2018-02-22T00:12:27+03:00

В Саратовской области, чтобы спасти школу от закрытия, учителя усыновили целый класс

Сейчас в школе села Прокудино учатся 26 мальчишек и девчонок, взятых в семьи педагогами и директором
Поделиться:
Комментарии: comments2
Изменить размер текста:

Сорок километров от райцентра Аткарска по абсолютному бездорожью, потрепанный указатель - и вот оно, село Прокудино. Полсотни крошечных домиков, техника, ржавеющая под открытым небом, рассыпающиеся по кирпичам амбары и коровники, и посреди всего этого «великолепия» - добротная школа с внушительным приусадебным участком. На грядках воткнуты таблички «огурцы», «томаты», «картофель», а розово-желтая краска на здании еще даже не успела выцвести на солнце.

- Школа у нас новая, ей всего 15 лет. Она была долгостроем. Детей было много, а учиться негде - вот ее и возвели. Но когда достроили, дети в селе кончились, - вздыхает директор Светлана Зонова. - Вот смотрите, в 98 году на первое сентября было 102 ребенка, а семь лет спустя, в 2005 - всего 49. Были классы, где всего один-два ученика.

Тогда-то и решили местные чиновники закрыть учебное заведение, как малокомплектное. Но для 30 человек, работающих здесь, это было смерти подобно. Куда в Прокудине, где живут всего 500 сельчан, устроиться педагогам с высшим образованием? За школу решили биться всеми возможными способами. Хотели и лицейский класс делать, и сельскохозяйственную академию, но на все были нужны огромные деньги.

Сейчас больше половины учеников в школе бывшие детдомовские.

Сейчас больше половины учеников в школе бывшие детдомовские.

- Ну где взять учеников? Хоть самим рожать, - вздыхали женщины на педсоветах.

- А зачем рожать, когда можно из детского дома взять? - обмолвилась как-то директор. - Вон, наш пример у вас перед глазами.

«Она зашла в комнату и я поняла - мое!»

Пример, действительно, был. Светлана Павловна за два года до этого взяла из приюта 8-летнюю Олю. На тот момент у женщины уже было трое своих детей - две девушки-студентки и 12-летний сын. Поэтому идея подарить семью одинокому малышу была вполне осознанна и бескорыстна.

- Мне показали троих. Общаюсь, а на душе только жалость. И больше ничего. И тут директор позвала девочку. Она вбежала в комнату с таким лицом «ну наконец-то!» И у меня сердце екнуло - я поняла, что вот она, наша! - вспоминает Светлана Павловна со светящимися от счастья глазами. - Мы всего две минуты пообщались и поехали домой.

Оказалось, что Оля тоже сразу поняла, что эта семья приехала за ней. За два года, проведенных в семье, малышка из приютского «ежика» превратилась в домашнюю умницу-красавицу. Вежливую со всеми и прекрасно отвечающую на уроках.

Глядя на нее, педагоги серьезно задумались над идеей директора. А через пару месяцев все вместе поехали в Аткарский приют.

Кто-то переборол страх, кто-то - нет

- Обязаловки не было, но многие не взяли детей, потому что боялись. Что будет не так идеально, как у Светланы Павловны, - вспоминает педагог Елена Ильина. - Я вот тоже сначала не взяла, а теперь уже поздновато - возраст не тот.

В этом плане очень помогли сотрудники приюта. Они предложили учителям для начала поработать в так называемых семейных группах, когда мама одновременно и педагог. Мол, если прикипите душой, тогда заберете себе. В итоге 11 женщин из села Прокудино забрали себе в семьи 26 малышей - целый класс!

Сказать, что все было идеально, было бы не совсем правдой. Детей приходилось достаточно долго «отогревать». По словам женщин, были и психологические проблемы, и страх за плохие гены, и ревность домашних.

11 женщин из села Прокудино забрали себе в семьи 26 малышей - целый класс!

11 женщин из села Прокудино забрали себе в семьи 26 малышей - целый класс!

- Когда мы взяли Олю, то, естественно, ребенка надо было адаптировать. И перевес внимания все-равно был. Как-то ко мне подошла старшая дочка и говорит:«Мам, у нас проблемы». Оказалось, что мой 12-летний Витюшка заревновал. Мол, мама больше Олю любит. И ходил сестре жаловаться. Но она у меня молодец, поддержала, как могла, - улыбается Зонова. - Пришлось думать, как решать проблему.

Сейчас больше половины учеников в школе бывшие детдомовские. Но, как ни странно, проблем с успеваемостью нет. На Доске почета на десяток отличников всего двое «домашних». Да и попробуй с мамой-математиком не выучить синусы и косинусы.

- Мама никогда не ругается. Даже когда я что-то не так сделаю. Просто молчит. Я уже сама прошу:«Ну поругай меня, что ли». А она смеется:«Зачем, я же тебя люблю»! Я, пока сюда не попала, не знала, что такие отношения бывают, - взахлеб рассказывает 15-летняя Таня Аксенова. - Раньше дома только скандалы и пьянки были. А сейчас все по-другому. Я, когда вырасту, обязательно двоих детей из приюта возьму, чтобы у них тоже была мама. Ведь если каждый человек возьмет хотя бы по одному ребенку, то ничейных детей совсем не будет!

Самая большая проблема

В этой школьно-семейной идиллии самой большой проблемой стали биологические родители детей. Так как юридически дети находятся под опекой, то их прежние мамы и папы имеют право на восстановление родительских прав. Едва ребенок адаптируется на новом месте, встает на ноги и становится умницей-красавицей - объявляются родственники, мечтающие его вернуть.

Директор Светлана Зонова, сделала все, чтобы школу не закрыли.

Директор Светлана Зонова, сделала все, чтобы школу не закрыли.

- У нас недавно нашлась мама одного мальчика. Готовит бумаги, хочет его забрать из приемной семьи. А он несколько лет в приюте провел и еще 4 года в новой семье. На днях Гоша возвращался из лагеря, она приехала вместе с приемной матерью его забирать. Мальчик ей даже сумку отдавать не стал. А она ему нервы мотает:«Ты хочешь, чтобы я ушла и не вернулась?» Ну зачем так делать? - вздыхает Ильина.

Похожая ситуация и у Тани Аксеновой. Они с сестрой уже больше года в приемной семье, но биологическая мать периодически пытается общаться.

- Она звонит пьяная, говорит, что заберет нас. Я просила ее не звонить, объясняла, что мне от этого больно, а она все звонит, - опускает глаза девочка. - А я не хочу к ней!

Про свою прошлую жизнь дети вспоминают неохотно. Почти у всех были и родительские пьянки, и побои, и нехватка еды. Многих забирали целыми семьями. Поэтому в приюте дети, как могли, держались друг за друга.

Жители Прокудино отнеслись к новоселам радушно. Сейчас эти дети живут самой обычной сельской жизнью, разве что атмосфера в школе больше напоминает домашнюю - уютные кабинеты, семейные фотографии, вышитые полотенца у умывальников.

Малокомплектную школу педагоги отстояли - после появления новых учеников вопрос о закрытии снялся. Педагоги будут рады, если их история послужит примером другим. Ведь за последние пару лет в области исчезли десятки малокомплектных школ, и одна за другой из-за недостатка учеников они продолжают закрываться. Отчаявшиеся родители пишут жалобы в министерство образования, губернатору и даже президенту. Говорят, что, если школы не будет, умрет и село. Но аргументов почти всегда оказывается недостаточно. В отличие от Прокудино.

- А это точно правильно - спасать школу за счет детей? - задаю напоследок мучивший меня все это время вопрос.- Это же живые люди!

- Так мы же не только школу спасали, - понимающе улыбается директор. - Мы детей тоже спасали. Они же каждый мечтают, чтобы у них были мама и папа. А приют, пусть и хороший, семью не заменит.

Штобы спасти школу, учителя взяли из приюта 26 детей.Елена ИБРАГИМОВА, Юлия ЦВЕТКОВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также