2015-02-04T07:15:13+03:00

«Армии нужны добровольцы под жестким контролем психологов»

О насилии в армии наш спецкор побеседовал с председателем общественной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Эллой Поляковой [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments30
Изменить размер текста:

Недавно писали мы о беспорядках в воинской части 08275 в Печенге, а буквально на днях там случились очередная беда.

«За убийство солдата сослуживцу-дагестанцу дали всего три с половиной года общего режима», «Служили два товарища и сгинули вдвоем» - так назывались статьи в «Комсомолке» от 01 и от 11 марта.

Речь шла о бессилии офицеров вышеуказанной части 08275 навести хоть какой-то порядок в их армейской среде, о попытке сокрыть убийство младшего сержанта Харламова, о пропаже двух срочников - Андреева и Чечнева и, по-видимому, убийстве обоих. Там дело темное, выдается за дезертирство. Но это еще далеко не все беды из этой несчастной части. В июне 2010 года солдат случайно (ли?) разрядил в себя гранатомет, в сентябре 2 бойца погибли на стрельбищах.

И вот очередная трагедия – зверски избит Сергей Авдейчик, призванный в июне 2010 г.ода из поселка Ловозеро, Мурманской области. Доставлен в реанимацию в госпиталь Печенги, в состояние комы. Сделаны операции, удалена селезенка. Преступление, по традиции данной части и госпитального руководства, попытались скрыть, обозначив в диагнозе тяжелые травмы в результате падения. Но, благо, есть там еще непродажные следователи, которые быстро разобрались в чем дело.

Не будем сейчас никого смешить рассуждениями об офицерской чести в данной несчастной части. Я слышал, как начальник госпиталя в Печенге истерил, матюгался в телефонной трубке, приложенной к уху его же зама, потому что тот зам пропустил в госпиталь журналиста (меня), изучающего убийство младшего сержанта Харламова. А потом тот начальник явился с улыбающимся лицом и ласково стал рассказывать о каких-то инструкциях, запрещающих прессе расследование убийств в его госпитале.

А заместитель командира части по воспитательной работе Вадим Саулькин поостерегся даже слово на диктофон промолвить без разрешенья сверху! Лишь на вопрос: почему бардак, ответил, как ныне принято говорить в офицерской среде: потому-де, что молодежь сейчас на гражданке порченная, и армией ее не исправишь.

На самом деле это сказки для дураков. Я видел, как в той же Печенге солдаты ходят послушным строем под команду младших офицеров, и никто из солдат при этом не прикладывается к бутылке и даже в строю не курит. Все как в настоящей армии. Другое дело, когда ночью солдаты остаются одни, начинаются пьянки, драки, дедовщина и побеги через забор в самоволку. Отсюда вопрос: почему по ночам в солдатской казарме нет дежурного офицера, (пусть – прапорщика), который бы отвечал за трезвость и прочий порядок? Дополнительная нагрузка? Да! Но при нынешних безобразиях в армии – мера необходимая. К тому же доходы у офицеров в Печенге очень приличные, если судить по обилию дорогих иномарок перед воротами части 08275. А, следовательно, иногда и ночью послужить необидно.

Но ходят по Печенге нехорошие слухи – якобы те доходы офицерские далеко не праведные. Якобы горючего продают на сторону тут не меряно! А солдатиков кормят каким-то овсом просроченным, которое по бумагам проходит под грифом – мясо… Может, клевещут? А как проверишь? Армия наша для постороннего глаза закрытая. Журналист туда не войдет, и не скажет правду - что в реальности на обед давали.

ЮДАШКИН ЛИ ВИНОВАТ, ЧТО СОЛДАТЫ МЕРЗНУТ?

А ведь армия уж давно нуждается в наблюдателях, иначе она пропадет совсем. И вот решил я поговорить на эту и прочие темы с Председателем общественной правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Эллой Поляковой.

- Элла Михайловна, вы согласны, что армейская жизнь должна быть прозрачной и под контролем гражданского общества? Я не к тому, чтобы лезть с видеокамерой на секретный объект, но чтоб, например, депутат какой, работник ли вашего комитета, журналист – в любое время суток могли бы войти в любую часть по предъявлению документа, заглянуть в казарму, в столовую и куда еще?

- Недавно встречались мы с министром обороны Сердюковым, и он сказал, мы всегда открыты, мы за гражданский контроль.

- Это на словах, а на деле? Вас сразу пускают в любую часть, откуда приходит жалоба?

- Нет, конечно же. Например, в январе сообщили из одной воинской части под Петербургом, что отопления нет, ребята замерзают, застыла канализация – не работают туалеты. Приехала я туда, но офицеры там встали насмерть, никуда не пустили. Позвонила в штаб округа на Дворцовую. Все равно никуда не пустили. Тогда мы написали всем большим начальникам, главному военному прокурору и министру обороны на сайт. После этого они зашевелились. Но солдатики уж простыли все. А еще эта форма новая, в которой невозможно согреться. Когда ее представлял Юдашкин, был в этой форме один утеплитель – надежный и дорогой. А в производстве его подменили на дешевый, холодный…

- Во, кто-то руки погрел на этом, наверное?!

- Сейчас расследуют это дело.

- Как боретесь с дедовщиной?

- Когда поступают к нам жалобы от родителей, начинаем выяснять насколько опасная ситуация для жизни их мальчиков. И если там все серьезно и не решаемо, то помогаем родителям забрать сына из части. Украсть, если хотите. А потом уже грамотно обосновать эти действия с юридической стороны в пользу родителей.

- Что можно сделать в случае, если к вам, например, из энской части под Мурманском пришел СМС: «Ночью будут бить новобранцев».

- В таком случае мы связываемся с местным командованием, с местной прокуратурой и сообщаем родителям.

- И все же, должна быть гражданская организация, которая бы в любое время суток могла запустить своих представителей в казармы?

- Вероятно, что на местах могли бы иметься такие уполномоченные по вооруженным силам. Логика в том простая: охрана прав человека не терпит закрытости.

- К прочим безобразиям в армии ныне еще добавился национальный вопрос. Может, стоило бы создавать отдельные национальные части: здесь служат одни кавказцы, а там все прочие россияне?

- Не согласна. Мы все одинаково россияне и разделять не надо.

- Но ежели армия не способна и здесь навести порядок, то уж хотя бы так…

- Предположим, кавказцы будут служить отдельно, но у нас традиционно москвичи, например, дерутся с питерцами, и прочие с прочими. …Чтобы в армии навести порядок, надо отменить систему призыва. Надо, чтобы в армию шли только добровольцы, и под жестким контролем со стороны психологов. Это практика всех серьезных держав.

- А наберем ли мы достаточно воинов?

- Если будут хорошие зарплаты, наберем. Пусть придут двадцать процентов от числа молодых людей, но если будут они служить лет по десять, двадцать, то и численность армии будет значительной, а, главное, это будут специалисты, а не мальчишки почти детского возраста, как сейчас. У меня папа так прослужил всю жизнь в авиации.

ДИСБАТ СТРАШНЕЙ ТЮРЬМЫ

- Вот была армия советская, и был в ней достаточный порядок, а сейчас-то что все пошло в разнос? Почему?

- Безобразия и тогда были, просто лучше они скрывались. И убийства случались. Гробы родным не разрешали открывать. Все это было, но нынешнее положение, конечно же, еще куда хуже. В те времена офицеров готовили довольно серьезно. А ныне... Мой старший сын очень хотел служить, окончил с отличием училище. А потом быстро ушел из армии, как и все его однокурсники. Потому что надо было воровать горючее, покрывать, в подлогах участвовать, и так далее.

- В Печенге офицеры на вопрос: как навести порядок? – лишь разводят руками. Гауптвахту отменили, бить нельзя. И если солдат сходил в самоволку, напился, ему лишь объявят выговор, постыдят как бы перед товарищами. Вот и все наказание.

В этой связи мне пришла в голову такая мысль негуманная: создать на местах штрафные батальоны. И если солдат напился – получи месяц штрафбата на тяжелых работах. И пусть этот месяц пойдет дополнительно к его годовой службе.

- Прошлым летом мы были в дисбате в Нижегородской области. Поверьте, это куда страшнее, чем в тюрьмах, которые мы тоже иногда посещаем.

- Я не про дисбат говорю, про штрафбат с принудительными работами на короткий срок.

- Какая разница? Будет все то же самое.

- Дисциплинарные батальоны, согласен – плохо, но как наказывать, если солдаты совершают тяжкие преступления?

- Туда попадают и совсем невинные мальчики и даже жертвы насилия. Легко осудить солдата. Тем более при такой закрытой военной системе. Например, один мальчик из очень слабой семьи, он не должен был случить по всем параметрам, но его забрали. Он прибежал к нам за помощью, и его по этой причине посадили в дисбат - за уход из части. Мы в военном суде ничего не могли сделать, хотя вся правда была за нас.

Или еще пример. В Каменке внутри части мы обнаружили незаконную гауптвахту. Там паренек сидел месяц. У него все руки с ожогами от сигарет.

- Его так пытали?

- Нет, он сам себя жег, он не знал что делать – у него вымогали деньги, издевались над ним. У него мама уборщица. Он убежал. Поймали, посадили на эту незаконную гауптвахту, а после военный суд отправил его за побег и в дисбат. А те, кто били и вымогали деньги, остались чистенькими. Это жуткая несправедливость!

- Что из себя представляет дисбат?

- Это концлагерь, обнесенный колючей проволокой. Полоса три метра вскопанной земли. Мы увидели там какой-то металлический шатер, под которым копошатся бессмысленно, какие-то камни перебирают в пыли эти заключенные солдаты.

- Видели, как их кормят?

- Я на это не обращаю внимания, потому как ясно, что к нашему приезду в столовой там все нормально. Но по потухшим глазам заключенных видно, что голодают. Картина жуткая. Там свой произвол. Один солдат пытался сбежать. Поймали. Офицеры избили его жестоко, проломили голову, выбили зубы. Правда, после прокуратура заставила тех офицеров за их счет вставить зубы избитому. И никакого серьезного наказания офицеры не понесли. А солдат, выходит, наказан был дважды.

ДЕРЖАТ ЛИ ОФИЦЕРЫ КАЗИНО ДЛЯ СОЛДАТ?

- Все эти военные суды, военные прокуратуры надо убирать немедленно, а дела вести в гражданском судопроизводстве. Почему дисбат только для солдат, но не для офицеров?

В Прибалтике, например, в постсоветских армиях сразу отменили военную прокуратуру, военные суды. И если у них в казарме нарушение прав человека, приходит криминальная полиция и разбирается. А у нас система закрытая, куда не пускают даже санэпидстанцию. А в той же Каменке командир не пускал военного прокурора! Против этого командира сейчас уголовное дело заведено.

Из Каменки однажды звонит нам женщина-военнослужащая. Вот вам, кстати, еще одна сильная тема – женщина в армии. Так вот, звонит и говорит, командир запретил женщинам в форме днем в городе появляться! Поэтому её схватил патруль, издеваться стали, в комендатуру… дикость!

- Не понял, почему нельзя в городе быть по форме?

- Ну так пришло командиру в голову, как тому Андропову, что в служебное время все должны на служебных местах сидеть.

- Если в той же Печенге офицеры бессильны перед солдатами, закон не позволяет наказывать, то что офицерам делать?

- Пусть увольняются, если они не умеют работать.

- Как, по-вашему, им работать правильно.

- Понимаете, если молодых людей принудительно загнали на службу, которая там жестокая и бессмысленная, то и поведение солдат соответствующее. Вы задавались вопросом, например, чей там игорный бизнес в Печенге?

- Кавказский, наверно?

- Нет…, - сказала Элла Михайловна.

(- Неужели еще одна офицерская кормушка?! – подумал я. Да, местные мне рассказывали о подпольных казино. Однако, пытаться туда проникнуть засвеченному журналисту было бы глупо. А если так, то у офицеров прямой интерес, чтобы солдаты бегали в самоволку и спускали в казино деньги!

В статье «Служили два товарища и сгинули вдвоем» я рассказывал о странном исчезновении под Печенгой двух солдат осенью прошлого года. Последний раз их видели в ночном клубе. Вместе с пропавшими исчезли и деньги с их карточки – около 9 тысяч. А вдруг они в казино сняли банк и за то поплатились? Фу, бред какой-то! …хотя в нынешней армии может и не такое быть).

- Много чего интересного в этой Печенге, - продолжала моя собеседница. – Там, где серьезно нарушают права человека, там и всякие преступления. Дисциплина солдат зависит только от офицеров. Если офицеры сами пьют, матерятся, холодина в казармах…, то и солдаты ведут себя соответственно.

У ТОЛКОВЫХ КОМАНДИРОВ СОЛДАТЫ НЕ БАЛУЮТ

- И все же, как умным и порядочным офицерам добиться в частях порядка? Если даже командир не ворует, не матерится, этого, что, достаточно, чтобы солдаты служили на совесть?

- Умный командир отправляет за новобранцами толковых представителей, которые внимательно смотрят на набор и не берут то, что им втюхивают. То есть, судимых, больных они не возьмут. Но все равно есть риск привезти каких-то неуравновешенных. Плохо, что сейчас сократили военных психологов, которые должны здесь поработать. Но умный командир все равно подключит специалистов, которые выявят суицидников, наркоманов… и строгая медкомиссия удалит их из части.

Второе, если случился конфликт серьезный, то умный командир не будет его скрывать, а предаст справедливому правосудию, чтоб упредить в дальнейшем конфликты. Виноват – отвечай! Когда справедливость идет от офицера, то солдаты служат нормально. Потому изначально кадровая политика в армии должна быть очень ответственной. И министр Сердюков очень пытается проводить такую кадровую политику. Но ему активно мешают.

- Кто мешает и почему?

- Посмотрите, сколько у нас коррупционных фирм. Целый бизнес по продаже военных билетов! Тут к нам обратилась дама, сама она служит в военкомате. Дала взятку, чтобы ее сын служил под Питером. А даму кинули! Отправили сына на Северный Кавказ, где его избили. Вернулся со свернутой челюстью. И теперь она ищет у нас справедливости. Там столько грязи коррупционной вокруг военкоматов, и у нас вопросы к спецслужбам, к ФСБ, в первую очередь, почему они этим не занимаются? Иль они тоже в том бизнесе? Однажды пришел к нам возмущенный призывник и рассказал, когда явился на призывную комиссию и должен бы по здоровью быть непригодням, ему доктор, так называемая, пишет записочку с указанием суммы взятки. Он отправился в спецслужбу, где его напичкали аппаратурой. Вернулся, и эта доктор опять пишет ему «а нас предупредили».

- То есть, позвонили из ФСБ?

- Ну что это за порядок? Там сейчас у них в военкоматах из-за взяток такая свара, что они дерутся за хлебные места и сами сдают друг друга. Например, подделывают бланки нашего Комитета и на них пишут письма министру обороны, указывая, кто сколько берет. И ниже подделывают мою подпись.

- То есть, на вашем бланке, как они полагают, до министра скорей дойдет?

- Именно. Сообщают, что иные должности в военкоматах стоят от 60 до 80 тысяч евро. Это в Питере, а в Москве, надо думать, еще дороже.

- Вы говорите: бизнес на продаже военных билетов. А зачем он нужен военный билет?

- Это же я сказала министру обороны: зачем военный билет при нынешней электронной системе учета? Чего проще поставить в паспорте отметку о прохождении вами воинской службы? И вроде бы в министерстве сейчас изучают вопрос.

- Если поймают юношу с фальшивым военным билетом, что ему грозит?

- Уголовное дело за дачу взятки.

- А если не доказана эта дача?

- Тогда ничего. Просто отправят служить.

Дисбат - это концлагерь.О насилии в армии спецкор "КП" Николай Варсегов побеседовал с председателем правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Эллой Поляковой.Николай ВАРСЕГОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также