Политика

Жители Кабардино-Балкарии создают антиваххабитские отряды в ответ на теракты

За несколько дней до подрыва подъемника и нападения на туристов спецкоры «КП» отправились в республику

ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ РЭКЕТ

Кабардино-Балкария нечасто мелькала в террористических сводках последних лет. Здесь редко проводятся масштабные спецоперации, не взрываются смертники, да и просто подрыв фугаса для местных силовиков - уже событие. Да, здесь убивают милиционеров - за прошлый год аж 22 человека. Но если сравнивать со скорбной статистикой в Дагестане или Ингушетии, то Кабардино-Балкарская республика - вполне себе благополучный регион.

Вот только нет-нет, да напомнит о себе бандподполье такой дерзкой акцией, что кровь в жилах стынет. И от беспричинной жестокости, и от преступной халатности силовиков, допустивших взрыв Баксанской ГЭС, попытку захвата Нальчика в октябре 2005... В конце прошлой недели боевики местного террористического лидера Аскера Джаппуева провели целую серию атак, направленных на туристическую индустрию республики, основу и без того скромной экономики.

Расстрел московских туристов, подрыв канатной дороги и попытка поднять на воздух гостиничный комплекс - безусловно звенья одной цепи. Лидеры бандподполья не раз заявляли, что от «акций прямого действия» (читай подлых расстрелов в спину) они переходят к тактике экономического воздействия. Подобную тактику давно взяли на вооружение боевики Дагестана, подрывающие вышки сотовых операторов, железные дороги и нефтепроводы.

Жители Кабардино-Балкарии создают антиваххабитские отряды создают в ответ на теракты

Жители Кабардино-Балкарии создают антиваххабитские отряды создают в ответ на теракты

В Кабардино-Балкарии террористы ударили в самое больное место. Можно не сомневаться, что сезон, который в Приэльбрусье сейчас в самом разгаре, если не сорван, то испорчен серьезно. Местные туристические воротилы уже подсчитывают свои будущие убытки и в кулуарных разговорах без диктофонов признаются: «Атаки на горнолыжные курорты можно было избежать». И дело здесь не в правоохранительной системе, которая в очередной раз «промухала» теракт на стратегическом объекте. А канатная дорога безусловно является таковым в нынешних северо-кавказских условиях. Просто с недавних пор боевики Кабардино-Балкарии по примеру своих дагестанских «братьев по джихаду» начали обкладывать данью местных бизнесменов. Кто не платит деньги террористам, может поплатиться жизнью.

- Объявился в Приэльбрусье один такой дерзкий «амир» 22-х лет от роду и через своих таких же сопливых приспешников объявил местным гостиничным хозяевам цену своей «индульгенции», - рассказали нам местные силовики. - А после этого у родственников «амира» вдруг сгорел сарай и две машины. «Амир» с себя полномочия сложил. Но на его место же пришел другой.

К слову, обращает на себя внимание то, что подорвана канатка была в то время, когда на ней не было людей. Что мешало террористам послать сигнал на фугас, когда кабинки были бы забиты горнолыжниками? Этот теракт - скорее предупреждение бизнесменам, мол, в следующий раз может быть намного хуже.

Между тем, в самой истории с малолетним «амиром» интересны не столько товарно-денежные отношения местных боевиков и предпринимателей, сколько факт «ответки» с угрозами родственникам ваххабитов. Сегодня в Нальчике подвиги «народных мстителей» обсуждаются в маршрутках и магазинах. Кто-то оставил листовку с угрозами на заборе родителей ваххабита Джаппуева, кто-то закидал гранатами двор родственников боевика Казбека Ташуева в Баксанском районе. Чудом никто не пострадал.

До недавнего времени все подобные акции устрашения носили анонимный характер. Однако во время последнего нападения «мстители» оставили автограф - на воротах родни самого известного в Кабардино-Балкарии киллера Астемира Мамишева они привесили записку: «Предупреждение!!! Если ваш сын убьет еще одного жителя Кабардино-Балкарии, вы будете уничтожены!!! Антиваххабы - «Черные ястребы».

КАВКАЗСКИЙ «ТИХИЙ ДОН»

Окраина Нальчика, улица Кирова, частный сектор. Ничем не примечательный дом семьи Мамишевых. За серым забором - крошечный асфальтированный дворик в черных пятнах от разлившейся горючей смеси. Мать семейства, Марина, рассказывает нам, что бутылки с «коктейлем Молотова» летели и с оживленной улицы, и со стороны огорода. Повезло, что одна из бутылок, закатившаяся под грузовую «Газель», не разбилась, тогда взорвались бы и баллоны с пропаном - на нем тут ради экономии ездит половина республики, и сам бензобак. В семье несколько малолетних детей, и вряд ли, удалось бы избежать жертв.

- Пожарных вызывали?

- Я только их набрала, там сразу же сняли трубку и говорят мне «Вас вообще всех выжечь нужно». Даже адрес мой не спросили, знали все заранее... - Марина Мамишева плачет, вытирая слезы фартуком.Уже странно. Мы общались с добрым десятком ваххабитских семей, из которых вышли шахиды взорвавшиеся в Тушино, у метро «Рижская», «Лубянка», «Парк Культуры», в самолетах летевших из Москвы в Ростов и Волгоград.

Аскер Джаппуев считается лидером бандподполья Кабардино-Балкарии. Атака на объекты местной туриндустрии была устроена по его приказу. «Черные ястребы» пообещали убить Джаппуева.

Аскер Джаппуев считается лидером бандподполья Кабардино-Балкарии. Атака на объекты местной туриндустрии была устроена по его приказу. «Черные ястребы» пообещали убить Джаппуева.

Везде, во всех семьях, «партизанство» детей родители воспринимали спокойно, рассказывая нам совершенно одинаковую, заготовленную заранее сказку: «Наш мальчик (девочка) тихие были, никуда не ходили, ни с кем не общались». Здесь, в семье Мамишевых - что-то другое. Марина рассказывает, что сыновей у нее трое. Старший - сварщик-профессионал, средний - промышленный альпинист - монтирует карнизы, кондиционеры, декоративную облицовку зданий. Работы хватает, на зарплату ребята не жалуются, у всех жены и дети. Что случилось с младшим сыном, сама мать понять не может.

- Мы, конечно, радовались, что он у нас не курит и не пьет, намаз делает. Жениться хотел, невесту искал почти год, со мной советовался. Собирался жениться - ремонт начал делать в комнате, а потом вдруг исчез. Два года назад. Просто вышел из дома на работу, а обратно не пришел.

Астемира сначала искали. Мать объезжала кладбища - туда часто подбрасывают трупы загадочно-исчезнувших людей. Потом Астемир «объявился» - во время убийства директора канатной дороги, он специально встал под видеокамеру. Передал своеобразный «привет» семье.

- Братья его бы убили собственными руками - неожиданно говорит нам мать. Ее трясет от сказанного.- Он всех нас опозорил, он нашу жизнь в кошмар превратил. Я часто думаю, хоть я и мать - пусть бы его поймали, пусть бы его подстрелили! У нас четыре раза в месяц, как по расписанию, в пять-шесть утра в дом спецназ врывается. Я с ними пыталась говорить, объяснить им, что нет его у нас, и мы не знаем где он. Если бы знали - сказали.

В подсобку, где мы беседуем, заходит средний брат пропавшего Астемира. Говорит коротко - встретил бы младшего, прибил на месте. Происходящее мучительно напоминает главы из «Тихого Дона»: гражданская война, брат на брата... В «черных ястребов» в семье Мамишевых не верят. Считают, что это такая форма милицейского давления на семьи, из которых «ушли в лес».

Цель понятна - те, кто борется с экстремизмом и терроризмом в республике, не верят до конца, что партизаны полностью порвали отношения со своими родственниками. В ряде случаев, такой »внесудебный подход» можно оправдать, если вся семья или род исповедуют салафизм. А если семья «светская», неверующая, или исповедующая традиционный ислам, подобное давление бессмысленно. Более того, может только помочь набору новых «партизан». Какой смысл им оставаться « в миру», если жизнь в нем невыносима, а ты и так на вечном подозрении?

Закидав двор Мамишевых «коктейлями Молотова», нападавшие оставили на воротах записку.

Закидав двор Мамишевых «коктейлями Молотова», нападавшие оставили на воротах записку.

ШЕСТЬ ЛЕТ ТРАУРА И ОДИНОЧЕСТВА

Мы не планировали заранее встречи с родственниками погибших милиционеров, никто не готовился к ним заранее. Нас поразило, что вдовы милиционеров до сих пор в трауре, хотя прошло уже почти шесть лет с «черной даты» - 13 октября 2005 года. В этот день ваххабиты открыто попытались взять власть в республике и почти весь световой день в Нальчике шел бой. А на окраине, в районе Искож, воевали еще несколько суток. Тося Ойтова - учитель. Мы разговариваем в пустом классе, колени упираются в парты, крохотные стулья жалобно скрипят. Вдова рассказывает, как муж пришел в милицию:

- Хизир у меня был ветеринарным врачом. Колхоз наш развалился много лет назад, и никому оказался не нужен такой специалист. Муж стал участковым - я не видела его сутками. Уже и жить стало лучше, и работу можно было бы поменять, но муж не соглашался, говорил - «Что, я так все это брошу и уйду?».

Уйти просто так ему не дали ваххабиты, во время захвата города он погиб одним из первых и навечно остался в строю.

Мать самого известного в республике киллера Астемира Мамишева Марина отреклась  от сына-боевика.

Мать самого известного в республике киллера Астемира Мамишева Марина отреклась от сына-боевика.

- Я не держу зла на них (ваххабитов - прим.авт). И насколько я знаю, никто из родственников не собирался им мстить. Если бы были такие намерения, сделали давным-давно. У меня в классе есть несколько детей из «этих» семей. Я ничего к ним такого не испытываю. Ничего. Пусть только свою веру не проповедуют.

Эмма Кудаева тоже встретила нас на рабочем месте, в маленьком парфюмерном магазине:

- Вы не поверите, но Валерий, кажется, с детства хотел работать в милиции. Он был влюблен в свою работу. Со своей рацией не расставался - все время она у него под ухом шипела, разговаривала. И как бы он крепко не спал, едва его позывной назовут, сразу вскакивал, начинал одеваться, бежал, мчался... В то утро он не стал ничего есть, отвел детей в школу и на прощание им сказал «Берегите друг друга». Мне дети потом сказали - «Папа сегодня такой странный был...».

Его изрешетили, прямо на пороге отдела, который пытались штурмовать эти бандиты. Он первый и выскочил им навстречу. Я, лично, не думала о мести. Я считаю, что их и так Бог обязательно накажет. Не наше это дело, как бы нам не было больно, отнимать чужую жизнь. Вот только не нравится мне одно. Наших близких убили, и мы молчим, молча носим траур. А эти, эти же ничего не стесняются и не стыдятся! Митинги устраивают, за свои права борются! Нет у них никакого стыда за сделанное.

Возможно, у кого-то просто наболело. Кто-то просто не смог на это смотреть и взял в руки бутылку с зажигательной смесью...

- Это могли быть и родственники погибших от рук террористов, - не исключает глава местного правозащитного центра Валерий Хатажуков. - Многие ведь отчаялись, не верят, что кого-то поймают, накажут. Но с такой же долей вероятности это могут быть и различного рода провокаторы, силы, которые заинтересованы в том, чтобы нагнеталось ответное насилие. Случаи нападения-то были и раньше, но под вывеской некоей организации - впервые. И это больше похоже на постановку.

СЕМЕЙНЫЕ ВОЙНЫ

Между тем, «Черные ястребы», следуя законам конспирологии и подпольной борьбы разбросали по городу листовки с призывами покончить с «религиозной диктатурой». А потом выложили в Сеть видеообращение, снятое на мобильный телефон. Мужчина в маске с едва заметным акцентом на фоне развернутого платка-арафатки зачитывает программную речь:

Астемир Мамишев

Астемир Мамишев

«За вас объявили награду - два миллиона. Нам эта награда не нужна - мы ликвидируем вас бесплатно. Никогда в истории не было такого, чтобы адыг или балкарец подчинялся каким-то чеченцам. Ты, Джаппуев, открыто заявил, что твой хозяин Доку Умаров. Он приказал тебе убивать и грабить свой народ, отчитываться о своих подвигах на видеороликах, а награбленные деньги отдавать ему. Умаров предал свой народ - он поставляет молодых на убой, а потом провозглашает их шахидами. Что-то сам он не торопится в райские сады. Убийцы - Мамишев, Шамеев, вам не долго осталось, мы вышли на ваш след, а расправа будет короткой».

Тревожный знак, когда функции Фемиды берут на себя неизвестные люди в масках. При этом пользуясь полной поддержкой местного населения. В отличие от других неспокойных северо-кавказских республик, процент «сочувствующих» ваххабитам в Кабадино-Балкарии на порядок ниже. По самым смелым подсчетам приверженцев салафизма в республике - о