Происшествия

«Нам запретили выходить на улицу после полуночи»

Уволенный охранник Леонид Ткачук рассказал, почему не заметил взрывчатку

С воспитателем Ириной Трубициной нам удалось встретиться в Комсомольске на следующий день после увольнения. Дверь комнаты в старом обшарпанном общежитии нам открыла испуганная молодая женщина с потухшим взглядом. Сказала, что она сестра Ирины, что та уехала. Но, в конце концов, призналась, что это она и есть. О том, что случилось, рассказывать долго не хотела.

1 августа они в группе чаепитием отметили день рождения Ульяны Зезик, которой исполнилось пять лет. По словам воспитателя, Ульяна – спокойный, домашний ребенок, очень впечатлительный и чувствительный. Ей подарили раскраску, всех детей накормили караваем.

На следующее утро, как всегда, уже в 7 часов Трубицина вместе с другими воспитателями была на работе. По заведенному расписанию, утром она встречала детей в теплое время года на участке – игровой и прогулочной площадке этой группы сразу возле входа на территорию учреждения. Обычно к 8 часам родители приводят сюда всех малышей. Они на свежем воздухе делают физическую зарядку и в 8.20 идут в группу на завтрак.

Но до этого воспитатель должен успеть подмести свой участок, убрать все подозрительные предметы, бутылки, пакеты, оставшиеся здесь после гулянки местной молодежи. А также полить территорию водой из шланга – чтобы дети не дышали пылью, ведь дворник в детском саду как штатная единица отсутствовал. И все это за десять тысяч зарплаты. Ирина настолько преданно относилась к своей работе, что без чьего-либо указания благоустраивала дворик группы, высаживала на нем цветы.

Свои участки воспитатели поливают по очереди. Трубицина решила сделать это первой, начала распутывать шланг. В это время Ульяна забежала в беседку. Там что-то вспыхнуло и хлопнуло, веранда мгновенно наполнилась дымом. Ребенок выскочил, закрывая глаза руками. Ульяна громко кричала и плакала.

– У нас каждый предмет на участке – потенциальная бомба, но я не увидела ни окурков, ни бутылок,- рассказала нам Ирина. – А в беседку не зашла, не проверила.

Сторож кипятил воду и грузил хлеб

66-летний Леонид Ткачук проработал в этом садике 6 лет без единого замечания

66-летний Леонид Ткачук проработал в этом садике 6 лет без единого замечания

Фото: Сергей ПЛОТНИКОВ

В доме уволенного сторожа, 66-летнего Леонида Ткачука, тоже все на нервах – пять тысяч рублей его зарплаты сильно помогали семейному бюджету пенсионеров. 25 лет армейской службы, не пьет, не курит. В садике этом проработал шесть лет без единого замечания. Говорит – знаю, что в городской администрации потребовали его уволить по статье. Заведующая садом Наталья Колчина пожалела старика, приняв заявление «по собственному». А ведь это была его первая смена после отпуска. 1 августа в 17.45 он заступил на дежурство и сразу осмотрел всю территорию – потому что постоянно все ломают. Обход сторож обязан делать как минимум каждый час.

– В прошлом году пьяная молодежь избила сторожа, который вышел их ночью выгонять с территории сада №46, – поделился с нами Леонид Константинович. – С тех пор сторожам запретили выходить из помещений после 12 часов ночи. В это время я и сделал свой последний обход. Ночью я кипячу 8 баков воды – поварам, которые рано утром готовят пищу для детей. А в 6.30 принимаю хлеб. Когда в 7 часов готова каша на завтрак, помогаю снять чан с котла. И только после этого иду домой отдыхать.

Молодежь гуляет в детских садах в темное время суток постоянно. Если сторож вызывает милицию – люди в форме говорят: задержи хулигана, тогда мы его заберем. Но разве это его дело – задерживать? Оружия у Леонида Константиновича нет. Смешно сказать – у него нет даже фонарика. Освещение на всей территории – только на входе в здание. Так что, даже если бы он ночью пошел делать обход, никакой коробочки в беседке он бы не нашел – темно там.

В чем виноваты?

Еще в мае многие воспитатели возмущались постановлением мэра, в котором им предписывалось встречать детей в теплое время года – с 1 июня по 1 сентября – на участке.

Воспитатели загружены до такой степени, что мы работаем педагогами только на 30 %, - рассказала коллега Ирины Трубициной Светлана Кислюк

Воспитатели загружены до такой степени, что мы работаем педагогами только на 30 %, - рассказала коллега Ирины Трубициной Светлана Кислюк

Фото: Сергей ПЛОТНИКОВ

– Эта традиция существует много лет, только из яслей не ходят, – рассказала нам коллега Трубициной Светлана Кислюк. – Но у нас комары с ладошку, по утрам всю малышню поедают. Что делать – мажемся, идем, терпим. Между тем, когда начали выяснять причины происшествия, я с удивлением узнала, что должна была встречать детей не на улице, а в группе. Кроме того, я с не меньшим изумлением услышала, что воспитатели не должны поливать и подметать свою территорию – мол, это обязанность дворника. Любопытно, какого? За такую зарплату – ищи дураков. Воспитатели загружены до такой степени, что мы работаем педагогами только на 30 %.

– Все наши должностные инструкции руководство сложило так, как это выгодно ему, – считает уволенная воспитательница. – Все, кто выше нас – умыли руки. Я не снимаю с себя ответственности, я виновата перед Ульяной и ее родителями. Но глупо наказывать людей, пока не нашли преступника и не выявили причины случившегося.

Сразу после теракта руководители всех властных структур отдали под козырек – наладить, усилить, обеспечить. Участок Ирины Трубициной обтянут красной лентой, дети из ее группы ходят гулять к соседям. Ничего больше в этом детском саду не изменилось – нет ни охраны, ни видеокамер.

На самом деле создается впечатление, что местные власти, найдя козлов отпущения, всеми правдами и неправдами пытаются снять с себя вину за случившееся. Хотя многие комсомольчане, с которыми нам удалось поговорить, считают, что здесь имел место несчастный случай. Который, как всегда это у нас бывает, показал очередное гнилое место системы. Заштопает ли его галочка об увольнении троих работников?

Кстати, безработный Андрей Батурин, которого сейчас все кому не лень называют «русским Брейвиком», но вина которого до сих пор не доказана, проживал в пятиэтажке буквально за забором этого детского сада на улице Копылова. Говорят, он хотел проверить, как быстро отреагируют правоохранительные органы. Захочет кто-нибудь проверить еще раз – проблем нет. Но это на уровне слухов.

Об Ирине Трубициной все, кто ее знают, отзываются так: творческий, добрый человек, дети ее любят. Возмущенные увольнением воспитателя коллеги и родители собираются писать письма в высокие инстанции, чтобы Трубицину восстановили. Ведь с таким черным пятном в биографии ее вряд ли где-нибудь примут на работу.

Она не считает, что этим взрывом кто-то хотел свести с нею личные счеты. Говорит, что, скорее всего, взрывное устройство подложил какой-то псих. О своем будущем Трубицина думать пока не в силах. На прощание сказала, чтобы мы не оправдывали ее. Потому что, на самом деле, на месте Ульяны должна была оказаться она.