2015-02-04T07:09:07+03:00

Финский залив могут засыпать песком до Кронштадта

Грандиозный проект обсуждают уже несколько десятилетий
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

Недавно в одном из пригородов Петербурга Зеленогорске прошла международная конференции «Учение о развитии морских берегов: вековые традиции и идеи современности». В ней приняли участие более ста ученых из России, ближнего и дальнего зарубежья. Для Петербурга обсуждавшиеся здесь вопросы не абстракция, а реалия жизни. Город со всех сторон окружен водой. С одной стороны у нас Невские берега, с другой – Ладожские, и их состояние напрямую влияет на нашу жизнь. Одним из организаторов конференции стал Российский государственный гидрометеорологический университет. С его специалистами мы и решили поговорить о насущных береговых проблемах.

Доктор экономических наук, доцент кафедры Комплексного управления прибрежными зонами (КУПЗ), Георгий Гогоберидзе:

- Это традиционная конференция, и нынешняя стала уже двадцать третьей по счету, причем первая состоялась пятьдесят восемь лет назад. Мы подсчитали, что сейчас в России в среднем раз в неделю проходит конференция по береговым проблемам, но они в своем большинстве не являются традиционными. Наша конференция затрагивает береговые проблемы в комплексе – и социально-экономические, и экологические, и гидротехнические вопросы, что и позволило собрать больше ста ученых.

Чаще чем раз в два - три года проводить ее не имеет смысла, так как собираться надо при появлении новых наработок и тем - для их обсуждения. Например в этом году треть докладов посвящена Балтийскому морю, по различным темам: от того как разрушаются берега и пляжи до того как нужно строить порты и что происходит с животным миром на Балтике. Для Петербурга и Ленинградской области это вопросы очень актуальны.

Доктор географических наук, кандидат биологических наук, Михаил Шилин:

- Посмотрите список докладов – темы задевают за живое. Они посвящены и Лужской губе, где строят порт, и размыву кос в курортных зонах и другим важным проблемам.

Ведь береговая линия Петербурга – это главная линия фронта между городом и морской природой: с одной стороны морская экосистема, а с другой растущий мегаполис. Когда я был школьником, то карта города выглядела совсем по-другому, Петродворец, Ломоносов, Зеленогорск не входили в городскую черту, и Ленинград занимал пятачок в углу Невской губы. А теперь он как клещами охватил ее и выдавливает морскую экосистему. В перспективе те районы, которые мы сейчас считаем приморскими, станут центральными, а береговая линия отступит за дамбу. В октябре прошлого года приняли историческое решение о том, что все намытые территории являются городскими, до этого у них был неопределенный статус. Теперь получается, что намыли – то ваше, можно строить, можно продавать. И поэтому уже существуют макропроекты, например, намыва колоссального длинного острова вдоль всего берега Курортного района. Это уже будет городская черта, и город прирастет новым жильем со всеми вытекающими из этого последствиями для природы.

- Если так дальше пойдет, то скоро все засыпят до самого Кронштадта

Михаил Шилин:

- Ваша мысль вовсе не крамольная. В 1970 году, когда обсуждался проект дамбы (ее тогда так называли, сейчас это комплекс защитных сооружений), такая идея уже высказывалось. Говорилось, что все равно никакой Невской губы не будет, Ленинград сольется с Кронштадтом. Поэтому все разговоры, например, об исчезновении корюшки после этого кажутся смешными. Идея уже сформировалась в головах некоторых топ-менеджеров и теперь это одна из перспектив.

Георгий Гогоберидзе:

- И такие проекты дальнейшего намыва территорий уже существуют и обсуждаются. Но мнением специалистов при этом очень мало интересуются. Ведь консультироваться у нас начинают только тогда, когда начинает происходить что-то неприятное, и в этом случае начинают просить задним числом составить свое заключение, чтобы им прикрыться. И можно привести массу таких примеров.

Михаил Шилин:

- Причем у нас в Петербурге все-таки есть специалисты, есть пресса, которая поднимает эти вопросы. А на конференции в частности рассматривалась ситуация с Дальним Востоком, Сахалином. Там места безлюдные, и нефтедобывающие компании просто разрушают береговую зону, это никто не исправляет, т.к. нет ни денег, ни программ.

Вообще на конференции рассмотрели проблемы береговой зоны на трех уровнях: национальном, региональном и локальном. В частности один из интереснейших докладов был посвящен маленькому участку береговой зоны в поселке Большая Ижора. Казалось бы небольшой кусочек берега – но это один из самых динамично меняющийся берегов в мире. После строительства комплекса защитных сооружений изменилась циркуляция воды, но грязь не пришла и качество воды осталось прежним. Однако поменялась динамика береговой зоны и снимки показывают, что каждый год все преображается, разрушаются пляжи, появляются блуждающие косы. Это уникальный пример, такого нигде в мире больше нет. Раньше течение свободно шло вдоль берега, а теперь оно отталкивается от дамбы и появляется новая экосистема.

В советские времена участок между Петергофским шоссе и Финским заливом был строго-охраняемой зоной, в которой были запрещены все виды хозяйственной деятельности, туда допускались только туристы с палатками, и то без машин. А теперь в районе поселка Большая Ижора вы увидите огромный синий забор, на котором весит объявление, что здесь будет какой-то комплекс, чуть ли не самый большой в Европе.

Георгий Гогоберидзе:

- Хотя доказано, что ничего глобального там строить нельзя, все уйдет в песок, причем в самом буквальном смысле.

Михаил Шилин:

- А что такое морское дно? Мы этого не видим! Там живут черви, улитки, ракушки, ими питаются рыбы. И вдруг начинается углубление, например для порта, комплекса, все что есть на дне берут и перемещают в другое место, а чаще всего просто высыпают на берег. Ведь исчезает целый водный мир! А птицы, которые при перелетах здесь останавливались и питались, теперь до дна не достают, раньше они отдыхали на мелководье, а теперь оно вдруг исчезло.

Георгий Гогоберидзе:

- Но нам не хотелось, что бы у вас сложилось впечатление, что проблемы береговой зоны – это только намыв территорий, есть и масса других вопросов. Например, существуют проблемы прибрежных лесов, вырубка которых в советские годы строжайше преследовалась, а сейчас - пожалуйста. Мы с участниками конференции ездили на полевую экскурсию и посетили, в том числе, район Комарово. Там есть участки, где залив уже вплотную подошел к Приморскому шоссе и начинает размывать его. Нужны срочные берегозащитные мероприятия, иначе дорога просто исчезнет или ее необходимо будет переносить или восстанавливать за гораздо большие деньги.

И, разумеется, существуют положительные примеры берегопользования, например, воссоздание яхт-клуба «Терийоки» в Зеленогорске. Все смотрится очень изящно и органично, и только на пользу для береговой линии. Мне и моим коллегам нравятся работы по поддержанию и очистке пляжей в Солнечном и в Сестрорецком курорте. Грамотное решение принято по парку Дубки, который объявлен заповедной территорией. Нужно обращаться к специалистам и консультироваться, ведь они изучают ситуацию и владеют ей. Но, к сожалению, обращаются очень редко, ведь по существующим законам это не обязательно...

 
Читайте также