания о Великой Отечественной войне.Почти двадцать лет назад «Комсомольская правда» напечатала два «подвала» (так это называлось) «Между жизнью и СМЕРШем оказался советский разведчик».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также