2015-02-04T07:08:59+03:00

В Якутии родители шесть лет судятся за право воспитывать дочь

Сама девочка категорически отказывается жить с мамой
Поделиться:
Комментарии: comments24
Изменить размер текста:

Жизнь 12-летней Оли Кировой (фамилия и имя изменены по этическим причинам) из Якутии разделилась на две части: до развода родителей и после. Ей было всего 6 лет, когда семья распалась. Оленьку по решению суда оставили с мамой, но Ирина и Виктор до сих пор не могут решить, с кем же должна жить девочка. Вместе родителей она видит только в зале судебных заседаний. Решить судьбу Оли пытаются органы опеки и попечительства, уполномоченный по правам ребенка Якутии, но пока безрезультатно. Родители отбирают девочку друг у друга, как игрушку, пытаясь, во что бы то ни стало добиться права воспитывать дочь.

- Сейчас я живу с папой, - рассказала «Комсомолке» сама Оля. – Летом приехала к нему на каникулы. Мы вместе с бабушкой ездили в Петербург и Москву отдыхать. Возвращаться к маме я больше не хочу! Пожалуйста, помогите мне остаться с папой! Мама пьет и постоянно ругается. Мне с ней очень плохо, я даже по ней не скучаю. Папа и бабушка заботятся обо мне. Умоляю, помогите!

Оля ходит в новую школу, куда ее каждое утро провожает отец. Учителя хвалят ребенка за усидчивость, но разлад в семье сказывается на успеваемости.

- Мама мне не звонит, - призналась девочка. – Последний раз мы разговаривали с ней только летом. Да я и не хочу общаться с мамой, я ее боюсь…

Ирина Л. категорически против отдавать дочку бывшему мужу. Она через суд попыталась вернуть Олю. Суд вынес решение в пользу матери, но сама Оля наотрез отказалась уезжать, а увезти ее силой никто не имеет права. Девочка написала заявление уполномоченному по правам ребенка по Республике Саха (Якутия) Анне Соловьевой и попросила разрешить жить с отцом.

- Единственное, что мне остается, – ждать, когда дочери исполниться 14 лет, - говорит отец девочки Виктор. – Оленька получит паспорт и тогда сможет остаться со мной по закону. Мою бывшую жену матерью назвать язык не поворачивается. Пока мы были женаты, она ребенку ничего кроме чупа-чупсов и киндер-сюрпризов, да и то по праздникам, не покупала. Одежду и все необходимое для нее приобретал я или моя мама. Ирина даже зарплату свою в семейный бюджет не вкладывала. Все деньги клала на сберкнижку. Жить так было невозможно, и я подал на развод.

Нам удалось связаться по телефону с мамой Оли Ириной.

- Мой бывший муж и его мать специально настраивают дочку против меня, - с болью в голосе сказала она. – Как так можно?! Я ведь мать. Они специально ей про меня всякие гадости рассказывают. На самом деле все у нас с ней было хорошо. Оля была жизнерадостной, открытой девочкой, а теперь так резко переменилась, стала как зомби. В школе съехала на одни двойки, не успевает по двум предметам, постоянно пропускает занятия. Живя со мной, она училась только на пятерки. А вообще Виктор не является биологическим отцом Оли…

- Так зачем же тогда так рьяно держится за девочку?

- Потому что собирается дальше с ней жить как мужчина с женщиной! Вас устраивает такой ответ? - ошарашила женщина.

- А вы-то с девочкой общаетесь?

- Нет, не дают. Я пятый раз приехала в Якутск, но даже поговорить по телефону с ней не могу. Муж не идет со мной на контакт, перекрывает любую возможность увидеть дочь. Я намерена бороться за дочь до конца. Сейчас готовлю документы, чтобы лишить бывшего мужа отцовства.

ЗВОНОК В ОТДЕЛ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА Оксана ПРОХОРОВА, ведущий специалист отдела опеки и попечительства управления образования окружной администрации г. Якутска:

«Мы на стороне ребенка»

- Ситуация очень сложная. Мы не поддерживаем ни отца, ни мать: мы защищаем желание ребенка. Она хочет жить с отцом. Специалисты неоднократно общались с девочкой, она непреклонна. Возвращаться к маме не хочет. Мотивирует тем, что та часто ругается. Говорит, в Якутске ей хорошо, в лицее она нашла новых подруг и в городе у нее гораздо больше развлечений. Дальше все зависит от решения суда. Остается только ждать.

Подпишитесь на новости:
 
Читайте также