2018-02-22T00:29:03+03:00

Евгения Симонова в Кишиневе: «После «Афони» алкаши - мои самые верные поклонники!»

Популярная актриса рассказала «Комсомолке», как снималась беременной в молдавском кино, почему не хочет, чтобы внуки становились актерами и чем ей понравился Кишинев
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

Актриса московского Театра имени Маяковского Евгения Симонова должна была прилететь в Кишинев на Дни русской культуры в Молдове вместе с коллегами, дать в нашей столице спектакль. Не сложилось. Пришлось Евгении Павловне вместе со старшей дочерью Зоей, тоже актрисой, отдуваться за всю труппу: вместо спектакля — творческий вечер популярной актрисы. Но полный зал принимал замечательно и тепло, Евгения Симонова не только рассказывала, но и пела, танцевала и читала стихи. Выглядит Евгения Павловна замечательно, она все та же юная летчица Маша и «Кареглазая» из «Афони»...

«Давала подписку, что не буду рожать в самолете»

- А вы часто выступаете с этой программой?

- Нет-нет, это была практически импровизация, потому что сегодня жанр таких творческих вечеров, в общем-то, потерял свою актуальность. Сегодня была практически импровизация.

- Вы закончили Щукинское училище, но ничего не говорите о балетной школе...

- А я в балетной школе никогда не училась! Я занималась балетом, но это был такой кружок самодеятельный... Я очень любила балет, но, поскольку у меня всегда была фигура не балетная, меня куда-то на более профессиональный уровень не взяли бы, и я это знала. Но танцевать любила... Увлечение балетом очень помогло в моей дальнейшей карьере.

- Вам поклон от молдавского режиссера Валерия Жереги, у которого вы в 1986-м снялись в советско-югославской картине «Дикий ветер»...

- Ой, спасибо, ему тоже огромный привет! Я помню эти съемки, это был фильм о войне, югославская деревня... Кстати, все мужские роли играли югославские актеры, а женские - почему-то советские актрисы: Светлана Тома, Лена Кондулайнен, Люба Полищук, по-моему... И мы играли деревенских югославских женщин. Я очень хорошо запомнила съемки, потому что в то время была в ожидании своей второй дочери Марии, и Лена Кондулайнен тоже была в таком же положении, как и я. Мы с ней делились впечатлениями и ощущениями. Никогда не забуду, как после какой-то съемки, а мы снимали в очень красивых местах в Югославии, в горах, мы ели арбузы, которые привезли из Македонии. Мы ели с Леной Кондулайнен эти арбузы, немыслимо вкусные! До сих пор их вспоминаю... А сам фильм, честно говоря, я так и не видела.

- А не опасно было сниматься в фильме о войне?

- Нет, не опасно. Для съемочной группы наше определенное положение секретом не было. Все хорошо было. Надо сказать, что с Зоей (Зоя Кайдановская — первая дочь Симоновой, — прим. авт.), с которой я сегодня выступала и партнерствую, я снималась просто до упора, когда была ею беременна. В одной картине на «Узбекфильме» я закончила съемки за две недели до ее рождения. Причем, я играла девушку чистую, невинную, у меня был огроменный живот, который скрыть было невозможно... Я помню, последние кадры снимали, живот никакими накидками скрыть было нельзя, меня прятали, я из какой-то двери выглядывала. А у меня уже губы такие толстые были, как полагается... Девочка ведь красоту матери забирает, мальчик — нет... Меня даже не брали в самолет, я давала подписку, что не буду рожать в воздухе. А через две недели в Москве родилась Зоя. Это профессия такая, надо ее использовать на полную катушку, пауз очень мало. Зоя сейчас родила вторую дочку, мою внучку, которую зовут Варвара. Это страсть моя! Я обожаю своего внука, я очень хотела сына, но у меня родились две девочки. Я очень горевала по этому поводу, когда узнавала, что будут девочки. Но теперь обожаю их безумно! А о мальчике мечтала просто до какой-то болезненности! Сейчас у меня есть внук Алексей, ему двенадцать лет, он — кр-ра-са-вец! Не знаю, в кого он такой, не в кого... Он такой невероятной красоты, у него очень красивые волосы, кудри густые. Уже ищет у себя какие-то усишки, которые начинают пробиваться (улыбается). Он меня называет «баб», мне это очень нравится. Не «бабуля», а «баба» или «баб». «Баб, смотри у меня уже усы растут!» Я отвечаю: «Да, Леш, скоро бриться начнешь». Я его очень люблю, мы с ним дружим. Мальчик — это сказочно! А теперь вот девочка родилась... Сегодня (беседа проходила 24 сентября, — прим.авт.)) ей исполнился год и месяц! Это такая немыслимая прелесть!

Из театрального едва не отчислили из-за патологической скромности

- А вы хотели, чтобы ваши дочери стали актрисами? Мечтаете ли о том, что внуки пошли по вашим стопам?

- Что касается Зои, я была очень не против. А вот Леша...нет, не хочу! Потому что для мужчины это тяжелое испытание. Если как-то не складывается биография, для мужчины это очень тяжело, если ты не попадаешь в обойму. Ты становишься не востребован, без денег... А Леша неглупый парень, учится в хорошей школе, специализированной английской, учится хорошо, соображает... Я хотела бы, чтобы у него была стабильная профессия. Женщине проще в этом смысле. А актер — профессия очень зависимая. Ты хочешь работать, а нет возможности, потому что тебе не дают. Ты должен все время ждать, унижаться...

- У вас наверняка случались творческие кризисы...

- Я случайно попала в эту профессию. Я собиралась поступать в педагогический институт, планировала жизнь определенным образом. Но такой толчок случился, и я вдруг решила попробовать. Экзамены в серьезные вузы были в августе, а в театральные — в июле. Не теряя год, я решила, что попробую. У меня не взяли документы ни в ГИТИС, ни во ВГИК, а вот в «Щуку» приняли. И все время был элемент некоей случайности. Взяли случайно, а потом, после первого семестра, едва не отчислили из-за моей патологической скромности. Я не могла выйти и сделать элементарное упражнение. Не могла! Сидела сиднем и, как на уроке, ждала, что меня не вызовут к доске... Я не понимала, почему это происходит. Я никогда ни в каких студиях не занималась, у меня были большие сомнения по поводу выбранной профессии, потом я вошла в колею, преодолела стеснительность. Правда, волнение до сих пор присутствует. Есть такие ступоры, когда мне сложно справиться с собой. В какой-то момент я поняла, что это моя жизнь! Были периоды, когда я более плодотворно работала, были периоды, когда меньше. Но театр был всегда, было кино. До какого-то момента кино было много, потом его стало меньше, затем вообще не стало. Лет пять-шесть это продолжалось. Сейчас снимаюсь немного, время от времени. Скучаю по хорошему кино, скучаю!

- А если бы вам пришлось выбирать между кино и театром?

- Хотелось бы, чтобы не надо было выбирать, потому что это две разные ипостаси, в каждой из которых есть свои преимущества. В театре — более живой процесс, там более естественное существование. Если у тебя большая роль, а она не получилась, во второй раз откроется второе дыхание. А кино — это еще более условная вещь, ты можешь играть любовную сцену с партнером, которого нет. Сидит какой-то помощник режиссера, который за него зачитывает текст, а ты должна говорить: «Любимый...» Сцену можно повторять по три-четыре раза. Кино, конечно, дает совсем другую аудиторию, причем сразу. Сегодня в России в кино мало ходят, в основном, на западные блокбастеры, а раньше кино было массовым. «Афоню» миллионы зрителей посмотрели, все они были мои. Алкаши все были мои, мой электорат. «Кареглазая!» - кричали. Они меня сразу все узнавали.

- А вы в Кишиневе давно не были?

- Я приезжала в Кишинев в 1982-м. Сегодня ничего не увидела, к сожалению. Я прилетела утром, нас привезли в гостиницу, мы упали, час проспали, потом поехали в театр. Тогда мы жили в Кишиневе целый месяц, ездили по пригородам. Какие-то очень теплые воспоминания у меня остались, в том числе и по зрительскому восприятию, как принимали спектакли... Здесь нам было уютно. Кишинев — какой-то такой очень уютный город! В нем пафоса нет, он очень приятный, в нем легко дышится и я, конечно, мечтала приехать сюда снова через какое-то время! Кстати, двадцать девять лет назад мы чуть половину труппы здесь не оставили именно из-за молдавского вина и гостеприимства...

СПРАВКА «КП»

Евгения Симонова родилась 1 июня 1955 г. в Ленинграде. Брат — писатель и телеведущий Юрий Вяземский. Закончила музыкальную школу имени Гнесиных. В 1976 году Евгения окончила Театральное училище им. Б.Щукина и была приглашена в Московский академический театр им. Маяковского. Первый муж — актёр Александр Кайдановский. Дочь — Зоя Кайдановская. Второй муж — режиссёр Андрей Эшпай. Дочь — Мария Эшпай. Лауреат Государственной премии СССР (1984), народная артистка России (1995), лауреат премии «Ника» за лучшую женскую роль в фильме «Многоточие», премии «Золотой орел» - за лучшую женскую роль в фильме «Дети Арбата» (2006). Награждена Орденом Почета (2005) и орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2011).

Восемь лучших фильмов Евгении Симоновой:

«Афоня»

«Кто поедет в Трускавец»

«Француз»

«Дети Арбата»

leonidas@kp.md

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также