2018-02-21T22:32:47+03:00

Писатель Денис Осокин снабдил Алексея Федорченко сценариями на несколько лет вперед

Режиссер из Екатеринбурга уже приступил к съемкам очередного фильма [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Сотрудничество казанского писателя Дениса Осокина и екатеринбургского режиссера Алексея Федорченко началось в 2004 году. Тогда Алексей прочитал прозу Осокина в журнале «Знамя» (№4 за 2002 год) под названием «Ангелы и Революция» и понял, что это его автор. Алексей решил во чтобы бы то ни стало встретиться с Денисом. Написал в Казань, созвонился с писателем, потом приехал к нему. Они целый день провели в разговорах. Сейчас уже никто не вспомнит, какие именно строчки в осокинской прозе, и какие именно струны души затронули создателя «Первых на Луне». Для представления приведем фрагмент из «Ангелов и революции». «Злобный пиротехник Валериан Венерин женился по большой любви…Его жена Женя была ласковая и очень молодая. Все свои пакеты и бумажные стаканы с адскими начинками Венерин хранил под супружеской кроватью — ему было невыразимо мило видеть и чувствовать, как раскрасневшаяся Женя взвизгивала и еще крепче впивала свои маленькие пальчики в четырехугольную его спину всякий раз, когда кровать начинала ходить и продавливаться. Лека, злобный, когда же ты уберешь этот порох из-под кровати? — шептала маленькая Женя холодными как снег губами. Но мы-то знаем цену этому холоду, этим словам. Знали и пиротехник с женой. Извини, хомячок, я опять забыл, — бубнил Венерин, и в глазах его стояли слезы любви». Мы встретились с Денисом Сергеевичем в екатеринбургском Доме кино, куда он приезжал, чтобы провести мастер-класс на фестивале «Кинопроба». Любую свободную минуту Федорченко и его писатель-сценарист использовали для того, чтобы обсудить нюансы их будущего фильма. -Денис, так ли это, что вы обеспечили Алексея Федорченко сценариями на несколько лет вперед? -Даже называют точную цифру, восемь лет, – смеется Денис. – На самом деле у нас в портфеле четыре игровых сценария, правда, некоторые еще в работе. Есть и документальные идеи. И если учесть что на производство фильма в среднем может уйти около двух лет, то и получаются где-то эти восемь. В последние годы я работаю, в основном, с Алексеем Федорченко, как с режиссером – а он, в основном, со мной, как со сценаристом. Федорченко взялся за марийских женщин с именами на «О» - А ведь до встречи с Федорченко вы работали с режиссером Эдгаром Бартеневым. Причем, по вашим же словам, вы с ним сделали ваш любимый фильм – «Одя»? Он получил множество призов – среди которых призы за лучшую операторскую работу на международном кинофестивале в Клермон-Ферране в 2003-м и на фестивале «Россия» в Екатеринбурге в 2004-м. А с Федорченко вы пока не сняли своего любимого фильма? -Вы говорите о документально-игровом 28-минутном фильме, снятом в 2002-м году Санкт-Петербургской студией документальных фильмов. Режиссер – казанец, переехавший в Петербург, Эдгар Бартенев. В основе картины – моя книга «Фигуры народа коми». «Одя» и правда мой любимый фильм, это был волшебный кусок моей жизни, первый опыт в кино. Чудеснее, чем тогда, от деятельности такого рода мне потом уже никогда не было. В 2005-м с Алексеем Федорченко мы сделали документально-игровую картину «Шошо», по моей книге «Новые ботинки», на материале мари – и теперь эти ленты я ставлю в стык друг за другом в смысле радости-сердечности для себя. И здесь же, среди любимых – третья лента – документальный фильм о реке Печоре «Ю. Река. Яха», снятая в 2006-м. Режиссер и оператор – екатеринбуржец Влад Воробьев. Кинокомпания «29 февраля» была тогда производственной базой, а Федорченко выступил в качестве продюсера.

Денис Осокин снабдил Алексея Федорченко сценариями на несколько лет вперед

Денис Осокин снабдил Алексея Федорченко сценариями на несколько лет вперед

Сейчас мы запустили новый фильм, я написал сценарий по своей же книге «Небесные жены луговых мари». Большой полнометражный игровой фильм на марийском материале. Это целая Вселенная. Там будет около 20 новелл, главной героиней каждой является марийская женщина, у них разные возраста, у всех героинь имена начинаются на букву «О». Такие традиционные как Овдачи, Овроси, Одарня, Опи.. Книга была написана еще в 2004-м, и сценарий тогда же. В нашем портфеле сценариев С Алексеем это самый ранний. Еще до «Овсянок», до «Шошо». И вот этой осенью появилась возможность – и мы запустили фильм. «Овсянки» - это фильм о растворившемся народе -А ведь вы создали новую этническую мифологию в «Овсянках»? Это ведь мистификация, когда женщины меря перед брачной ночью вплетают цветные нитки в волосы на лобке? Был ли такой обряд? Вообще, получается, что вы с Алексеем Федорченко любители мистификаций. Его «Первые на Луне» было мистификацией, псевдо-документалистикой, и жюри в Венеции чуть было не приняло все за чистую монету… -Наверное, нас с Алексеем как раз и роднит то, что мы оба любим придумывать. Обрядовая сторона народа меря и мерянских обычаев – это не главное в фильме. Это придуманная мною метафора. По моим научным, университетским интересам тема фольклора традиционных народов России, народов Средней Волги, где я живу, этнография народов Севера – моя любимая. Я много читаю, изучаю, хотя и у меня до сих пор не было научных работ – изучаю как художник. И все что я пишу – делается не на пустом месте, а если придумывается, то я стараюсь не нарушить, не допустить грубых несоответствий. А реально обряды не всегда и допустят снимать. Не всегда это и нужно. Та же гора Чембулат-Курык в Кировской области, священная гора мари, ежегодно в июле там проходит большое всемарийское моление. Снимать там нельзя. Я не вторгаюсь, а наблюдаю и – люблю. Да, мерянская этнография в фильме «Овсянки» придумана, но так в принципе могло быть. И все эти культы, и отношение к миру. Все это имеет отношение к распространенным языческим культам, финно-угорской среде. Тут речь о глубинных свойствах здешних людей. Я русский, и считаю что моя русскость складывается из восточно-славянских и финских составляющих. Плюс потом добавлялись тюрки. Летописные финны – меря, мещера, мурома, чудь – не улетели на другую планету, они вошли в нашу кровь, они назвали наши реки. Я хорошо чувствую в себе финно-угорские токи. Есть люди, которые и сегодня считают себя меря, у них есть свои сайты в Интернете.

Денис Осокин: изучаю такие места, где выступают оголенные нервы земли -Пермский писатель Алексей Иванов тоже пытается расшифровать «матрицу» народов и земель, населяемых ими, понять «послание» конкретной территории, взять его книги «Мессидж Чусовая», «Хребет России»… -Алексею Иванову очень симпатизирую. Его живое наблюдение над Уралом, Чусовой, это примерно тоже самое, что я пытаюсь делать на Средней Волге плюс Вятке. Примерно 50 процентов моих книг связаны с моим домом – с местностью, где я живу, а остальные 50 – с любыми другими областями мира (и антимиром). Среднюю Волгу плюс Вятку я ставлю в один ряд с такими областями как Монголия, Мексика, Балканы, Латвия-Литва, Полярный Урал, Иран.. Все это, по моему глубокому убеждению, территории, откуда выходят и при этом оголены мощнейшие земные нервы. В своей литературе я очень много исследую наши края – и здешнюю жизнь: и в смысле народных традиций, и внутренности наших поселков и городов, и нашу большую воду, и то, что под водой. -А не хотите исследовать и уральскую тематику? Тут все-таки живет ваш друг и режиссер Алексей Федорченко, здесь богатая «пестрым» народцем бажовская земля, край легенд и поверий…Прорва материала для очередной «мистификации». И нас прославите где-нибудь на фестивале в Иране или Егпите? - Прямо сейчас таких книг нет в работе, но в будущем вполне возможно. Урал еще как близок! И почти что все мои интересы укладываются как раз таки в понятие уралистика. -Говорят, вы как Вольтер, у вас в работе одновременно три- четыре книги, и когда вы подходите к столу, вы еще не знаете, за какую именно возьметесь. -У меня один компьютер, хотя, действительно, в работе одновременно две-три книги. Я «проращиваю» зерно каждой, и когда набирается достаточно материала, какой-нибудь росток пробивается и начинает самостоятельную жизнь. Тогда я концентрируюсь на этой «прорывной» книжке, материал забирает меня, и уже до конца работаю только над ней. Книжицу «Тополи: сцены из быта мертвых» писал около пяти лет, хотя там всего 10 маленьких стихотворений, пять страниц. Просто не было достаточного количества наблюдений, «пряжи». А другая книга, «Библиотекари», на 22 страницы, была сделана дней за 7..

Справка "КП" Денис Осокин родился в 1977 году в Казани. Школу закончил в Академическом колледже при Казанском университете. В старших классах «заболел» Польшей и польским языком, уехал наудачу поступать в Варшавский университет и после беседы с ректором был зачислен в студенты. Проучился там два года на факультете психологии, потом вернулся на Родину. Закончил филфак Казанского университета, диплом защищал на кафедре истории русского языка и языкознания. Ездил и ездит в научные, кино- и теле- экспедиции. С кинодокументалистами бывал в Республике Коми, Ненецком автономном округе, в различных сторонах Поволжья и Предуралья. Снятый по повести Дениса Осокина фильм «Овсянки» продолжает собирать урожай фестивальных наград по всему миру. Денис по-прежнему живет в Казани, потому что очень ее любит.

Сценарист Денис Осокин: - У нас с Федорченко планы на ближайшие 8 лет.Съемка Владимира АНДРЕЕВА.Владимир АНДРЕЕВ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также