2018-02-21T22:19:36+03:00

Акунин, как заправский тапер, подбирает музыку к фильмам-романам

К новому году в книжных магазинах появятся две новых повести знаменитого писателя с иллюстрациями ярославского художника Игоря Сакурова
Изменить размер текста:

К началу января на книжных полках в магазинах появится новая книга из экспериментального цикла роман-кино Бориса Акунина «Смерть на брудершафт. IV». В этой серии задумано 10 повестей. Три книги уже вышли.

Действие в двух новых повестях - «Гибель «Марии» и «Ничего Святаго», - как и в предыдущих, происходит во время первой мировой войны. В первой рассказывается о подрыве линкора «Императрица Мария» (этот факт исторически достоверен. - Авт.), во второй - о покушении на императора - крушении царского поезда (поезд был, но взорвался он или нет - неизвестно. - Авт.).

Главные герои, как и Фандорин, путешествуют из истории в историю. Один положительный и один отрицательный. Встретимся мы с ними и тут.

Положительный - офицер Алексей Романов, 25 лет. Не женат. Чудно поет и играет на фортепьяно. В любви ему не везет. Побывал на войне, получил ранение и Георгиевский крест, а сейчас работает в контрразведке.

- С детства терпеть не могу разведчиков, всяких там Штирлицев. Противная профессия. Самый ловкий шпион тот, кто хитрее в душу ввинтился. Контрразведчики мне нравятся гораздо больше, - объясняет Борис Акунин в одном из своих интервью.

Антипод Романова - германский шпион Зепп. Этот шпик - потомок славного рода фон Дорнов. Он женат и воспитывает сына: поскольку с ним в детстве не слишком ласковы были, то и своего мальчика растит в строгости, чуть что - и по носу до крови. На рисунках Игоря Сакурова он очень смахивает на Парфенова.

- Конечно! - соглашается художник. - Ведь именно его Акунин и видел в качестве актера, который должен был сыграть Зеппа. Изначально-то автор писал эти книги как сценарии, для экранизации. Но потом с экранизацией как-то не заладилось, и он их переработал в повести, которые назвал «фильмами». Так вот предполагал, что главного злодея Зеппа сыграет непременно Леонид Парфенов, поэтому и в рисунках, как видите, схожесть есть.

Если в романах о Фандорине художнику Сакурову было особенно-то не развернуться, то теперь именно экспериментальный жанр дает простор воображению. Ведь в книге мы увидим 46 стоп-кадров - шутка ли! Каждый из них - иллюстрация к какому-то ключевому моменту. Все образы героев вывешены на стенку в мастерской художника - с Алексеем Романовым, Зеппом и императором Николаем II художник проводит и день и ночь, пока не сдаст их автору. А уж Акунин, как заправский тапер, придумает к стоп-кадрам частушки или песенки.

- Сначала Григорий Шалвович романсы или музыку к стоп-кадрам подбирал, а потом понял, что на все стоп-кадры романсов не напасешься, и стал сам придумывать. Кстати, предваряет каждую книжку портрет самого Григория Чхартишвили (Акунина) в виде тапера за роялем. Акунин в жилете и при бабочке сидит за инструментом, руки на клавишах, он напряженно всматривается в киноэкран. Рядом - зрители, ужасе прикрывают рот рукой, сморкаются в платок, вытирают слезы. Надо сказать, что появление книг новой серии в печати вызвало у читателей неоднозначную реакцию. Кому-то не хватило акунинской многослойности и интриги, а кто-то, напротив, уверяет во всемирной сети, что новые повести - легкое и приятное чтиво и замечательный способ пристрастить к истории школьников.

СПРАВКА «КП»

Какие книги уже вышли в серии «Смерть на брудершафт»

«Смерть на брудершафт I»: Повести «Младенец и черт» - «Мука разбитого сердца». «Смерть на брудершафт II»: Повести «Летающий слон» и «Дети луны». «Смерть на брудершафт III»: Повести «Странный человек» и «Гром победы, раздавайся!».

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также