2018-02-21T22:32:53+03:00

Печальная сага о коллегах, которые - калеки

Третья часть хроник шоу-бизнеса от нашего колумниста [обсуждаем]
Поделиться:
Комментарии: comments18
Изменить размер текста:

В одном хорошем американском фильме главный герой, которого по сюжету преследуют злоключения, говорит в зале суда подавленным голосом: «Когда видишь рожи своих спасителей, понимаешь, в каком дерьме ты оказался». Тогда-то я посмеялся и переписал этот перл. Теперь, когда история Филиппа Киркорова обратила этот перл в омерзительный факт его и нашей свинцовой реальности, я нахожу этот перл высоким документом низкой эпохи. Вы ловили себя на мысли о том, что поговорка «И на солнце есть пятна» иногда имеет для нас ждущих, чтобы кому-то стало плохо, терапевтический эффект. Я участвовал в ток-шоу (по телефону) большого украинского канала «1+1». Дело было утром в 9.00 имейте в виду, что украинские коллеги транслировали программу в 8.00. Это я к тому, какой резонанс имеет история во всем СНГ. Я с изумлением услышал, пока девушка-оператор просила подождать, голос кого бы вы думали, Бориса Моисеева. Того самого Бориса Моисеева, который вербализировал представления однополых людей о счастье. Этот самый Борис Моисеев выступил моральным арбитром, что тут же делает меня невероятно злым. Я пропустил момент, когда в мое стране люди, превратившие профессию артиста в посмешище, дождавшись беды своего коллеги, разговаривают с привлечением слов «служение искусству, творчество, любовь к людям». Я пропустил момент, когда Боря Моисеев стал иконой для всех нас. Простите меня за мою немодность. Когда мне предоставили слово, я переиначив ту самую реплику из кино, высказался в том ключе, что когда видишь кто нападает на Филиппа Киркорова, тут же хочешь стать на его защиту. А как себя проявили коллеги Киркорова в этой истории, это отдельная история болезни. Я всегда утверждал, а он – Ф.К. – всегда отрицал мою правоту, что артисты в подавляющем большинстве своем бесспорные химически чистое быдло. Подчеркиваю, в подавляющем большинстве. Самым печальным образом люди, не умеющие ни петь, ни танцевать, ни даже складно говорить, самоутверждаются в роли экспертов по части морали, когда человеку плохо. Я же знаю, что все они, включая Бориса Моисеева в первых рядах, целовали и облизывали Киркорова. За право поручкаться с ним всегда и всюду шла борьба. Злорадно замечу, что с удовольствием ручкался он только со мной. Знаете почему? Потом что мне от него ничего не было надо и не надо сейчас. Он признал свою вину, и уже в силу этого обстоятельства, которое вовсе не отменяет эту самую вину, он заслуживает поддержки, а не бессмысленных разговоров о том, какой он плохой на нашем фоне. Я точно уверен, что из нас тоже никто не подарок. А уж артисты тем более. Сергей Лазарев выступил с заявлением, в котором есть строчка: «Чтобы ни сделал Филипп Киркоров, он мой друг. И я всегда буду на его стороне». Вы только вслушайтесь в слова этого спасителя. Теоретически они звучат правильно. Но а если чуть-чуть подумать, что артистам несвойственно. Если бы Киркоров убил эту несчастную девушку, получается, Серега был бы на его стороне. Очередная порция бреда от людей, усыпанных блестками. Моисеев сказал в том самом эфире: «Это вы виноваты, вы назвали его королем». Я королем Киркорова не называл. Я называл и называю его своим товарищем. Только оступившимся товарищем. И кто я такой, чтобы говорить о морали? Я просто хочу, чтобы эта история закончилась бескровно, и чтобы теперь, кода девушка выздоровеет, и позволит пожать Киркорову свою ручку, у него будет время всмотреться в рожи тех, кто рядом. Может быть, если он приглядится, среди этих горе-спасителей и идиотских прокуроров он увидит и мое лицо. Я буду стоять вдалеке, и может быть, даже смахну слезинку от того, что все закончилось, все вынесли урок, а после этого я незаметно уйду.

В одном хорошем американском фильме главный герой, которого по сюжету преследуют злоключения, говорит в зале суда подавленным голосом: «Когда видишь рожи своих спасителей, понимаешь, в каком дерьме ты оказался». Тогда-то я посмеялся и переписал этот перл. Теперь, когда история Филиппа Киркорова обратила этот перл в омерзительный факт его и нашей свинцовой реальности, я нахожу этот перл высоким документом низкой эпохи. Вы ловили себя на мысли о том, что поговорка «И на солнце есть пятна» иногда имеет для нас ждущих, чтобы кому-то стало плохо, терапевтический эффект. Я участвовал в ток-шоу (по телефону) большого украинского канала «1+1». Дело было утром в 9.00 имейте в виду, что украинские коллеги транслировали программу в 8.00. Это я к тому, какой резонанс имеет история во всем СНГ. Я с изумлением услышал, пока девушка-оператор просила подождать, голос кого бы вы думали, Бориса Моисеева. Того самого Бориса Моисеева, который вербализировал представления однополых людей о счастье. Этот самый Борис Моисеев выступил моральным арбитром, что тут же делает меня невероятно злым. Я пропустил момент, когда в мое стране люди, превратившие профессию артиста в посмешище, дождавшись беды своего коллеги, разговаривают с привлечением слов «служение искусству, творчество, любовь к людям». Я пропустил момент, когда Боря Моисеев стал иконой для всех нас. Простите меня за мою немодность. Когда мне предоставили слово, я переиначив ту самую реплику из кино, высказался в том ключе, что когда видишь кто нападает на Филиппа Киркорова, тут же хочешь стать на его защиту. А как себя проявили коллеги Киркорова в этой истории, это отдельная история болезни. Я всегда утверждал, а он – Ф.К. – всегда отрицал мою правоту, что артисты в подавляющем большинстве своем бесспорные химически чистое быдло. Подчеркиваю, в подавляющем большинстве. Самым печальным образом люди, не умеющие ни петь, ни танцевать, ни даже складно говорить, самоутверждаются в роли экспертов по части морали, когда человеку плохо. Я же знаю, что все они, включая Бориса Моисеева в первых рядах, целовали и облизывали Киркорова. За право поручкаться с ним всегда и всюду шла борьба. Злорадно замечу, что с удовольствием ручкался он только со мной. Знаете почему? Потом что мне от него ничего не было надо и не надо сейчас. Он признал свою вину, и уже в силу этого обстоятельства, которое вовсе не отменяет эту самую вину, он заслуживает поддержки, а не бессмысленных разговоров о том, какой он плохой на нашем фоне. Я точно уверен, что из нас тоже никто не подарок. А уж артисты тем более. Сергей Лазарев выступил с заявлением, в котором есть строчка: «Чтобы ни сделал Филипп Киркоров, он мой друг. И я всегда буду на его стороне». Вы только вслушайтесь в слова этого спасителя. Теоретически они звучат правильно. Но а если чуть-чуть подумать, что артистам несвойственно. Если бы Киркоров убил эту несчастную девушку, получается, Серега был бы на его стороне. Очередная порция бреда от людей, усыпанных блестками. Моисеев сказал в том самом эфире: «Это вы виноваты, вы назвали его королем». Я королем Киркорова не называл. Я называл и называю его своим товарищем. Только оступившимся товарищем. И кто я такой, чтобы говорить о морали? Я просто хочу, чтобы эта история закончилась бескровно, и чтобы теперь, кода девушка выздоровеет, и позволит пожать Киркорову свою ручку, у него будет время всмотреться в рожи тех, кто рядом. Может быть, если он приглядится, среди этих горе-спасителей и идиотских прокуроров он увидит и мое лицо. Я буду стоять вдалеке, и может быть, даже смахну слезинку от того, что все закончилось, все вынесли урок, а после этого я незаметно уйду.

В одном хорошем американском фильме главный герой, которого по сюжету преследуют злоключения, говорит в зале суда подавленным голосом: «Когда видишь рожи своих спасителей, понимаешь, в каком дерьме ты оказался». Тогда-то я посмеялся и переписал этот перл. Теперь, когда история Филиппа Киркорова обратила этот перл в омерзительный факт его и нашей свинцовой реальности, я нахожу этот перл высоким документом низкой эпохи. Вы ловили себя на мысли о том, что поговорка «И на солнце есть пятна» иногда имеет для нас ждущих, чтобы кому-то стало плохо, терапевтический эффект.

Я участвовал в ток-шоу (по телефону) большого украинского канала «1+1». Дело было утром в 9.00 имейте в виду, что украинские коллеги транслировали программу в 8.00. Это я к тому, какой резонанс имеет история во всем СНГ.

Я с изумлением услышал, пока девушка-оператор просила подождать, голос кого бы вы думали, Бориса Моисеева. Того самого Бориса Моисеева, который вербализировал представления однополых людей о счастье. Этот самый Борис Моисеев выступил моральным арбитром, что тут же делает меня невероятно злым.

Я пропустил момент, когда в мое стране люди, превратившие профессию артиста в посмешище, дождавшись беды своего коллеги, разговаривают с привлечением слов «служение искусству, творчество, любовь к людям». Я пропустил момент, когда Боря Моисеев стал иконой для всех нас. Простите меня за мою немодность.

Когда мне предоставили слово, я переиначив ту самую реплику из кино, высказался в том ключе, что когда видишь кто нападает на Филиппа Киркорова, тут же хочешь стать на его защиту.

А как себя проявили коллеги Киркорова в этой истории, это отдельная история болезни. Я всегда утверждал, а он – Ф.К. – всегда отрицал мою правоту, что артисты в подавляющем большинстве своем бесспорные химически чистое быдло. Подчеркиваю, в подавляющем большинстве.

Самым печальным образом люди, не умеющие ни петь, ни танцевать, ни даже складно говорить, самоутверждаются в роли экспертов по части морали, когда человеку плохо. Я же знаю, что все они, включая Бориса Моисеева в первых рядах, целовали и облизывали Киркорова. За право поручкаться с ним всегда и всюду шла борьба. Злорадно замечу, что с удовольствием ручкался он только со мной. Знаете почему? Потом что мне от него ничего не было надо и не надо сейчас.

Он признал свою вину, и уже в силу этого обстоятельства, которое вовсе не отменяет эту самую вину, он заслуживает поддержки, а не бессмысленных разговоров о том, какой он плохой на нашем фоне.

Я точно уверен, что из нас тоже никто не подарок. А уж артисты тем более. Сергей Лазарев выступил с заявлением, в котором есть строчка: «Чтобы ни сделал Филипп Киркоров, он мой друг. И я всегда буду на его стороне». Вы только вслушайтесь в слова этого спасителя. Теоретически они звучат правильно.

Но а если чуть-чуть подумать, что артистам несвойственно. Если бы Киркоров убил эту несчастную девушку, получается, Серега был бы на его стороне. Очередная порция бреда от людей, усыпанных блестками.

Моисеев сказал в том самом эфире: «Это вы виноваты, вы назвали его королем». Я королем Киркорова не называл. Я называл и называю его своим товарищем. Только оступившимся товарищем.

И кто я такой, чтобы говорить о морали? Я просто хочу, чтобы эта история закончилась бескровно, и чтобы теперь, кода девушка выздоровеет, и позволит пожать Киркорову свою ручку, у него будет время всмотреться в рожи тех, кто рядом. Может быть, если он приглядится, среди этих горе-спасителей и идиотских прокуроров он увидит и мое лицо. Я буду стоять вдалеке, и может быть, даже смахну слезинку от того, что все закончилось, все вынесли урок, а после этого я незаметно уйду.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Отар Кушанашвили: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также