2018-04-02T14:03:13+03:00

Гендиректор «ЧЕК-СУ.ВК» Виктор Хроленко: «Класс опасности у Енисейского ферросплавного завода - как у мясокомбината или птицефабрики»

Депутаты, общественники и эксперты направили 136 вопросов, касающихся проекта Енисейского ферросплавного завода
Поделиться:
Комментарии: comments4
Изменить размер текста:

К генеральному директору ЗАО «ЧЕК-СУ.ВК» Виктору Хроленко есть вопросы не только у членов рабочей группы при Заксобрании края. Депутаты, общественники и эксперты уже направили 136 (!) вопросов, касающихся проекта Енисейского ферросплавного завода (ЕФЗ), компании-инвестору. Ответы на большинство из них «ЧЕК-СУ.ВК» на прошлой неделе предоставила рабочей группе. Возникли вопросы к главе компании и у «КП в Красноярске».

КП: Виктор Яковлевич! Несколько месяцев в Красноярске продолжается шумиха по поводу возможного строительства ферросплавного завода. Почему вы не отреагировали, когда ситуация только начала обостряться?

Виктор Хроленко: С самого начала реализации проекта мы понимали, с кем работаем, кому предоставить документы. После создания при Заксобрании рабочей группы мы передали всю необходимую документацию по проекту, в том числе и оценку влияния на окружающую среду (ОВОС). Проект прошел госэкспертизу. Им занимались два института: ОАО «Сибирский Промстройпроект» (Новокузнецк), который делал строительную часть проекта, и НИПИМП «Гипросталь» (Харьков, Украина), входящий в УкрГНТЦ «Энергосталь», который разрабатывал технологию производства на ЕФЗ. Во времена СССР Харьковский институт был единственным, который проектировал ферросплавные заводы и для нас, и для других стран.

КП: Один из козырей ваших противников - это то, что технологии, которые будут использоваться на данном предприятии, - образца 1940-1960-х годов.

В.Х.: Это не так! Это будет современное высокотехнологичное предприятие. Оценить технологии я предлагаю специалистам. Проектный институт может быть каким угодно - норвежским, американским или французским. Но ему не разрешат работать в России - нужно будет получить кучу лицензий. «Гипросталь» сегодня выигрывает тендеры на проектирование заводов по всему миру: и в Индии, и на Ближнем Востоке, и в Европе.

КП: Еще одна претензия со стороны ваших оппонентов – первый класс опасности предприятия. Действительно ли все так серьезно и мрачно, как об этом говорят активисты движения «Красноярск против»?

В.Х.: Противники строительства завода имеют право на собственную точку зрения. Они ее высказывают и на интернет-форумах, и на заседаниях рабочей группы. Это их позиция, которую мы уважаем. Но факт остается фактом: согласно СанПиН, определяющим классификацию предприятий, первый класс опасности присваивается всем производствам, которые теоретически могут представлять опасность для персонала. Не для окружающей среды! В нашем случае факторами риска для работников являются большие объемы расплавленных материалов, с которыми приходится работать. Но для того и существуют техника безопасности и защитные приспособления, чтобы риск был минимизирован. Кстати, первый класс опасности, наряду с предприятиями металлургии, присвоен, например, мясокомбинатам и птицефермам с числом несушек более 400 000.

КП: Почему для строительства предприятия был выбран Красноярск?

В.Х.: Первоначально мы хотели строить завод в Юрге (Кемеровская область), но там очень маленькие площади, на которых можно производить 60 000-80 000 т продукции. К тому же у ваших соседей уже есть два ферросплавных завода. Смотрели площадку в Минусинске, но там были сплошные руины. И вот приехали в Емельяновский район на площадку бывшего «Крастяжмаша» (11 км от города). Выкупленные нами цехи были изначально предназначены для литья металла с содержанием марганца в 13-15%. Также здесь были высокие стены, необходимые подъездные пути, коммуникации. Кроме того, Красноярский край энергоизбыточен. Нам необходимо 504 мегаватт мощности – это много. Не везде это есть.

КП: Вы думаете, вся эта шумиха - происки конкурентов, а не выражение мнения красноярцев, не желающих появления завода возле города?

В.Х.: Если взглянуть на то, как все организуется, то появляется ощущение, что там есть какой-то «дирижер». Считаю, что красноярцы сделали очень правильно, подняв экологический вопрос, но только почему нужно зацикливаться на заводе, который еще не построен? Объем ежегодных выбросов различных веществ в Красноярском крае составляет около 2,4 миллиона тонн. «Вклад» нашего завода, если он будет построен, составит в этом объеме ничтожную долю процента. Непонятно, почему люди не борются против того, что уже существует?!

КП: Кто станет потребителем продукции вашего завода, если он будет построен и запущен?

В.Х.: Общая потребность России в данной продукции - более 600 000 тонн в год. В 2010 году в нашей стране из собственной руды не было произведено ни одной тонны ферросплавов. И это при том, что на каждую тонну стали идет от 2 до 17 кг марганцевых ферросплавов! Основные клиенты - это Магнитогорский меткомбинат, «Евраз», НЛМК, предприятия группы «Мечел». Есть и более мелкие российские потребители. Мы не видим смысла вывозить продукцию за границу, когда в России цены на нее выше.

КП: Губернатору переданы 161 000 подписей красноярцев против строительства завода. На февраль назначены общественные слушания, в состав рабочей группы вошел представитель вашей компании. А 17 ноября вы объявили о том, что готовы доработать экологическую составляющую проекта. При этом многие уверены, что все уже решено и предприятие построят. Что вы об этом думаете?

В.Х.: Вопрос все равно будет решаться жителями края - Красноярску насильно мил не будешь. Сейчас мы работаем с вопросами, поступающими от общественности, депутатов и экспертов. Мы занимаемся этим ежедневно, подключая к работе и специалистов компании, и экспертов по металлургии, технологиям, экологии, медицине. Запланированы и ведутся ряд мероприятий, в ходе которых мы отвечаем на вопросы красноярцев, проводя, таким образом, общественную экологическую экспертизу проекта. Соберем все замечания и дополнения, обсудим их со специалистами, скорректируем, если понадобится, экологическую составляющую проекта.

КП: У Вас есть план «Б», что называется, если этот проект в Красноярске не получится?

В.Х.: Даже если бы он у меня был, то я пока бы его не обсуждал.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также