Звезды14 июня 2011 2:00

Татьяна Гармаш-Роффе: «В хорошем детективе нужно отчитаться за каждый труп!»

О детективах, о том, почему она не Конан Дойль, и о хеппи-эндах Татьяна рассказала «КП»
Автор книги Татьяна Гармаш Роффе.

Автор книги Татьяна Гармаш Роффе.

У писательницы вышла новая книга под названием «Золотые нити судьбы».

- Это же 20-й ваш роман - юбилей, однако. Отмечаете?

- Отмечаю, конечно. Я пишу не так много - по одной-две книге в год. Поэтому для меня 20 ромианов это большое событие!

- Анатолий Вассерман в интервью на радио КП сказал, что детектив и любовный роман - это чистой воды романтизм.

- Я не знаю, что он имел в виду, так что спорить не возьмусь, с моей точки зрения в самом жанре детектива нет никакого романтизма. Это жанр головоломки, где царица – логика. Другое дело, что в последнее время в детективах стали появляться любовные истории, в т.ч. и романтические, и у этого явления есть причины. Классики жанра, Конан Дойль и Агата Кристи, писали небольшие повести, построенные вокруг собственно детективной интриги. Теперь же детектив стал романом, а роман - вещь полифоничная, он повествует не только о расследовании преступления, но о людях и судьбах (чего напрочь лишены повести классиков), отчего органично включает в себя и любовные истории.

- А о чем «Золотые нити судьбы»?

- Действие разворачивается на Лазурном берегу. Две девушки из России попадают в беду в предгорьях Альп. Одну находят утонувшей в озере, окутанном старинной легендой. Вторая чудом остается жива, но от полученной травмы временно теряет память. За расследование берутся супруги Ксюша и Реми Деллье, приехавшие провести отпуск на Лазурном берегу. Реми – частный детектив, а его жена – автор детективных романов. Московскую нить преступления распутывает их друг и родственник Алексей Кисанов по прозвищу Кис.

- Такая история, наверное, могла случиться и в подмосковном пансионате - и была бы ближе нашим читателям. Зачем все эти красоты?

- У нас озера такого нет - в горах, с таинственной историей. Сюжет моего романа возник именно от этого озера, от легенды. Толстой говорил, что идея написать Анну Каренину родилась, когда он увидел белый женский локоть на бархате театральной ложи. Очень часто бывает так, что образ, впечатление, «тащит» за собой сюжет. Мой сюжет, начавшись на этом легендарном озере, мог произойти только во Франции. К тому же в большинстве моих романов действие происходит в России, - почему бы мне не побаловать иногда читателя экзотикой?

- Ну а любовь у вас там какая? Африканские страсти, испепеляющий огонь? Или все цинично?

- Ни то, ни другое. Там зарождающееся и очень хрупкое чувство, исполненное больше нежности, чем страсти. Девушка с проломленной головой, без памяти, - к тому же, как выясняется, недавно родившая (при этом о ребенке ничего неизвестно...), попадает в руки доктора... Которому ее появление в его кабинете кажется чем-то сродни чуду. Он чувствует неодолимое стремление ее опекать, одновременно боясь в нее влюбиться: его недавно бросила подруга, душевная рана еще не затянулась...

- Вот-вот, снова романтизм, уводящий нас от реальности, где вменяемые доктора не влюбляются в неизвестных девиц с проломленным черепом. А потом у людей беды из-за неадекватного восприятия жизни.

- Позвольте мне с вами не согласиться. В реальности любовь накрывает с головой людей в самых неожиданных обстоятельствах. А здесь хрупкое, явно беззащитное (и к тому же весьма привлекательное) существо, нуждающееся в заботе и опеке... Карл Маркс на вопрос о том, что он больше всего ценит в женщинах, ответил: «Слабость». Моя героиня, волею судьбы, оказывается именно в позиции слабости, к чему мужское сердце нередко весьма чувствительно. И в данной ситуации нет ничего фантастического. Но, правда ваша, не на каждом шагу подобные отношения случаются. Остальное зависит от восприятия читателя, даже не книги – а жизни. И от личного опыта читателя. Кому-то описанная мною ситуация покажется «неадекватной», а кому-то будет, наоборот, приятно погрузиться в романтические и по-человечески красивые отношения моих героев.

- А хеппи-энд – это обязательно? Ведь в жизни далеко не всегда все заканчивается красиво...

- Да, если в жизни хеппи-энд всего лишь возможен, то в детективе он обязателен. Потому что читатель вместе с автором старается спасти героя (героиню) на протяжении всего романа, - разве могу я ему, читателю, в финале сделать удар под дых и сказать: вот спасали-спасали, а все-таки его (ее) убили? Это же будет страшное свинство со стороны автора! Для чего мы с читателем страдали, переживали, боялись. стремились, волновались, бились над загадками, - чтобы получить в финале полный провал всех наших усилий?! Нет, нет, это невозможно! Хеппи-энд в детективе – это КАТАРСИС, освобождение от страха смерти (который мы испытываем, присоединясь эмоционально к ГГ (главному герою). Это победа Добра над Злом. Иначе никак нельзя!

- А чего не хватает нашим детективам, чтобы на них набросилась высокоинтеллектуальная публика? Как когда-то на Конан Дойля и Агату Кристи?

- Прежде всего, у нас с советского времени существует пренебрежение к детективу. У нас положено было хорошо говорить про «Целину», а детективчики всякие - это плохо, это развлечение (что равно пошлости. И пренебрежение осталось до сих пор. А вот тяжелые нравоучительные романы с социальным уклоном, - это «элита» литературы. Так нас учили... и научили. Поэтому, когда вначале 90-х на наш рынок хлынула «развлекательная» литература, то никто из признанных на тот момент профессиональных литераторов не счел возможным «опуститься» до низкого жанра. Пустую нишу заполнили новые авторы, – нередко далекие от литературы, не отягощенные пониманием, что такое жанр детектива. Вы можете набросать хоть 150 трупов в завязке, если вам так нравится, но как вы потом с ними разберетесь, как логично распутаете все ваши загадки? Тут-то и труд основной, - не в завязке, а в развязке, в логичном объяснении событий! Свести концы с концами в детективе - это колоссальный труд. Если литература, которую называют серьезной, я бы сравнила с живописью, то детектив я могу сравнить со скульптурой, где важен инженерный расчет, выверенная арматура, а для детектива арматура - это логика!