Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Экономика23 мая 2011 17:33

Нефть перестала быть лекарством от глупости: российская экономика перед сезоном выборов

«Час Делягина» (прямой эфир Радио «Комсомольская правда» 97,2 FM).

Ведущие – доктор экономических наук Михаил Делягин и Антон Челышев

А. Челышев:

- Вы обещали с нами сегодня поговорить о нефти. То нефтяные котировки, перевалившие было за 120, пошли вниз. И вдруг главная ливийская нефтяная компания заявляет о том, что перестает добывать нефть до ликвидации Муамара Каддафи, до того, пока все поуляжется. И что нас ждет? Давайте тактически и стратегически. Тактически нас, наверное, ждет очередной скачок. А стратегически?

М. Делягин:

- Вся история с нападением на Ливию, бомбежками, разжиганием революции по всей Северной Африке связана с точки зрения стратегии с подрывом европейской экономики как стратегического конкурента американцев.

А. Челышев:

- То есть мы здесь ни при чем?

М. Делягин:

- Нет, мы здесь вообще ни при чем. Мы в 1986 году спасли Каддафи, когда его бомбили. И на этом Советский Союз и Россия больше ни в чем не участвовали. Даже одобрили эту позорную резолюцию Совета Безопасности, на основании которой их теперь бомбят. И при том, что ее принимали в прямое нарушение всем правилам Совета Безопасности ООН. На самом деле стратегическая идея разжигания ситуации в Северной Африке был Алжир. Потому что если бы Алжир был охвачен беспорядками, то просто прекратились бы поставки газа на юг Европы, и европейской идее пришел бы конец. Потому что какой же это общий дом, когда приходится друг друга отключать от газовой трубы.

А. Челышев:

- А зачем американцам дерущаяся Европа?

М. Делягин:

- Им не нужна дерущаяся Европа. Им нужна Европа ослабленная и очень зависящая от их военной помощи. Поэтому они разжигали ситуацию в Югославии все 90-е годы. И доразжигали до полных руин. И теперь они перешли на Северную Африку. Это стратегия, что у меня есть союзник, но этот союзник не должен быть слишком сильным. А самое главное – ни в коем случае не должен с нами конкурировать.

Кроме того, ситуация пусть даже только в Ливии, пусть даже еще только не в Алжире, она поддерживает цену нефти на высоком уровне. А это ослабление не только Евросоюза, но и главного стратегического конкурента, по некоторым оценкам даже прямого противника США – это Китая. По американским оценкам.

Соответственно, для того, чтобы держать всех в узде, нужно держать нефть высокой. И мы привыкли к тому, что вот американцев мы не любим, но вот в этом мы с ними сходимся. Что им нужно, чтобы нефть была дорогая, и нам тоже нужно, чтобы нефть была дорогая, чтобы все было хорошо, чтобы были денежки и так далее. И вот в начале этого года возник крайне неприятный феномен.

Все сначала думали, что это временно, а потом оказалось, что, судя по всему, это постоянно. Что нефть перестала быть палочкой-выручалочкой. Что высокие цены на нефть больше не обеспечивают не то что развития, но даже простого роста российской экономики.

Наша замечательная оффшорная аристократия, как ее представители сами себя называют, они привыкли рассматривать дорогую нефть как такую индульгенцию всем своим грехам. В средние века индульгенцию нужно было покупать у епископа за деньги, а сейчас уже времена более гуманистические. Сейчас индульгенцию приносят вам на дом добрые американцы, решая попутно какие-то свои мелкие вопросы. Дорогая нефть была таким волшебством, которое помимо воли нашей оффшорной аристократии превращала тотальный произвол монополистов в фантастические темпы экономического роста, а коррупцию – в волшебные замки в Швейцарии, в крайнем случае рублево-куршавельского федерального округа. И вот эта лафа, когда можно было ничего не делать, когда можно было настраивать своих водителей так, что, как вчера было, они угрожали убийством. И выясняется, что ничего страшного, человеку просто объявили выговор, а руководство МЧС заявляет, что мы бы его уволили, но за что увольнять, ну что, за угрозу убийства? Разве это преступление? Ну и что, есть в Уголовном кодексе такая статья. Это же наш обслуживающий персонал. Не только для нас закон не писан, но и для обслуживающего персонала тоже. Вот такое полное расслабление, полный рай. И вдруг выясняется, что когда экономика основана на лжи, воровстве и насилии, начиная с некоторого этапа, не спасает даже дорогая нефть.

Не будем погружаться в скачки. 120 долларов за баррель, 110 долларов за баррель. Да какая разница? Это то же самое, как обсуждать, что вот Билл Гейтс потерял еще 2 млрд. долларов. Или Билл Гейтс заработал 2 млрд. долларов. Какая разница – на фоне того, что у него уже есть, это совершенно не значимые вещи. По официальным прогнозам Минфина и Минэкономразвития, которые всегда очень консервативны, средняя цена на нефть в этом году – 105 долларов за баррель. Планировали 74, будет 105. Ошиблись на треть.

А. Челышев:

- Мы должны получить неплохой барыш – с 30 с лишним долларов за баррель.

М. Делягин:

- Это не мы должны получить барыш.

А. Челышев:

- Я от лица Минфина говорю.

М. Делягин:

- Барыш получает бюджет. 1400 млрд., по-моему, чуть меньше. И уже эти деньги расписаны, причем больше триллиона никуда не отдают. На увеличение расходов это не пойдет. 300 млрд. распихали по каким-то направлениям, а так ничего страшного, пусть дети умирают, мы будем эти деньги закапывать в землю. И второе – это крупные корпорации. Кому война – кому мать родна. Кому суп жидок, у кого жемчуг мелок. Как в кризис 2008-2009 годов обнаружился небывалый прирост поголовья миллиардеров в Российской Федерации, вот так эта тенденция и продолжается. Реальные доходы населения, как это ни парадоксально, снижаются. Ну, а у крупных корпораций, у богатой части общества все замечательно. Но самое главное, что если мы смотрим на статистику, мы видим, что резкое удорожание нефти страшное. В прошлом году было в среднем 61 долларов за баррель, что ли. И вот такой резкий скачок до 105 – более чем в полтора раза – он не сопровождается ускорением экономического роста. Данных по началу года по ВВП еще нет, но вот промышленный рост с начала года затормозился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на треть. Было 9,5 % в прошлом году, а в этом году меньше 6 %. Сельхозпроизводство – ладно, оно не оправилось от засухи. В прошлом году было 3,6 %, сейчас 0,7 %. Но здесь тоже можно говорить: ой, оно не оправилось от засухи. А можно задать вопрос: а почему оно не оправилось от засухи. И тогда выясняется, что оно не оправилось от засухи, потому что государство реальной помощи сельхозпроизводителям не оказывало. И у нас уже идет задержка с севом до такой степени, что может вполне возникнуть ситуация, когда не важно, будет у нас засуха или у нас будет прекрасная погода, потому что, если вы ничего не посеете, то даже в самых хороших климатических условиях ничего у вас не взойдет.

Хороший показатель – грузооборот транспорта. В прошлом году он вырос почти на 12 %, в этом году – менее чем на 4 %. И самое скверное – это продолжение инвестиционного спада. Он замедляется. В прошлом году он составил 4,8 %, в этом году он составил 1,5 %. И я думаю, что он в ближайшее время сойдет на нет. То есть он прекратится. Представляете себе ситуацию, если представить себе государство как человека, денег столько, что их некуда запихивать. Уже все карманы забиты. Внешние, внутренние, карманы штанов, уже за пазуху деньги лезут, из-за пазухи. Уже вы эти деньги сгребаете в охапку и говорите даже не другу, своему конкуренту: на, подержи! Резервный фонд, фонд национального благосостояния – это многие триллионы рублей. Это деньги, которые находятся в ценных бумагах Соединенных Штатов Америки и Евросоюза – наших стратегических конкурентов. Федеральный бюджет не используемые остатки средств на его счетах – 4,3 трлн. рублей. Более 45 % расходов на весь год. Полгода можно налоги не собирать вообще. И где-то более 3 трлн. рублей из этой суммы, даже 3,5 трлн. находятся у наших стратегических конкурентов. То есть действительно это не художественный образ. У вас столько денег, что вам некуда их запихивать, вы их берете в охапку и говорите: да, друг, подержи. Потому что он вам не друг и вы оба это знаете.

А. Челышев:

- У меня тут вопросы поднакопились.

М. Делягин:

- И вот у вас столько денег. Но при этом у вас не растут инвестиции. Они сокращаются. Вы не знаете, куда деньги девать, а в вашей экономике долгосрочные сложения сжимаются. Причем добро бы их проедало прожорливое население, как говорят наши либералы. Так реальные доходы населения тоже снижаются. Они сократились почти на 3 %. В прошлом году выросли более чем на 7 %. Нужно понимать, что это мы Абрамовича складываем с бездомными и безработными. Но когда идет рост, мы говорим: ну вот, понятно, это все за счет Абрамовича. Но уже и Абрамовичи перестали помогать. Уже рост доходов олигархов не компенсирует падение доходов обычных людей. у нас идет сокращение реальных доходов населения. Даже с учетом того, что инфляция, по-видимому, занижается. Государство лопается от денег, крупный бизнес в значительной степени лопается от денег. А ни в инвестиции, ни в потребление эти деньги не идут.

А. Челышев:

- В инвестиции деньги не идут, в потребление не идут. На счетах бюджета порядка 45 % годовых расходов не израсходованы.

М. Делягин:

- Они лежат.

А. Челышев:

- Половина где-то не израсходована. Складывается такое ощущение, что государство, как любой из нас, копит. Как вы думаете, может быть эта кубышка возьмет да и израсходуется, скажем, в преддверии декабрьских или в преддверии выборов следующего года? Но ведь не зря же это денежное ружье висит?

М. Делягин:

- Я думаю, что он висело в меньших масштабах перед выборами 2007-2008 года. Сейчас, конечно, небывалая острота. С 2000 года такой острой ситуации не было, такого глубокого политического кризиса не было. Но думать, что вот эти деньги копятся, чтобы они были направлены на что-то полезное, пусть даже на политическую борьбу, я не верю. Эти деньги копятся как Плюшкиным. С той разницей, что он не просто крестьян доводил до голода, а вместе с ними и сам голодал.

А. Челышев:

- Бюджетникам подбросить, пенсионерам подбросить.

М. Делягин:

- Пенсионерам подбросили с воларизацией. И еще подбросят. И все равно останется много. Это деньги, которые не копятся на решение каких-то текущих проблем. Даже не на подкуп населения, даже не на подкуп избирателей, даже не на подкуп тех, кто будет считать население и избирателей. Эти деньги копятся, потому что копятся. Накопление сокровищ.

А. Челышев:

- У Кудрина же один раз получило, прокатило со всякими этими резервами в 2008 году. Сколько людей его похвалило за то, что молодец, накопил под 600 млрд.

М. Делягин:

- У нас люди добрые, лишь бы за что-нибудь похвалить. Товарищ Кудрин действительно накопил деньги, часть этих денег позволила нам пройти кризис 2008-2009 годов. Спад был 8 % всего-навсего в 2009 году. Но если бы эти деньги не копились бы в кучах, в ценных бумагах иностранных государств, если бы эти деньги шли на модернизацию России, если бы они пошли хотя бы тогда, когда об этом начался бы разговор, Россия пострадала бы от кризиса примерно так же, как Китай. Напомню, в Китае экономический рост замедлился с 11 % до 8 %. А у нас 8-процентный экономический рост сменился 8-процентным экономическим спадом. Есть разница? Разница между 8 % экономического роста в Китае в кризисной ситуации, когда китайские экономисты сидели, рвали волосы на голове и кричали «Мы не знаем, как мы будем жить!». Я на их смотрел и не знал, что им сказать, потому что нужно было сказать что-нибудь политкорректное, потому что неполиткорректное переводчик бы не перевел. А что сказать политкорректное в такой ситуации, я просто не знал. Вот разница между 8 % китайского роста на пике кризиса и 8 % российского спада на пике кризиса – вот за это нужно говорить спасибо в первую очередь товарищу Кудрину. Не ему единственному, там много таких Кудриных у нас развелось в правительстве и вокруг него.

А. Челышев:

- Может быть, вот эти люди отдают себе отчет в том, что они не могут управлять экономикой развития. Может, они могут управлять только экономикой накопления. Просто сказать они это тоже не могут. Потому что, если сказал, то до свидания, кресло назад вертай. И просто достаточно вот так адекватно поступают, делают то, что могут.

М. Делягин:

- Есть такое уголовное преступление – преступная халатность.

А. Челышев:

- У нас редко за это дело…

М. Делягин:

- Редко. Но знаете, если это ведет к особо тяжким последствиям, то может быть.

А. Челышев:

- Наши финансовые власти не вкладывают в модернизацию, а просто копят. Возможно, они не хотят рисковать. Любое вложение – это риск. Вложим мы в какие-то нанотехнологии, а пока мы их разовьем, появятся какие-то пикотехнологии, фемтотехнологии, аттотехнологии.

М. Делягин:

- Безусловно, прогресс – штука сложная. Управлять им тяжело. Но если вы привыкли уметь не делать что-то необходимое, это не значит, что вы не должны это необходимое делать. У нас огромное количество людей в стране, которые когда-то не знали английский язык. Но возникла потребность, и они это выучили. У нас огромное количество людей, которые очень долго никем не управляли. Потом у них возникла потребность научиться управлять, большинство научилось. И многие управляют совсем неплохо. Если у руководителей страны есть привычка жить в условиях кризиса, а потом вдруг приходят деньги и можно от кризисного выживания переходить к развитию, коллеги, снимите книжечку с полки, почитайте, поучитесь. Съездите не просто так в Куршавель. Если человек не способен учиться, он не может занимать никакую должность в современном мире. Может быть, полотером он может работать, но тоже ограниченное количество времени, пока не появится новый способ натирания пола.

А. Челышев:

- Или пачкать не перестанут.

М. Делягин:

- Так не бывает. Если человек чего-то не умеет, это его трудности. Большинство из нас прекрасно всему учатся. Если человек, желая сохранить свои комфортные условия, засовывает страну в кризис и катастрофу, искусственно удерживает страну в кризисе и катастрофе, знаете, это преступление. В Уголовном кодексе есть статьи, под которые это можно подверстать. Можно гуманно подходит, можно подходить с точки зрения теории заговоров. Но чистеньким из этого уйти нельзя. Понятно, что все эти люди сформировались в 90-е годы. Понятно, что быт такой капитан Гаттерас у Жюля Верна, его все время отклоняло на север. Этих людей все время отклоняет обратно в 90-е годы. Но голову иногда включать надо. Нужно понимать, что в 90-е годы, да, по некоторым причинам, в том числе и из-за их собственной политики, денег не было. Сейчас деньги есть.

Вы говорите о модернизации, ну так начните хоть что-нибудь. А то у нас говорят: вот как хорошо, что мы создали большое количество коррупционных проектов. Если бы мы эти коррупционные проекты не создали, то мы бы вообще никогда эти деньги ни на что бы не потратили. Ребята, может быть, как-нибудь потратить деньги на некоррупционные проекты развития?

А. Челышев:

- Неинтересно.

М. Делягин:

- Главная книга в Российской Федерации, кто-то говорит – Библия, кто-то говорит – Конституция, кто-то говорит – последнее Послание Президента, кто-то говорит – первое Послание Президента. Главная книга в Российской Федерации – это Уголовный кодекс, причем с примечаниями. Как показывает опыт таких товарищей как Пиночет, Маркес – диктатор Филиппин, Милошевич, многие другие, нужно читать такие бумажки.

А. Челышев:

- Мы отвлеклись от нефти. Вам принадлежит афоризм: «Люди, у которых руки по локоть в нефти». Так вот, если Соединенные Штаты в Ливии пытаются ослабить Евросоюз и у них это получится, и главная цель США – это высокие цены на нефть, чтобы Европе было плохо, нам-то в любом случае все будет хорошо. Если мы зависим от цен на нефть…

М. Делягин:

- Неправильно. Нам хорошо не будет. Население, в первом квартале этого года цены на нефть подскочили головокружительно – до 120 долларов. А реальные доходы населения снизились почти на 3 %. Всего населения, включая Абрамовича. То есть бюджету – да, хорошо, крупным корпорациям – да, хорошо. А нам с вами уже безразлично.

А. Челышев:

- Нам с вами – может быть. А народу, мне кажется, тоже хорошо. Потому что ну что народ видит в средствах самой массовой информации – по телевизору? Цена на нефть растет – говорят ведущие в очень позитивной тональности. И глаза их как бы говорят: ребята, все будет хорошо. И народу-то хорошо от этого. Ему не нужны эти цифры промышленного спада. Ему не нужны цифры спада инвестиционного. Цена на нефть растет – все будет хорошо.

М. Делягин:

- А зарплата ему нужна?

А. Челышев:

- Я боюсь, то, что видит народ в жизни, у себя даже в кармане, у себя на работе, все-таки, наверное, не так важно как то, что он видит по телевизору. Потому что довели народ до такого состояния.

М. Делягин:

- За последние 20 лет мы к этому привыкли. Я очень сильно негодовал против околокремлевской мантры, что это быдло будет думать то, так и тогда, что, как и когда мы ему покажем по телевизору, в менее чеканной форме она появилась еще в начале 90-х годов. Но вот опыт 90-х и 2000-х показывает, что 20 лет национального предательства эта мантра соответствовала действительности. Проблема заключается в том, что бесконечно так не бывает. И совершенно незаметно для уважаемых руководителей произойдет такой скачкообразный переход, когда добрые, светлые, зовущие к неведомым высям оптимистичные глаза телеведущих перестанут перевешивать волшебную пустоту в карманах.

А. Челышев:

- Или в желудках.

М. Делягин:

- Сначала в кармане. Когда это произойдет, утрата управления страной произойдет за одно мгновение, за неделю. И за эту неделю мы обрушимся в системный кризис. К сожалению, это представляется сегодня неизбежным. Некоторые признаки этого есть. Скажем так, я лет уже 15 слышу разговор о том, что вот в сфере борьбы с наркотиками оперативники занимаются провокациями. Они сначала организуют преступление по продаже конопли, потом сами же их раскрывают, за счет этого делают звездочки. Уже не первое поколение сначала милиционеров, сейчас уже сотрудников ФСКН на этом зарабатывает. И вдруг я получаю из тишайшей Ростовской области целый вал протестующих обращений, которые посвящены беспределу, который достиг такого уровня, когда добрые глаза в кадре уже не помогают. Я все надеюсь, что ФСКН тоже как-нибудь отреагирует на сообщения о беспределе своих сотрудников, когда просто людей, которые вообще не имеют к этому никакого отношения, сначала разводят, склоняют через девушек, через что-то еще, а потом сажают. Но возмущение именно в последний год начинает расти на глазах.

Любой руководитель старается держать верных себе людей. даже в демократической ситуации. Проблема в том, что эти верные люди должны еще справляться хотя бы с некоторыми функциями. Они должны хоть что-то делать для выполнения своих формальных обязанностей. Если люди исполняют свои обязанности, если люди нормально работают, и мы видим, что строятся нормальные дороги, решаются проблемы, а не усугубляются проблемы, тогда работает старая максима «Не пойман – не вор». Презумпция невиновности. В переводе на русский – ты можешь немножко подворовывать. Если ты делаешь свое дело хорошо, мы на это глаза закроем. Но когда люди демонстративно и цинично отказываются вообще от исполнения каких бы то ни было своих функций. У нас опять ожидаются новые лесные пожары. Потому что никто не собирается извлекать никаких уроков из того, что было в прошлом году. Лесной кодекс не отменили, и систему пожаротушения не восстановили, и так далее.

А. Челышев:

- Зато первый вице-премьер Виктор Зубков отчитался, что порядка 1,5 тысяч единиц техники спущено в регионы, какие-то деньги, миллиардами исчисляющиеся, в регионы отправлены. Очень многие расценили это заявление как такой посыл: ребята, если загорится, вы знаете, с кого спрашивать – с властей региональных. Федеральные сделали типа все, что могли, и умыли руки.

М. Делягин:

- Но с региональных властей никто ответственности не снимает. Какое количество этих миллиардов украдено, какое потрачено на пользу дела, мы это все увидим. Но знаете, вообще-то федеральные власти отвечают за стандарты, в том числе за стандарты поведения. И когда федеральные власти начинают умывать руки от реальных общественных проблем, вообще-то в нормальных странах они рискуют тем, что эти руки просто отрубят. Причем в полном соответствии с действующим законодательством.

А. Челышев:

- Давайте послушаем Алексея.

Алексей:

- Проблема в том, что полностью политика непрофессионализма везде. Что в управлении президента, что в управлении Путина. Нет профессионалов. Есть хорошая пословица, что роза, растущая среди дерьма, увы, пахнет не розой. Поэтому как бы они ни делали, он один ничего не может сделать. Как бы он ни хотел.

А. Челышев:

- Вы сами из какой отрасли и что там с профессионализм в управлении?

Алексей:

- Я пенсионер. Работал в армии. Ракеты не взлетают. 80 % начинок – это американская техника, которая, если дадут команду, так она и есть, она летать не будет. Кого они пугают этим ПРО, я не знаю. Это все разговоры, болтовня ненужная. По поводу «ближе к жизни». у меня пенсия – 7 тысяч. Но я еще работаю. Закрывают рынок в «Лужниках» и на «Пражской» Почему? Потому что там «Ашан» рядом. В полтора раза дешевле продукты. Почему они это делают? Вроде бы выборы, вроде бы надо для народа. А они делают все наоборот. Силу хотят показать?

М. Делягин:

- Это в 90-е годы от того, как проголосует население, что-то зависело. А сейчас, когда мы увидели выборы 2003-го, 2004-го, 2007-го, 2008-го, я думаю, что государство очень четко понимает, что не важно, как проголосует население. Важно, какое решение как посчитать примут соответствующие чиновники. И ради прибыли тех или иных гипермаркетов и супермаркетов, торговых сетей закрывать даже в центре Москвы необходимые рынки. Если Черкизон был рассадником преступности и он создавал прямую угрозу не только здоровью, но и жизни людей в окружающих кварталах. То, скажем, в Лужниках никаких проблем не было. И его закрывают, просто чтобы уменьшить уровень конкуренции, насколько я могу судить.

Николай Николаевич:

- До той поры, пока у нас не будет ответственности сверху донизу и всех одинаково, ничего мы не добьемся, ничего не сделаем. Если вы помните, в свое время в Южной Корее были два президента – Ро Дэ У и второй Чон Ду Хван. Их приговорили к расстрелу. И только вмешательство следующего президента перешло на пожизненное.

М. Делягин:

- Причем этот следующий президент был диссидентом. И его один из них тоже приговорил к расстрелу и заменил пожизненным заключением в последний момент. Я полностью согласен, что главное – это ответственность. Но знаете, рыба гниет с головы. И ответственность тоже должна устанавливаться с самого верха. Это главное правило, особенно в нашей стране. У нас, к сожалению, слабы традиции, слабы законы, слабы институты. Поэтому у нас общество берет пример с государства и мы подражаем ему. И поэтому государство должно показывать пример. А правильно должно быть как в Финляндии. Там штраф за административное правонарушение в процентах от вашей зарплаты. И был случай, когда вице-президент «Nokia», вульгарно превысив скорость, заплатил штраф больше 100 тысяч евро, по-моему.

А. Челышев:

- Такие вот у них зарплаты. И хоккей у них тоже неплохой.

М. Делягин:

- Такие у них законы. И поэтому у них такой хоккей, и поэтому у них такие зарплаты.