2018-02-21T22:57:53+03:00

Узнав, что у них родится свой сын, родители сдали приемного в психушку

Знакомый фельдшер оформил справку - мол, ребенок страдает клептоманией...
Поделиться:
Комментарии: comments113
Изменить размер текста:

Бабушка Антоши Павлова* показывает нам снимок: семилетний пацан улыбается, держа на коленях троюродного братика. Это - последнее фото из счастливого детства Антоши. Он, мама и двоюродная бабушка Тамара Николаевна жили в райцентре республики Усть-Алдан. С заработками было туго - решили перебраться в столицу, Якутск. Там два года назад мама Антона умерла. 50-летняя Тамара Николаевна метнулась в родной Усть-Алдан, в органы опеки: глядишь, там быстренько бумаги по опекунству оформят, и двоюродный внук останется с ней. Зря надеялась. - Усыновить или взять ребенка под опеку женщине не позволили, - рассказала нам Уполномоченный по правам ребенка в Якутии Анна Соловьева. – Доход у нее небольшой (6 тысяч рублей за работу продавцом. - Ред.), живет в съемной квартире в Якутске, там не прописана (зарегистрирована в Усть-Алдане). Этого оказалось достаточно, чтобы забрать ребенка у родного человека - и отдать в приют. - Антон рыдал, обнимал меня, просил, чтобы не оставляла, - плачет Тамара Николаевна. – Но что я могла сделать?! И все-таки она продолжала "что-то делать". Например, бегала по инстанциям Якутска, умоляя отдать Антона. Прошло два месяца. - И тут я узнала: для мальчика уже нашли новых родителей, - рассказывает Тамара Николаева. – Плакала, но потом решила – значит, судьба такая. "ЗАБЕРИТЕ МАЛЬЧИКА НАЗАД" Сорокалетние супруги Геннадий и Марина Павловы только поженились и жили в Усть-Алдане. О своих детях мечтать уже не приходилось, потому решили взять ребенка из приюта. В органах опеки подсобили. И быстро-пребыстро отдали Антона новым родителям. - Я тогда думала, будем общаться с ними как родственники, - вспоминает Тамара Николаевна. - Однако Марина наотрез отказалась и потребовала больше никогда им не звонить... Через год семья Павловых переехала в село Майа - в 50 км от Якутска. А еще через несколько месяцев Марина... забеременела! И в конце 2010-го родила сына. Антон оказался лишним. И родители решили избавиться от чужого ребенка. Геннадий отправился в органы опеки, мол. заберите мальчишку назад. Там ойкнули: как так?! Ребенок - не игрушка, хочу – беру, хочу – отдаю. Он теперь вам - родной сын, и вернуть его можно только через суд. Такой вариант Павловых, судя по всему, не устроил: подобные дела за два дня не решаются, да и алименты потом присудят выплачивать брошенному мальчику. И решение нашлось: сдать ребенка в... психдиспансер Якутска! Отец семейства отправился к знакомому фельдшеру, рассказал, что пацан – клептоман, ворует дома вещи (кстати, скорее всего так и было, психологи позже объяснят: мальчику не хватало внимания; такой способ «напомнить о себе» встречается довольно часто). Тот и подписал направление в психдиспансер. С этой справкой Антона сдали врачам. «ТВОЕГО ВНУКА СДАЛИ!» - Мне позвонила знакомая из села, где жили Павловы, - вспоминает Тамара Николаева. – Проорала в трубку: твоего внука сдали в психушку. Я - в стационар. Там меня грубо отправили, сказав, что все документы уже оформлены и ничего сообщать о мальчике не станут – врачебная тайна. Бабушка кинулась к Уполномоченному по правам ребенка в Якутии. - Мы взялись выяснять, как это случилось, обратились в прокуратуру, - вспоминает Анна Соловьева. В приют приехала комиссия. Выяснилось, что мальчик уже неделю находится в диспансере. А ему даже обследование не провели: никаких заключений о состоянии ребенка в больнице не нашли. Было решено вернуть Антона… но не родным, а все тем же Павловым. - Когда мы узнали об этом, выехали в район, - продолжает Соловьева. – Оставлять мальчика в этой семье было нельзя: кто знает, что бы они еще затеяли! Поняв, чем дело пахнет, Павловы написали отказ от Антона с просьбой «передать ребенка государству». Причина - не хватает денег на двух детей: Геннадий зарабатывает всего 12 тысяч рублей, для Якутии это мизер. Впрочем, причина не только в этом. Приемная мать честно призналась директору приюта, где сейчас и находится Антон, что не испытывает к нему теплых чувств: - Чужой он ей. Значит, оставлять мальчика в той семье нельзя, - говорила мне Ирина Захарова. - Мальчик шустрый, даже гиперактивный. Очень хорошо соображает, великолепно учится. На днях пойдет в школу: карантин по гриппу закончился... Да, Антона вновь вернули в приют. Правда, бабушке разрешили видеться с мальчиком. Вернется ли он ней домой? Какое решение вынесет суд? Хотелось бы закончить материал надеждой на хеппи-енд. Вот только взрослые, которые сейчас рядом с Антоном, сомневаются, что ему стоит возвращаться к бабушке. Дело в том, что парень помнит: она же отдала его в приют. И не может просить... ...Недавно в Якутии побывал Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов и узнал об истории Антона Павлова. - Я намерен добиваться дополнительного расследования действий главного врача лечебного учреждения, работников школы, участкового фельдшера, давшего направление ребенку, приемных родителей, - заявил Павел Астахов. ЗВОНКИ СПЕЦИАЛИСТАМ Уполномоченный по правам ребенка в Якутии Анна Соловьева: - Нужно разобраться, на каком основании органы опеки так быстро отдали мальчика новым родителям. Только после этого может решаться дальнейшая судьба ребенка. Главное, чтобы он поверил, что родные его не предавали, не специально отдали чужим людям... Майя Матвеева, старший помощник прокурора Якутии: - В психоневрологическом диспансере ребенок находился незаконно. Для госпитализации в стационар у него не было медицинских показаний. Более того, в нарушение закона комиссия врачей-психиатров не провела освидетельствование в течение 48 часов. В том, почему были допущены нарушения, должны разобраться в Министерстве здравоохранения Якутии. Мы требуем привлечь к ответственности главврача психдиспансера и зав. детским отделением.

Бабушка Антоши Павлова* показывает нам снимок: семилетний пацан улыбается, держа на коленях троюродного братика. Это - последнее фото из счастливого детства Антоши.

Он, мама и двоюродная бабушка Тамара Николаевна жили в райцентре республики Усть-Алдан. С заработками было туго - решили перебраться в столицу, Якутск.

Там два года назад мама Антона умерла.

50-летняя Тамара Николаевна метнулась в родной Усть-Алдан, в органы опеки: глядишь, там быстренько бумаги по опекунству оформят, и двоюродный внук останется с ней. Зря надеялась.

- Усыновить или взять ребенка под опеку женщине не позволили, - рассказала нам Уполномоченный по правам ребенка в Якутии Анна Соловьева. – Доход у нее небольшой (6 тысяч рублей за работу продавцом. - Ред.), живет в съемной квартире в Якутске, там не прописана (зарегистрирована в Усть-Алдане).

Этого оказалось достаточно, чтобы забрать ребенка у родного человека - и отдать в приют.

- Антон рыдал, обнимал меня, просил, чтобы не оставляла, - плачет Тамара Николаевна. – Но что я могла сделать?!

И все-таки она продолжала "что-то делать". Например, бегала по инстанциям Якутска, умоляя отдать Антона. Прошло два месяца.

- И тут я узнала: для мальчика уже нашли новых родителей, - рассказывает Тамара Николаева. – Плакала, но потом решила – значит, судьба такая.

"ЗАБЕРИТЕ МАЛЬЧИКА НАЗАД"

Сорокалетние супруги Геннадий и Марина Павловы только поженились и жили в Усть-Алдане. О своих детях мечтать уже не приходилось, потому решили взять ребенка из приюта. В органах опеки подсобили. И быстро-пребыстро отдали Антона новым родителям.

- Я тогда думала, будем общаться с ними как родственники, - вспоминает Тамара Николаевна. - Однако Марина наотрез отказалась и потребовала больше никогда им не звонить...

Через год семья Павловых переехала в село Майа - в 50 км от Якутска. А еще через несколько месяцев Марина... забеременела! И в конце 2010-го родила сына. Антон оказался лишним. И родители решили избавиться от чужого ребенка.

Геннадий отправился в органы опеки, мол. заберите мальчишку назад. Там ойкнули: как так?! Ребенок - не игрушка, хочу – беру, хочу – отдаю. Он теперь вам - родной сын, и вернуть его можно только через суд. Такой вариант Павловых, судя по всему, не устроил: подобные дела за два дня не решаются, да и алименты потом присудят выплачивать брошенному мальчику. И решение нашлось: сдать ребенка в... психдиспансер Якутска!

Отец семейства отправился к знакомому фельдшеру, рассказал, что пацан – клептоман, ворует дома вещи (кстати, скорее всего так и было, психологи позже объяснят: мальчику не хватало внимания; такой способ «напомнить о себе» встречается довольно часто). Тот и подписал направление в психдиспансер. С этой справкой Антона сдали врачам.

«ТВОЕГО ВНУКА СДАЛИ!»

- Мне позвонила знакомая из села, где жили Павловы, - вспоминает Тамара Николаева. – Проорала в трубку: твоего внука сдали в психушку. Я - в стационар. Там меня грубо отправили, сказав, что все документы уже оформлены и ничего сообщать о мальчике не станут – врачебная тайна.

Бабушка кинулась к Уполномоченному по правам ребенка в Якутии.

- Мы взялись выяснять, как это случилось, обратились в прокуратуру, - вспоминает Анна Соловьева.

В приют приехала комиссия. Выяснилось, что мальчик уже неделю находится в диспансере. А ему даже обследование не провели: никаких заключений о состоянии ребенка в больнице не нашли. Было решено вернуть Антона… но не родным, а все тем же Павловым.

- Когда мы узнали об этом, выехали в район, - продолжает Соловьева. – Оставлять мальчика в этой семье было нельзя: кто знает, что бы они еще затеяли! Поняв, чем дело пахнет, Павловы написали отказ от Антона с просьбой «передать ребенка государству». Причина - не хватает денег на двух детей: Геннадий зарабатывает всего 12 тысяч рублей, для Якутии это мизер.

Впрочем, причина не только в этом. Приемная мать честно призналась директору приюта, где сейчас и находится Антон, что не испытывает к нему теплых чувств:

- Чужой он ей. Значит, оставлять мальчика в той семье нельзя, - говорила мне Ирина Захарова. - Мальчик шустрый, даже гиперактивный. Очень хорошо соображает, великолепно учится. На днях пойдет в школу: карантин по гриппу закончился...

Да, Антона вновь вернули в приют. Правда, бабушке разрешили видеться с мальчиком. Вернется ли он ней домой? Какое решение вынесет суд?

Хотелось бы закончить материал надеждой на хеппи-енд. Вот только взрослые, которые сейчас рядом с Антоном, сомневаются, что ему стоит возвращаться к бабушке. Дело в том, что парень помнит: она же отдала его в приют. И не может просить... ...Недавно в Якутии побывал Уполномоченный по правам ребенка в России Павел Астахов и узнал об истории Антона Павлова.

- Я намерен добиваться дополнительного расследования действий главного врача лечебного учреждения, работников школы, участкового фельдшера, давшего направление ребенку, приемных родителей, - заявил Павел Астахов.

ЗВОНКИ СПЕЦИАЛИСТАМ

Уполномоченный по правам ребенка в Якутии Анна Соловьева:

- Нужно разобраться, на каком основании органы опеки так быстро отдали мальчика новым родителям. Только после этого может решаться дальнейшая судьба ребенка. Главное, чтобы он поверил, что родные его не предавали, не специально отдали чужим людям...

Майя Матвеева, старший помощник прокурора Якутии:

- В психоневрологическом диспансере ребенок находился незаконно. Для госпитализации в стационар у него не было медицинских показаний. Более того, в нарушение закона комиссия врачей-психиатров не провела освидетельствование в течение 48 часов. В том, почему были допущены нарушения, должны разобраться в Министерстве здравоохранения Якутии. Мы требуем привлечь к ответственности главврача психдиспансера и зав. детским отделением.

ДОСЛОВНО

Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ Павел Астахов:

- И что, Павел Алексеевич, можно вот так вот отказаться от усыновленного ребенка, потому что "нам больше не нужен чужой"?

- Увы, основания отказа могут быть любые.Законодатель не предусмотрел какой-то жесткой ответственности для тех, кто бросает даже усыновленных детей. Единственное, что за этим следует, - алименты.

К сожалению, у нас нет в достаточном количестве школ приемных семей, службы сопровождения приемной семьи. В результате люди не знают, куда обратиться, столкнувшись с проблемой. В данном случае (Астахов вылетал в Якутию и на месте разбирался с проблемой. - Ред.) приемные родители решили, что ребенок якобы неуправляемый… Хотя тамвсе начало складываться плохо из-за того, чтомальчику не уделялось внимание, его не понимали, и он нарочно стал совершать противоправные действия. И его тут же обвинили в клептомании. А он просто внимание к себе привлекал. Это маленький ребенок, он не может справиться ни с родителями, ни тем более с врачами-психиатрами, которые тут же его упрятали. Поэтому, я думаю, что ответственность главврача, лечащего врача и вотэтого фельдшера должна наступить однозначно.

*Имена и фамилии мальчика и приемных родителей изменены по этическим соображения.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также