2019-04-07T21:13:52+03:00

Валентина Матвиенко: «10 тысяч квартир для фронтовиков и блокадников мы уже построили»

Отец губернатора Санкт-Петербурга был участником Великой Отечественной, а мама во время фашистской оккупации спасла от гибели еврейскую семью [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments88
Изменить размер текста:

Но не только в этом причина - почему глава города на Неве так трепетно относится к тем, кто приближал Победу.

"У каждой семьи своя история войны"

- Валентина Ивановна, каждый раз накануне Дня Победы мы начинаем считать оставшихся в живых фронтовиков. Нас упрекают в том, что мы это делаем только раз в году, а, с другой стороны, если каждый день говорить, можно ведь «замылить» тему.

- Мне кажется, совершенно оправданно, что в канун Дня Победы интерес к этой теме повышается. В последнее время появилось особенно много попыток западных историков, политологов, переписать историю , умалить значение нашей страны в разгроме фашизма. Это неспроста. Это - желание размыть нашу национальную память, нашу гордость. Но у них не получилось. Потому что, по-моему, у нас эта память заложена на генетическом уровне. Победа – это, может быть, единственное на сегодня, что вызывает такую общую национальную гордость. Поскольку у каждой семьи, наверное, есть своя история войны – деды, отцы, близкие родственники воевали.

- У вашей семьи тоже?

- Да, безусловно. У меня отец воевал, он прошел всю войну.

- Как его звали?

- Иван Яковлевич. Он дошел до Берлина. А когда в мае 1945 года праздновали победу, мама не знала, где он, не было никаких вестей. А он оказался ранен, лежал в госпитале и вернулся с войны только в октябре 45-го. Это была, естественно, большая радость для всей семьи.

Отец умер, к сожалению, когда мне было всего 7 лет. Но я до сих пор помню его рассказы о фронтовых буднях. Он не говорил пафосно, он говорил правду, как все было на самом деле. Говорил, что когда нашего бойца убивали, у него в сумке находили один сухарик. И вооружение не самое лучшее, и патронов не было нужного запаса. Портянок и то не хватало. А когда погибал немецкий солдат, то у него оказывался набор галет, консервов, и он был вооружен до зубов. Сегодня трудно даже просто понять, как же надо было драться, будучи голодными, оборванными, почти что голыми руками? И ведь остановить врага, и задавить! Вот откуда бралась эта воля, эта сила?

Я спрашивала - а как же зимой? Он говорил: никто не болел. Спали на земле, часто были в мокрой одежде, сапоги - едва ли не на босу ногу - и никто не болел. Это такая концентрация воли, любви к своему Отечеству и желания победить любой ценой.

- А мама ваша о чем рассказывала?

- Мама в годы войны жила на Украине. Она такое пережила… Рассказывала о еврейских погромах, которые устраивали фашисты.

- Она в оккупации была?

- Да, у нее были двое маленьких детей. Они погибли в годы войны, я их не видела. Это мои старшие брат и сестра.

- А маму вашу как звали?

- Антонина Кондратьевна. Она в годы войны спасла еврейскую семью: женщину с двумя детьми. 9 месяцев держала их в погребе. И предатели были, и полицаи были. Она, конечно, рисковала своей жизнью и жизнью своих детей.

Рассказывала, как вздрагивала от каждого стука в дверь, думая: ну всё, за мной пришли. Как ночью ползком пробиралась в погреб, чтобы никто не увидел, и опускала туда еду. И когда эту территорию освободили, она открыла погреб, выпустила затворников. Мама говорила: я никогда не забуду цвет их лиц. Они вышли просто зеленые. Ведь почти год сидели без света, выходили только ночью, когда мама приносила еду. Вот как это понять и оценить? Простая женщина, обычная… Я хоть маленькая была, слушая ее рассказы, а запечатлелось каждое слово.

Мама вспоминала о таких ужасах... Я думаю, она не просто так это делала, а хотела, чтобы я все накрепко запомнила...

Валентина Матвиенко считает, что о людях, переживших страшную войну, надо вспоминать не только в День Победы. Они смягчают наши сердца...

Валентина Матвиенко считает, что о людях, переживших страшную войну, надо вспоминать не только в День Победы. Они смягчают наши сердца...

Праздник не для галочки - традиция ленинградская

- Вы - губернатор, который по статусу, по характеру должности имеет дело прежде всего с массами, а не отдельными людьми. Как это можно соотнести с эмоциями? Эмоциям здесь не место.

- С одной стороны, вы правы, я губернатор, я должна решать крупные задачи крупного города, проводить государственную политику по поддержке и защите ветеранов, участников войны, блокадников. А, с другой стороны, как можно уйти от эмоций, если речь идет о пожилых людях: я всегда ассоциирую их, соизмеряю со своими родителями. Мои отец и мама тоже могли быть в этом строю, но их, к сожалению, нет, они ушли из жизни. Поэтому я воспринимаю все, что связано с ветеранами, и особенно военного поколения, очень эмоционально. Я иногда говорю, и у меня голос дрожит.

Я очень чувствительно отношусь к этой теме. Считаю, что если уж затевать какие-то действа, то исполнять их неформально, не для галочки, а искренне, от души. Скажем, все праздники, которые мы в Санкт-Петербурге отмечаем с ветеранами (а мы их проводим достаточно много – и ко дню прорыва блокады, ко дню освобождения Ленинграда, ко Дню Победы), выкладываемся на полную. Ведь как раньше делали? Ну, пригласили второстепенных артистов – провели, попели, поплясали, галочку поставили. А надо, чтобы были лучшие артисты, чтобы это было лучшее событие, чтобы оно душу согрело, чтобы запомнилось.

Я вижу этих людей, которые прошли через такие испытания, и они такие светлые, они такие чистые, они ничего не требуют, ничего не просят, они пережили тяжелейшие 90-е годы, которые пережила и страна. И они не озлобились. Они болеют за то, что происходит в стране, и готовы по-прежнему быть в строю. Откликаются на любые мероприятия, ходят в школы, встречаются с молодежью.

На самом деле, я говорю это искренне, не по случаю интервью, не по случаю праздника. Когда на 9 Мая колонна ветеранов (это петербургская, ленинградская традиция) идет по Невскому проспекту - выходят сотни тысяч людей. Вы знаете, нет уже структур, которые организовывали бы такие массовые демонстрации. Приходят добровольно, чтобы поклониться, вручить цветы – и дети, и взрослые, и приезжие гости, «Слава ветеранам» кричат, благодарят за Победу. Вы знаете, идешь - и сердце щемит. И слава Богу, что это сегодня есть.

Безусловно, проблем много. И не все они решены. И мы, как губернская власть, должны не просто на митингах говорить: вот, мол, наш долг, наша обязанность… Не надо лишних слов. Дойти до каждого - к этому будем стремиться. Страна стала жить лучше, и мы снова начали отдавать долги ветеранам войны.

И пенсия участников Великой Отечественной войны сегодня достойная. Мы добились того, чтобы, также как и участникам Великой Отечественной войны, хорошую пенсию платили тем, кто пережил блокаду Ленинграда.

- Кажется, закон о том, чтобы приравнять блокадников к участникам войны – это был один из первых ваших актов, когда вы стали губернатором?

- Да. Это был первый вопрос, который мне при встрече задавали жители блокадного Ленинграда. А я их давно знаю, потому что, когда еще была зампредом горисполкома, «пробила» для общества жителей блокадного Ленинграда отдельное удобное помещение, они даже приняли меня в почетные члены сообщества блокадников. Знаете, даже не материальная сторона их больше всего интересовала, хотя, безусловно, волновало и это. Но им было обидно, что их подвиг государством недооценен. Потому что то, что мы знаем о блокаде - и по живым свидетельствам, и по документальным, - говорит о беспримерном мужестве мирных жителей. И в мире никто не мог понять, как без еды и воды, замерзающие, под артобстрелами, бомбежками ленинградцы не просто выжили, они боролись, они сопротивлялись, они работали на заводах, производили оружие. Они выстояли.

Я занималась этой темой почти два года. Но времена еще были сложные экономически. Эти переломные 90-е годы нивелировали все ценности, которые были в обществе. В том числе и отношение к старшему поколению, ветеранам. Слава богу, это ушло. Но это отдельная тема…

В итоге Владимир Владимирович Путин, который был тогда президентом, жестко настоял на том, чтобы принять такой закон. И дальше мы его уже буквально руками через Думу провели. Это была, конечно, огромная радость. У нас живет почти 300 тысяч ветеранов, участников войны и блокадников.

Хотя у нас есть очередники, коренные петербуржцы, которые долго ждут квартиру, ни один человек никогда не оспаривал внеочередное право ветеранов войны и блокадников на жилье в соответствии с Указом президента. К 65-й годовщине Победы мы предоставили ветеранам почти 10 тысяч квартир. Это была чрезвычайно сложная задача, их надо было построить буквально за полтора года. Каждому ветерану помочь с оформлением документов, с переездом. Мы провели колоссальную работу. Но эта тема настолько объединила всех, никто не ныл, не говорил, что мы не успеем, у нас мало времени, это так сложно. Никто! Мы всё успели. Более того, все ветераны, кто встает сейчас на очередь (меняется жизненная ситуация, появляются внуки), в течение 3 месяцев получает отдельную квартиру.

Вот 140 человек у нас на очередь встали - 126 уже получили ордера.

Про социальные дома, службу сиделок и "тревожную кнопку"

- Но, согласитесь, сейчас просто дать квартиру – этого мало. Часто ведь жилье выделяют в отдаленных от центра новых районах…

- Не без этого…

- А там ни магазина, ни поликлиники. Молодые из-за этого не слишком страдают, а для стариков отсутствие поликлиники порой смерти подобно…

- Мы, конечно, старались позаботиться об инфраструктуре. Скажем, поселок Парголово, там построили 8 домов для ветеранов. Это был заброшенный поселок, но к моменту переезда ветеранов мы ввели там медико-социальный центр, пустили новый маршрут транспорта до метро. Мы старались, чтобы там и магазин был в шаговой доступности. Не все пока завершили, ветераны еще высказывают предложения, мы их рассматриваем и вопросы решаем.

За счет программы «Долг» одиноким ветеранам - их две с половиной тысячи- мы не просто вручили ключи от квартиры, но и купили наборы кухонной мебели. Кого-то обеспечили предметами бытовой техники...

- Чем отличается, может быть, Петербург от других городов?

- Мы оказываем помощь адресно. 5 лет назад по просьбе ветеранов внедрили программу «Социальное такси». Что это значит? Любой ветеран может вызвать машину, если ему надо в поликлинику, в собес и так далее. За услугу человек платит только 10%. 90% расходов оплачивает бюджет города. Эта программа пользуется огромным спросом.

Дальше мы посмотрели, что не все ветераны, к примеру, одинокие, могут жить в отдельной квартире. Мы уже построили 17 социальных домов.

- Что это такое?

- Это не богадельни, в старом понимании. Обычные жилые дома…

- Многоквартирные?

- …с отдельными квартирами. Если это одинокий человек – однокомнатная квартира, если это супружеская пара – двухкомнатная. Но эти дома отличаются тем, что на первом этаже располагаются медицинская, социальная службы, юристы, места общего пользования, где жильцы могут собираться, проводить свои мероприятия, организовать какие-то кружки. Главное, что там пожилой человек чувствует себя защищенным.

- Он как бы отдельно живет, и в то же время под опекой?

- Сегодня у нас практически уже нет очереди в эти социальные дома. Мы введет еще 2 и полностью решим эту проблему.

Дальше новый проект – «Тревожная кнопка». Одинокие, пожилые люди получают ее либо в виде браслета, либо в виде брелка. Это постоянная связь со «Скорой помощью», МЧС. Что бы с человеком ни случилось, через 20 секунд с ним соединяется оператор. Я сама приехала в Василеостровский район, знакомилась с системой. И без всяких «потемкинских деревень».

Звонит женщина и говорит: у меня поднялось давление, я забыла, куда положила лекарство. Оператор объясняет: «Анна Ивановна, пройдите к себе в спальню, выдвиньте второй ящик сверху. Ваше лекарство лежит там, называется оно так-то. Вам нужно принять одну таблетку». Она идет: да, я нашла, спасибо. Она принимает таблетку, и ей говорят: через 40 минут к вам подъедет ваш лечащий доктор. Сегодня 3,5 тысячи человек уже пользуются «тревожной кнопкой».

Для лежачих больных организована «Служба сиделок». Представитель этой службы постирает, уберет, приготовит еду, сходит в магазин. 250 миллионов рублей из городского бюджета в этом году выделено только на службу бесплатных сиделок для ветеранов и участников войны. Кроме того, у нас есть центры комплексного обслуживания, которые курируют группы ветеранов и участников войны.

В прошлом году мы провели углубленную диспансеризацию. Отремонтировали госпиталь для ветеранов войны, оснастили его новейшим оборудованием. У нас есть больница для блокадников, тоже со всеми специальными условиями.

"Бизнесменов-добровольцев уговаривать не надо"

- Но ведь все это требует таких огромных денег… Откуда берутся средства на выполнение принятых программ?

- Какие-то направления финансируются из федерального бюджета. Скажем, обеспечение ветеранов отдельными квартирами, в соответствии с федеральным законом, компетенция федерального правительства. Но не все решают деньги. Вот могли выделить средства, а мы бы не успели построить жилье. Мы очень благодарны федеральной власти и за вторую пенсию для блокадников. Другие направления социальной деятельности, о которых я говорила, это именно городские нововведения.

А программа «Долг», которую мы приняли 7 лет назад, базируется на участии бизнес-сообщества.

Я только что вернулась с очередного подписания соглашений с бизнесом по этой программе. Это рекорд, мы заключили соглашений на 60 миллионов рублей! Вы знаете, это тот случай (говорю искренне), когда никого не надо уговаривать, никому не надо давать разнарядок, никого не надо понуждать. Бизнес добровольно вносит средства. Причем мы не создавали никаких фондов. Эти деньги перечисляются городским советам ветеранов, и они сами определяют, что кому из ветеранов нужно. Как правило, средства идут на санаторно-курортное лечение, на приобретение предметов бытовой техники, оборудования, на оказание материальной помощи, ремонт квартиры.

Но участие бизнеса не ограничивается только программой «Долг». На встрече присутствовало более 30 организаций, каждая со своим специальным проектом. Скажем, Ассоциация водных перевозчиков бесплатно организует экскурсии для ветеранов войны по рекам и каналам Петербурга. Билеты дорогие, многие не могут себе этого позволить.

Ассоциация таксистов будет бесплатно предоставлять машины на период майских праздников для тех ветеранов, кому трудно доехать до Пискаревского кладбища. Мы подписали соглашение с авиакомпаниями (это «Аэрофлот», «Трансаэро», ГТК «Россия») - они на майские праздники бесплатно предоставляют авиационные билеты для фронтовиков и по России, и в ближнее, и в дальнее зарубежье, чтобы они могли съездить на места боев, встретиться с однополчанами, навестить своих родственников. Это нигде законом не прописано, но мы договорились, и бизнес пошел навстречу.

Скажем, Водоканал бесплатно устанавливает для участников Великой Отечественной войны счетчики воды в квартирах. Уже 12 тысяч установили, и сейчас еще 5 тысяч квартир на очереди. Компания «Петербурггаз» сейчас газифицирует поселки, пригороды города. Там много частных домов где, как правило, живут ветераны. Прокладывают магистральные газопроводы, доводят до стенки дома. Но дальше, чтобы газ появился в доме, хозяевам надо платить до 100 тысяч рублей. Так вот, участникам войны, блокадникам мы проводим газ прямо в дом - за счет бюджета и за счет предпринимателей. Выделяем средства на замену газовых плит, газовых колонок.

- И что, бизнес на это идет совсем уж бескорыстно?

- Просто для города это приоритет. А мы со своей стороны будем создавать максимально комфортные условия развития бизнеса.

«125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам...»

«125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам...»

"Чтобы не отстать от внуков, штурмуют Интернет"

- Благотворительность – дело хорошее. Увы, не всегда наши богатые готовы помогать ближнему…

- Помогать надо тем, кто не может сам себе помочь: ветеранам, участникам войны, блокадникам, инвалидам, детям и семьям, оказавшимся в трудном положении. Остальные должны работать. Наша задача – создать рабочие места. У нас сегодня безработица составляет 0,6%. У нас в 4 раза больше вакансий, чем официально зарегистрированных безработных.

- Валентина Ивановна, а вот жизненная ситуация: у ветерана, скажем, 10 квадратных метров жилья, и на очередь его не ставят. А жилье его - в частном доме, в таком раздолбанном состоянии! У вас такие ситуации случаются? Как вы из них выходите?

- Если ветеран не имеет юридических прав на новое жилье, мы не можем нарушать закон. Но если после выезда на место убеждаемся, что у него действительно тяжелые условия, безусловно, мы находим решение. Как правило, предлагаем квартиру в социальном доме. Но иногда старики говорят: нет, я хочу завещать собственность своим внукам. Вот, например, на «горячую телефонную линию», которую я провожу каждый месяц, позвонил ветеран и говорит: у меня частный дом, меня все устраивает, но дом 50 лет не ремонтировался, весь разваливается, у меня сил нет привести его в порядок. Конечно же, я дала поручение главе районной администрации помочь ему с ремонтом дома. Но это уже поиск индивидуального решения в каждом конкретном случае.

Бывает, нужно помочь с переселением с верхнего этажа на нижний. Это всё очень индивидуально.

- Многие ветераны войны в большинстве российских регионов о таком могут только мечтать…

- Я не идеализирую ситуацию. Проблемы постоянно возникают. Самого разного характера. На одной из встреч с ветеранами мне пожаловались на то, что приходится ждать очереди на бесплатное зубопротезирование. Мы быстро приняли меры, сейчас такой проблемы нет.

Мы организовали курсы компьютерной грамотности для ветеранов и пенсионеров. 4 тысячи уже прошли эти курсы. Они с удовольствием изучают, штурмуют Интернет, не хотят отставать от внуков, требуют клубов по интересам. Мы открываем много различных центров, не только социальных, а таких, где они могут заниматься гимнастикой, танцевать, проводить время.

Пожилые люди хотят быть востребованными, жить активной жизнью. Есть замечательные ветеранские клубы, объединения, я в некоторых из них бывала. Мы создали Дом ветеранов. Выбрали в центре города старинный особнячок, не на задворках, рядом с метро. Как раз бизнес-структура его полностью отремонтировала, оснастила. Сегодня это замечательный дом, где ветераны могут собираться, проводить свои мероприятия.

- У вас в губернской администрации какая-то структура специальная занимается всеми этими вопросами?

- Конечно, есть комитет по социальной политике. Он организует эту работу, готовит законы, включает в бюджет те или иные предложения по расширению социальной помощи ветеранам. В районных администрациях также есть соответствующие подразделения.

Но вообще во все надо вникать самой. Как только губернатор, первое лицо теряет интерес к какой-то теме, она может развиваться менее активными темпами. Что касается программы «Долг», я ее сама веду, это была моя инициатива.

- Валентина Ивановна, ведь по сути, если говорить в целом, в Санкт-Петербурге все эти годы выполнялась не отдельная программа, а проводилась масштабная акция, выражаясь военным языком, операция "Долг".

- Можно сказать и так. И эта операция продолжается.

Считаю, что социальная политика города, и те законы, которые принял городской парламент, их реализация – не популистские. Вот говорят: давайте сейчас по тысяче рублей всем раздадим. Но что эта тысяча решит? Ничего. Это просто галочку поставить, пропиариться, что называется. А когда это системная работа, в которой проект за проектом продвигается, - это, конечно, эффективнее.

- Вот вы с блокадниками тесно общаетесь и стали членом их сообщества. А есть еще один любопытный факт: вы, оказывается являетесь также и почетным доктором Российской военно-медицинской академии.

- Да, есть такой эпизод в моей жизни. Я закончила сначала медицинское училище, потом химико-фармацевтический институт. Очень уважительно отношусь к работникам системы здравоохранения, медицины. Когда я была вице-премьером российского правительства – в тяжелейшие 90-е годы - вы знаете, в каком состоянии была медицина, когда все рушилось, когда учителя бастовали на рельсах, а шахтеры на Горбатом мосту в Москве с касками, когда была задолженность 38 миллиардов рублей по пенсиям… Тогда ко мне обратился начальник Военно-медицинской академии, которая тоже переживала не лучшие времена, хотя это одно из самых известных в мире и старейших медицинских учреждений, там выдающиеся ученые работали. Академия рушилась, здание старое, в историческом центре, оборудование старое. Надо было спасать академию. И тогда мы вместе разработали такой план действий, чтобы учебное заведение внесли в список особо ценных объектов. Это была жесткая процедура, далеко не все это принимали. И я тогда у Бориса Николаевича Ельцина, Президента

России, что называется, пробила это решение. Это и позволило сохранить учебное заведение, не дать ему окончательно пропасть. И сегодня Военно-медицинская академия остается ведущим научным центром. Я не заслужила звания почетного доктора, сразу говорю, но в знак благодарности тогда – в академии есть такая церемония - меня удостоили такой чести.

"Те, кто воевал, смягчают наши сердца"

- Мы, как представители цеха массовой информации, обратили внимание на петербургские медийные акции, посвященные Великой Отечественной войне.

- Да, говоря о памяти о войне, очень важно не только возвращаться к прошлому, но стараться сегодня выдвигать такие проекты, такие акции, которые бы поддерживали эту память, особенно у молодежи и детей. Мы благодарны нашим петербургским журналистам за то, что они реализовали целый ряд интересных медийных проектов, посвященных этой теме. Мы такие начинания всегда поддерживаем как социально значимые. Я не могу сказать, что после 65-летия Победы эта тема ушла на задний план. Нет, она постоянно присутствует в статьях, в том числе критических, обращающих внимание на ту или иную сторону жизни ветеранов.

Буквально в конце марта мы в Доме писателей, после реставрации открыли 3 мемориальных доски в память о писателях, журналистах, погибших в годы войны. Сегодняшней молодежи эти фамилии ни о чем не говорят. И мы решили с Союзом писателей, что начнем такую исследовательскую работу, ее возглавил известный писатель Анатолий Иванович Белинский, тоже участник Великой Отечественной войны. Он будет привлекать молодых литераторов, чтобы молодежь узнала о каждом человеке, имя которого увековечен на мемориальной доске. Будет написана его история, его биография, опубликованы самые интересные произведения. Вот такой будет сборник.

И второе. У нас в 70-е годы журналист Абрам Буров создал книгу «Блокада день за днем». Уникальное издание, но с 70-х годов оно ни разу не переиздавалось. В этом году будет 70 лет со дня начала блокады Ленинграда. И мы приняли решение переиздать эту книгу, выделить на это средства из бюджета.

Еще один уникальный проект, которым мы очень гордимся: наш интернет-портал «Ленинград - Победа» ( http://www.leningradpobeda.ru/ )это виртуальный народный музей, куда любой желающий может прислать свои воспоминания, фотографии, радиопрограммы – все, что в семье хранится. Живые свидетели, родственники участников войны присылают письма со всего мира. Я буквально недавно заходила на сайт - там несколько новых сообщений не только из Петербурга – из Мурманска, и даже из Калифорнии.

* * *

- Когда вы бываете в музеях блокады, лично вас какой экспонат больше других волнует?

- Вы знаете, дневник Тани Савичевой. А еще - 125 блокадных граммов хлеба. Тут никаких слов не нужно – достаточно увидеть.

И тогда я думаю... Мне бы очень хотелось, чтобы смутное время 90-х годов, когда, к сожалению, были порушены многие нравственные ценности, наконец, окончательно ушло в историю. Чтобы подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне не был забыт, чтобы мы этим всегда гордились. Чтобы те люди, которые воевали, как можно дольше прожили вместе с нами. Пока они рядом, есть ощущение непрерывности поколений. Пусть люди, пережившие страшную войну, и дальше смягчают наши сердца.

Хотелось бы, чтобы любому ветерану, идет он с наградами или без наград, подали руку, помогли войти в транспорт, перейти через дорогу, чтобы пожилые чувствовали уважение и благодарность.

Ну а мы, как власть, по мере возможности будем стараться создавать для фронтовиков и блокадников максимально комфортные условия.

Накануне Дня Победы хочется пожелать нашим дорогим ветеранам замечательного, весеннего настроения и хорошего праздника.

Полную версию интервью слушайте в воскресенье, 8 мая, в 17.35 97.2FM

Валентина Матвиенко: От ветеранов не услышишь нытья [эксклюзив "КП"].Александр ГАМОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также