Общество5 июля 2011 2:00

Суд приговорил детей экс-сенатора Слуцкера к проживанию у матери

Желание самих Миши и Ани остаться жить с отцом судья сочла не отражающим объективную действительность

8 июля судебные приставы могут отобрать детей у бывшего сенатора Владимира Слуцкера и передать их матери - известной светской даме Ольге Слуцкер. Семейная драма, длящаяся два года, может все-таки перерасти в трагедию. 12-летний Миша Слуцкер заявил судье, что будет убегать от матери к отцу каждый день. Младшая дочь Слуцкеров 7-летняя Аня сказала служителям Фемиды, что не хочет жить с матерью и готова последовать примеру брата.

Совсем недавно казалось, что в бракоразводном деле семейства бывшего сенатора Слуцкера поставлена точка. Год назад Пресненский суд г. Москвы принял решение: детей согласно их желанию оставить жить с отцом.

В доме Владимира Слуцкера воцарились мир и спокойствие, дети Миша и Аня перестали бояться, что их разлучат с папой, бабушкой и дедушкой. Началась нормальная для подростков жизнь: школа, дом, друзья, игры…

Разве вытащишь такого марлина без папы?

Но Хорошевский суд по иску Ольги Слуцкер месяц назад постановил: детей передать матери.

-Когда 12-летнего Мишу опрашивали в суде, он заявил дословно следующее: «Я с мамой не хочу видеться, жить с ней тоже не хочу. Не хочу давать ей никакого второго шанса. Если суд решит, что я должен жить с мамой, я буду убегать от нее каждый день», - рассказывает адвокат отца Юлия Кайгородова. - Семилетнюю Аню в суд вызывать не стали, по поручению судьи ее опросили дома представители опеки. «Маму видеть не хочу, я ее боюсь. Жить с ней тоже не хочу», - недвусмысленно выразила свое мнение девочка. Эти заявления детей были занесены в дело, и после этого мы практически не сомневались, что суд оставит детей с отцом. Решение судьи Ланиной прозвучало для нас как гром среди ясного неба: «Что касается мнения несовершеннолетних детей Слуцкера Михаила и Слуцкер Анны, возражавших относительно проживания с матерью, их нежелания общаться с ней, то суд полагает, что указанные мнения не могут отражать объективную действительность».

ЖЕЛАНИЕ РЕБЕНКА - ЗАКОН

Так уж получилось, что именно на примере громких разводов на свет выносится вся несуразица и прорехи нашего семейного законодательства, с которыми простым россиянам приходится встречаться каждый день. Что ж, может быть, хоть таким образом удастся привлечь внимание законодателей к этой колоссальной проблеме.

Напомню, всего месяц назад в Госдуме могли принять бредовые поправки, согласно которым детей до 14 лет лишали права голоса в момент решения вопроса, с кем они будут жить после развода родителей. Этими же поправками предлагалось сажать родителей, бабушек и дедушек на 10 лет.

Общественность, церковь, правозащитные организации не дали этому закону тихо пройти все парламентские чтения. Хотя многим было понятно, что новшество было бы выгодно некоторым светским дамам, дети которых не захотели жить с ними после развода.

Поправки не приняли. Поэтому по действующему семейному законодательству желание ребенка старше 10 лет учитывается при решении вопроса о его проживании после развода родителей.

Остается вопрос: почему этот закон проигнорировал судья Хорошевского суда? Почему четко выраженное желание Миши Слуцкера остаться жить с отцом посчитали «не отражающим объективной действительности»?

Но давайте разберемся, а может быть, у судьи были для этого основания?

ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ

Всем понятно, что суд за одно заседание не может разобраться во всех семейных драмах и перипетиях. Поэтому для подтверждения фактов во избежание необоснованного решения, которое может искалечить жизнь детям, привлекаются эксперты: специалисты опеки и психологи. Судебное разбирательство по определению дальнейшего проживания детей Слуцкер исключением не стало.

Для верности были привлечены эксперты-психологи двух авторитетных комиссий - Центра медико-криминалистических исследований и Института психоанализа.

- Каждая из комиссий провела с детьми в привычной для них обстановке целый день, - пояснила адвокат Кайгородова. - Независимо друг от друга и применявшихся различных методик обследования они пришли к одинаковому выводу, который имеется в решении суда: «передача детей матери крайне негативно повлияет на психологическое состояние детей». Их заключение было представлено. Но и тут суд находит, что «заключение Центра медико-криминалистических исследований и комиссионного исследования Института психоанализа не могут отражать объективную картину возможной передачи детей матери и негативных последствий»!

Психолог Людмила Бегунова, специалист Центра медико-криминалистических исследований, подтвердила нам свое заключение.

- Дети не готовы и не хотят переезжать к матери, - сказала Людмила Бегунова. - Сделать это сейчас насильственно означает поломать ребятам жизнь. Я лично убедилась, что в семье Слуцкер сейчас царят мир и покой. Миша и Аня очень воспитанные, умные, добрые дети. Чтобы понять истинное отношение детей и исключить вариант «подготовки», используется много методик. И когда начинаешь выяснять их отношение к матери (вопрос, конечно, не задается напрямую, это выясняется с помощью тестирования, рисунков, методик, которые используются для работы с детьми в подобных случаях), оно однозначно негативное. Когда просишь их нарисовать семью, они рисуют папу, бабушку с дедушкой и себя. Мамы в их картинах семьи нет. При этом я могу сказать, что дети всегда любят мать, так уж заложено, что мать может не любить дитя, а ребенок будет ее любить в любом случае. Но сейчас, при их внутреннем страхе, отдавать их матери никак нельзя. А разлучать с папой, который для них - любовь, мир и счастье, - тем более.

Наверное, вся эта история сделала Мишу очень взрослым, он действительно не хочет переезжать к маме. Вдобавок он чувствует ответственность за Аню, они очень близки, и их ни в коем случае нельзя разлучать.

- Чем именно чреват насильственный переезд к матери?

- Психологические травмы, комплексы на всю жизнь. У Миши подростковый возраст, а образ женщины у него крайне негативный, это может привести к тому, что ему крайне сложно будет построить свою личную жизнь.

- Но сейчас он все равно живет без матери…

- Да, но сейчас в семье есть бабушка с дедушкой - пример того, как мужчина и женщина могут жить долго и счастливо, у них крепкий брак. У детей должен быть подобный пример.

- Что бы вы посоветовали?

- Оставить детей в покое. Постепенно, со временем изменять образ матери в их головах, на делах доказывать, что она ничем не грозит им, не хочет разрушить их прекрасный мир, а хочет стать его частью. Это очень долгий и кропотливый процесс, но если мать хочет быть с детьми и желает им счастья, этого можно добиться только так, а не через решение суда. Мои коллеги, которые работали с детьми отдельно, по другим методикам, пришли к таким же выводам, что и я.

У Ани с папой полное взаимопонимание.

СУДИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Так на основании чего суд пришел к решению? Оказалось, что чашу весов перевесило мнение одного эксперта со стороны матери. Он, правда, с детьми никогда лично не беседовал и в глаза их не видел. Его вывод, приведенный в решении суда, иначе как «оригинальным» назвать нельзя: «для того чтобы мнение коллег-экспертов считать действительно обоснованным, им необходимо было провести обследование родителей».

- Интересно, а если речь пойдет не о психологе, а о другом специалисте, - говорит Юлия Кайгородова, - например, если ребенку выбьют зуб. Должен ли стоматолог будет осмотреть папу и маму, чтобы суд счел такую экспертизу объективной?

В деле детей Слуцкеров три из четырех органов опеки высказались против передачи детей матери и рекомендовали оставить их жить с отцом. Но в решении суда эти рекомендации опек признаны «немотивированными» и «необъективными».

- Единственный орган опеки, который высказал другую точку зрения - Тропарево-Никулино, - появился лишь в середине процесса, - рассказывает адвокат Кайгородова. - И появившись впервые и ни разу не пообщавшись с детьми, представитель этого органа опеки сказала: «Мы готовы сразу дать устное заключение и высказать свое мнение». Но и эта опека в письменном заключении на передаче детей матери не настаивала, а выразилась уклончиво: «передача детей матери не противоречит интересам детей и действующему законодательству».

8 июля предстоит заседание Мосгорсуда, на котором решение Хорошевского суда вступит в силу или будет отклонено. А на деле это означает, будут Миша и Аня Слуцкер спокойно жить с любимым папой или их против воли отправят к матери.

КОМПЕТЕНТНО

Адвокат Юлия КАЙГОРОДОВА: «Привяжете детей к стулу?»

- На протяжении всего процесса я спрашивала у Ольги Слуцкер: «Как вы, Ольга Сергеевна, видите исполнение решения, если ваш иск будет удовлетворен? Как удержать 12-летнего подростка, который не хочет с вами проживать? Приковывать его наручниками к батарее или привязывать веревкой к стулу? Вы будете запирать Аню дома на ключ и не пускать в школу?» Ответа на этот вопрос от матери, которую это должно было волновать в первую очередь, я ни разу не получила.

Поэтому с тем же вопросом в конце процесса я обратилась к судье: «Ваша честь, если вы вынесете такое решение, то оно будет заведомо неисполнимым. Я просто не вижу, как можно принудить жить с матерью детей, которые обещают каждый день от нее убегать. А вы видите?» И этот вопрос остался без ответа.

ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ КОМИССИИ ПСИХОЛОГОВ ИНСТИТУТА ПСИХОАНАЛИЗА

«Каково психологическое отношение Миши к матери?

…Отношения с матерью всегда вызывают негативные переживания. Называет ее «эта», «она». Он не привел ни одного хорошего воспоминания, связанного с матерью. Нет воспоминаний о проявлениях нежности и тепла с ее стороны, только чрезмерной требовательности, резкости и т. п. Миша боится матери, фиксирован на уже произошедших вмешательствах матери в его личную жизнь. Также он находится в тревоге о возможных новых вмешательствах не только в его жизнь, но и в жизнь его семьи в нынешнем составе, которую он воспринимает как свою действительную семью...Каково психологическое отношение Ани к отцу?

…Отец для Ани - центральная фигура в семье, обязательная константа ее жизни, объект для идентификации, защитник. Между дочерью и отцом наблюдаются отношения теплой привязанности. Аня отца не боится и одновременно его слушается…».