Политика

После побоища в Кобралово люди боятся выходить на улицу

«Комсомолка» побывала на месте событий и выяснила подробности массового побоища

Бытовой интернационализм

Поселок Кобралово в Гатчинском районе ничем не примечателен. И жизнь в нем спокойная и размеренная. Две тысячи жителей про межнациональные разборки и слыхом не слыхивали, хотя приезжих с Кавказа и Средней Азии там, как и везде, хватает. Некоторые даже женились на местных девушках, нарожали детей. И никому не было дела, что парни нерусские. Лишь бы человек был хороший. Такой вот бытовой интернационализм.

Лавры жителей Кондопоги кобраловцам были совершенно не нужны. Но теперь их поселок будут часто сравнивать с этим карельским городом, хотя сами они боятся такой славы как черт ладана. И все, о чем мечтают, - снова жить со всеми в мире. Правда, теперь это будет непросто.

Драка из ничего

Алхаз приехал в Кобралово с Кавказа пару лет назад. Лет 25-30, невысокий, худой. Местные его видели часто и, как правило, пьяным. Нравом Алхаз отличался скверным: мог нахамить в магазине женщине, мог ударить. Где парень работал и на что жил, соседи не знали. Поговаривают, что он чуть ли не в родственных отношениях с участковым состоит, поэтому ничего не боится. Живет с местной 22-летней девушкой Ниной Терлыгой. Она ему ребенка родила, девочку. Опять же, по слухам, Нину Алхаз периодически поколачивает, но любовь зла, и Нина терпит.

Все случилось 12 июня, в День России. В поселке заведующий местным клубом Родион Ярославлев устроил праздник. Народ валом не валил на местную самодеятельность. На площади собралось человек сто, остальные по домам сидели, сами себя развлекали: кто телевизором, а кто и бутылочкой. Часов в десять по программе на площади должна была начаться дискотека. Вот как раз на нее и собрались двое местных подростков. Шли по улице и вдруг заметили, что за забором одного из домов драка - двое колотили другого. У ребят вскипела кровь при виде такой несправедливости, они решили прийти на подмогу.

Как выяснилось, помощь-то и не очень нужна была. Бывший моряк, самбист Алексей Москвин, отлично справлялся с напавшими на него братьями Алхазом и Батыром сам. Щуплому Алхазу он разбил лицо, а вот до Батыра, похоже, еще руки не дошли.

- Алексей Алхаза повалил и начал бить, тот уже захрипел, мы решили их растащить, чтобы чего не вышло, - говорят парни.

В это время брат Алхыза Батыр куда-то исчез. Как потом выяснилось, отправился за подмогой.

Вообще Алексей Москвин и Алхаз - друзья. Давно общаются, кавказец частенько захаживал к бывшему моряку в гости. Случались и конфликты, да и до драк дело доходило, так что казалось, что и в этот раз все обойдется без последствий.

Однако что-то пошло не так. Испуганный Батыр огородами сбежал из дома Москвина, схватился за мобильный телефон и начал вызванивать друзей.

- Приезжайте, наших бьют, - кричал он в трубку.

Карательная команда

Сколько кавказцев приехало в Кобралово заступаться за Алхаза, сейчас предмет жарких дискуссий местных жителей. Одни говорят - пятнадцать, другие - двадцать, третьи - пятьдесят. Но сходятся на том, что они примчались на трех легковых машинах и одном микроавтобусе - обычной маршрутке № 545, которая курсирует между Петербургом и Коммунаром. В Кобралово, правда, она не ходит, тем более после полуночи. Но, видимо, водитель тоже входил в отряд мстителей, вот и предоставил транспорт.

Местные говорят, что люди набились не только в салон, некоторые еще и в багажнике лежали.

- Они подхватили девушку Алхаза Нину и поехали по поселку искать обидчиков, - рассказывают местные.

Для острастки кавказцы высунули из окон оружие и палили в воздуху.

- Кажется, даже калашниковы были, - вспоминают кобраловцы.

Отряд карателей подлетел к кучке парней, стоявших посреди улицы.

- Эти есть? - вопросительно посмотрел на Нину один из кавказцев.

- Не, это не те били, - протянула девушка.

Двери машины захлопнулись, и кавалькада рванула дальше, на дискотеку.

Перепугавшиеся парни начали звонить своим друзьям, чтобы предупредить об опасности. Но те стояли слишком близко к колонкам и звонка не слышали. Это их и погубило. Уже через несколько минут мстители окружали ребят.

- Я был у сцены рядом с аппаратурой, - рассказал завклубом Родион Ярославлев. - Кавказцы появились неожиданно. Начали бегать между людьми. Я сразу насторожился - почувствовал, что сейчас что-то случится.

Чутье не обмануло труженика культуры. Приезжие явно кого-то искали. И вскоре нашли: Нина Терлыга указала им на обидчиков своего возлюбленного - парнишку и его друга начали избивать. Сначала сбили с ног, а потом начали пинать лежащих. Один из парней занимался боксом, это его спасло от смерти или более серьезных травм.

- Я постоянно прикрывал почки, печень, голову, - рассказал паренек.

- Парней буквально убивали, - вспоминает Марина Посунко. - На одном из них несколько человек прыгали. Сейчас он в реанимации.

Для острастки пацанов кавказцы выстрелили пару раз из травматического пистолета. Целились не в воздух, а прямо в лицо. Первыми отреагировали женщины. Они бросились прятать и уводить детей, вытаскивая их буквально из-под ног напавших. Продавщица одного из двух магазинов распахнула двери и укрыла нескольких ребят в торговом зале. Мамы вцепились в кавказцев ногтями, зубами, пытаясь оттащить их от своих детей. Но получали в ответ толчки и тумаки.

- Я смотрю - на меня побежал кавказец с бейсбольной битой, - гордо рассказала семнадцатилетняя Алена Иванова. - Я с дороги подняла булыжник и как кину в него! Попала в голову.

Следом за женами в драку бросились курившие в сторонке мужчины. Биться с подростками - это одно, а с толпой озлобленных крепких мужиков - совсем другое. Приезжие кинулись наутек. Кто-то запетлял зигзагами между домами, кто-то побежал к машинам. Один автомобиль не завелся, кобринцы его окружили и стали раскачивать. В ответ изнутри прогремели выстрелы.

- Стреляли из травматики, прямо сквозь стекла, - говорит Алексей Дмитриев. - Мне попали в руку. Было больно, но терпимо.

- Прямо в упор палили, - рассказала Любовь Лепина. - А потом наши кавказцев вытащили и стали бить.

Впрочем, досталось и русским. Тому же Дмитриеву два раза приложились битой по голове - он потом три дня провел в больнице. Рассеченную бровь врачам пришлось зашивать.

Уцелевшие стекла «девятки» добили уже местные кулаками.

- Я долго звонил в «02», - вспоминает Родион Ярославлев. - Мне все время автоответчик говорил, чтобы я ждал, потом меня переключали куда-то, и, когда я наконец дозвонился, услышал, что там уже принимают вызовы из Кобралово.

Убегавшие кавказцы в спешке потеряли телефон.

- Мы посмотрели фотографии в сотовом, и нам стало страшно, - рассказывают местные. - Там несколько снимков этих людей с оружием в руках, вверх поднятым.

Полиция приехала минут через двадцать с автоматами. Примчалось и несколько нарядов ДПС. На этом драка закончилась.

Кавказцев задержали, но уже на следующий день местные видели, как они гуляют по поселку. Карательная миссия-то еще не завершена.

- Непонятно, чем кавказцы вообще занимаются, - целый день разъезжают на своих машинах, - рассказывают местные. - С нашим участковым, да с полицейскими, за руку здороваются, братаются.

Алексею Дмитриеву зашили бровь и отпустили домой.

Алексею Дмитриеву зашили бровь и отпустили домой.

Сами поехали в больницу

По официальной версии, в битве при Кобралово пострадали восемь человек. Хотя у местных другие данные - около двадцати. Они перечисляют имена раненых - подростков и взрослых, загибают пальцы - и двух рук для этого не хватает.

- Скорую помощь ждали около часа, - вспоминает Марина Посунко. - Две или три машины приехали. Многих к тому времени уже своим ходом в больницы повезли.

- Эх, если бы я знал, что так будет, заранее попросил бы прислать полицию, - сокрушается Ярославлев. - Всегда же все спокойно проходило. Я этот День России уже лет десять делаю - и никогда ничего не случалось. И в районе знали, что у нас будет праздник, - мы им план на месяц высылаем. Накануне звонили, спрашивали, будем ли отмечать. Я ответил, что да. Да и где взять столько полицейских? В Коммунаре сотрудников не хватает. Участковый и тот один на несколько населенных пунктов.

- Мы не собираемся это дело заминать, - сурово произносит Алексей Дмитриев. - А то уже ко мне приходил один кавказец. Говорит: выйди, побеседуем. Да не собираюсь я с ним беседовать! Мне от них ничего не нужно - ни извинений, ни денег. Слава богу, сам зарабатываю.

- Нам угрожали, обещали вернуться, говорили, что не оставят Кобралово в покое, - вздыхает Посунко. - Если нам полиция не поможет, я не знаю, что будет.

Наутро поселок проснулся насквозь пропитанный ненавистью к выходцам с Кавказа. Даже к тем, кто к драке не имел никакого отношения. Сейчас их даже не видно на улице. Лишь у пятиэтажки стоит фургончик с треснутым лобовым стеклом.

- Это его после той драки кто-то изуродовал, - пояснила местная девушка Лена. - Машина одного кавказца, он на ней когда-то сюда приехал. Сначала во дворе поставил, но ему велели ее убрать, вот он сюда ее и перепарковал. А сейчас кто-то попытался стекло расколотить. Но, видать, одними кулаками бил - оно только треснуло.

ДРУГАЯ ВЕРСИЯ

Юнус Хаутиев, полномочный представитель Республики Ингушетия в Санкт-Петербурге и Ленобласти:

- Я выехал сразу, как поступил сигнал о задержании. Собрал земляков. Они мне рассказали, как все было: дагестанец и ингуш шли мимо магазина, а там стояли несколько подвыпивших парней. Один из парней что-то обидное крикнул дагестанцу, у них там и до этого обиды были. Тот ответил, и эти… молодые люди начали избивать наших двоих. Ингуш смог вырваться и побежал к отцу за помощью. Пока тот собирал подмогу, дагестанца сильно избили. Причем задержали почему-то ингуша и его отца. Потом я поговорил с начальником местной полиции, и их отпустили. Вот и все. Не знаю, кому пришло в голову искать здесь какой-то национальный признак, - на мой взгляд, обычная деревенская драка, молодая кровь горячая. А им там жить надо в мире дальше, у всех есть жены и дети.

КОНКРЕТНО

Владимир Быков, отставной полковник ГУВД:

- На моей памяти это первый случай. Стычки на национальной почве в Петербурге и Ленинградской области раньше если и были, то на бытовой почве или из хулиганских побуждений. В девяностые за представителями южных республик России следили пристально, потому что была волна терроризма. В 2000 году контроль ослабили. За кавказцами негласно приглядывают сотрудники ФСБ, а с полиции такую обязанность сняли. ФСБ реагирует и упреждает только информацию об особо опасных проявлениях, а распрями никто не занимался. Подозреваю, что контроль сейчас усилят. Обычно раньше страдали как раз выходцы из южных республик. На них постоянно нападали местные скингруппировки. И в Питере принято было считать, что приезжие не могут стать агрессорами.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Все ко мне нормально относятся»

«Комсомолка» дозвонилась до подруги Алхаза Нины. Девушка уверена, что ее мужчина ни в чем не виноват. Да и никого он не звал на подмогу.

- Была драка, подрались ребята, - сбивчиво рассказывает она. - Моего молодого человека избили, я прибежала, потому что мне позвонили. Потом приехала «скорая», мы вернулись домой, и все, никуда не ходили. То, что началась стрельба, узнали от знакомых.

Нина Терлыга говорит, что, когда началась драка, Алхаз был не один, а с другом.

- Он уже пятый год в Кобралово живет, и таких ситуаций никогда не было, - повторяет Нина, похоже, главный, по ее мнению, аргумент в пользу невиновности Алхаза.

На заднем фоне у Нины плачет ребенок, так что девушка старается побыстрее закончить разговор.

- Ну а как к вам в поселке сейчас относятся? Негативный настрой соседей чувствуется? - задаем естественный вопрос.

- Нет, все нормально, - грустно, но как можно убедительнее отвечает Нина.

ДОСЛОВНО

Полковник Алексей Журавлев, начальник УВД по Гатчинскому району:

- Первый эпизод произошел примерно в девять вечера, когда в Кобралово встретились пять человек: трое - местные ребята, двое тоже жители поселка, но приехавшие с Кавказа, - один дагестанец Алхаз, второй ингуш Батыр. С дагестанцем у русских ребят был конфликт, и Алхаз получил по шее. До кучи наваляли и Батыру. После этого Алхаз пошел отлеживаться к своей подруге Нине, а Батыр позвонил младшему брату Бахыру в Пушкин. Второй эпизод - когда в начале двенадцатого ночи на главную площадь Кобралово приехали три машины без номеров. Оттуда вышли кавказцы. То, что они принялись бить всех подряд, - неправда. Они приехали разбираться именно с обидчиками Алхаза. Нина Терлыга указала на Алексея и его приятелей, и их начали бить. Третий эпизод - когда местные кинулись в драку, а кавказцы отступили к машинам: две уехали, а третья не завелась. Мужики ее обступили и стали бить по стеклам, кузову. Тогда в ответ раздались выстрелы. И это уже четвертый эпизод. При осмотре машины мы изъяли из салона мобильные телефоны, документы, гильзы, два магазина от травматического пистолета ИЖ. Мы установили тех, кто был в машине: за рулем - азербайджанец Баха, рядом с ним - ингуш Бахыр, брат Батыра, сзади - двое армян. Все они - жители Пушкина. Армяне потом объяснили, что вообще в тот вечер собирались поехать на карьер купаться, но, когда азербайджанца позвали на разборки, решили отправиться с ним. Так что речь о дагестанцах не идет. Он был всего один и то мирно отдыхал на квартире своей сожительницы.

В Кобралово вообще постоянно живут только два ингуша - Муса и его сын Батыр, и один дагестанец Алхаз. Кстати, Алхаз работает у Мусы - они строят крыши в частных домах. И есть еще выходцы из Средней Азии. Что касается участкового, то он совсем не родственник Алхазу. Артур Мухович Хачиков - осетин, а тот - дагестанец.

Все массовые мероприятия в Гатчинском районе выносятся в отдельное постановление, и безопасность на них обеспечивается нашими сотрудниками. Но в этот раз постановления не было, нам пришлось действовать по факту. Вызов поступил около 23.30, и я сразу направил на место наряды. Когда они приехали, на месте оказались только разбитая машина и местные жители, которые рассказали о драке. У многих были следы побоев. Сотрудники узнали адрес ингушей Мусы и Батыра, пришли к ним и увидели, что в их квартиру уже пытались проникнуть местные. Мусу и Батыра пришлось забрать в отделение для их же безопасности. Оснований задерживать ингушей не было, поэтому, когда все проспались и напряженность спала, парней выпустили. Разбитая машина стоит у нас, возле отдела. Хозяин за ней пока не явился. Автомобиль без госномеров, но имя хозяина мы знаем.

По поводу стрельбы уже возбуждено уголовное дело. Остальные эпизоды будем рассматривать каждый в отдельности и воздавать всем по заслугам - в зависимости от тяжести причиненного вреда здоровью, и оценки давать независимо от национальностей.

ЗА СЕБЯ ПОСТОЯТ

- Почему они стреляли в наших детей? - возмущается Марина Посунко. - Пришли же на праздник! А полиция потом их еще отпускает! Мальчишки специально гнали кавказцев с пистолетами в подъезд, держали до приезда полиции, а их отпустили. Они что самосуда хотят?

Сейчас в Кобралово ввели негласный комендантский час: по вечерам, а уж тем более ночью, по одному не ходят, боятся мести. Причем напуганы не только женщины и дети, но и мужчины.

- Мы все же надеемся, что полиция поможет все уладить, - продолжает Марина. - Что этих людей накажут, что будет суд. У нас всякое бывало, и драки случались. Но чтобы стрелять в детей, которые танцуют, - это ни в какие ворота не лезет. У нас же никогда не было конфликтов с кавказцами, никто не обращал внимания на национальности. А сейчас… Конечно, я даже смотреть на них не хочу. Если полиция ничего не сделает, будет плохо. А если накажут тех, кто стрелял, - все опять будет спокойно и никто не станет трогать кавказцев.

Единственная, кому наверняка придется несладко, - подруга Алхаза Нина Терлыга. Ее возлюбленный-то в случае чего уедет, а куда деться девушке из родного поселка? Женщины Кобралово не собираются ей прощать, что по ее указке чужаки начали избиение подростков.

- Как Нина дальше здесь жить будет, не знаю, - пожала плечами Посунко.

Остальные женщины согласно закивали.

Девушки показали место, где произошла потасовка.

Девушки показали место, где произошла потасовка.

ПЕРВЫЕ ОТКЛИКИ

Елена: Ключевое слово здесь - межкультурные. Обе стороны показали полное отсутствие культуры. И безобразие, что не было полиции на массовом мероприятии. Культура культурой, а дубинки тоже порой нужны.

Александр: Не пора ли вернуть смертную казнь и начать ставить отморозков к стенке? Дело не в кавказцах, я об отморозках вообще. Они как сорняки. Сильно много их развелось в последнее время. Пора пропалывать - улучшать породу...

Россиянка: Как-то довелось побывать на сельской дискотеке, и как раз в Волгоградской области, где наряду с русскими живут и кавказцы. Приходят кавказцы - в аккуратных костюмчиках, ведут себя прилично, запах хорошего мужского одеколона. И русский - в калошах, в которых недавно грязь месил, и тоже запах… Только не одеколона, а самогона. С кем девочкам захочется танцевать?

В конце дискотеки диск-жокей включает кавказскую мелодию. Начинаются возмущения среди «определенной» части молодежи. А почему? Почему наравне с русской музыкой не поставить и кавказскую? Они такие же граждане России! И тоже хотят услышать свою родную мелодию! Я не оправдываю нацменьшинства, но иногда русские сами начинают провоцировать. Судя по статье, то же самое произошло и в этом случае. Видите ли, местному парню что-то не понравилось у южанина!

Катюша: Самое поганое, что это может произойти где угодно. Накопишь денег, построишь дом, а потом вот так попадешь «под раздачу». Не знаю, зачем это нужно простому человеку, который вынужден пахать, чтобы как-то прожить, и у которого нет запасной родины.

Борис: Агрессию кто-то целенаправленно разжигает. Этого «кто-то» надо выявлять и наказывать.

Ксения: Проблемы глубже лежат. Национальности тут не главное. На основе несправедливости общество не построишь. Людей видят, сравнивают и делают выводы.

Ася: Сплоченность кавказцев - пример, которому нужно учиться. Каждый сам за себя - прямо какая-то болезнь русских, или генная патология.

Аноним: У меня лучшие друзья кавказцы. Нормальные люди. Девочки играют на фортепиано по шесть часов. Трудятся. Светлые, добрые, межнациональной розни не устраивают. У нас есть много общих друзей, причем все разных национальностей - итальянцы, русские, евреи, немцы... У меня по маминой стороне родственники - кавказцы. Все кандидаты наук, бабушка - учительница русского языка и литературы во втором поколении. Для нее ошибки - это просто недопустимо!

Kate: Считала и считаю, что преступник, независимо от национальности, должен сидеть в тюрьме. И если кого-то отпускают за взятки - это вопрос к МВД. Наверняка, у кого-то из читателей там работает муж, брат, сын, отец - вот и задайте вопрос: берешь от диаспор? Спасибо за наше спокойное детство.

Василий: Если факт имел место быть - то данных граждан России надо задерживать не по статье «Хулиганство», а по статье «За разжигание национальной розни»! Возникает вопрос: почему они устроили «самосуд», а не вызвали полицию по заявлению уроженца кавказа Алхана за побои, нанесенные ему? Надо отменять статьи, в которых присутствует «по национальной», и увеличивать сроки за преступления. В США за убийство дают пожизненное или казнят!