2018-02-22T01:11:26+03:00

Испытатель танков Олег Домрачев: «Когда рождался Т-90С, я у него каждую «косточку» прощупал»

У тагильских испытателей отношение к машинам не как к «железякам», и они жалеют их, как «заезженную лошадь» [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

В сборочном «танковом» цехе на Уралвагонзаводе дня за три до всероссийского общения премьера со своими согражданами начали готовить съемочную площадку для прямой трансляции. Мастеровитые телевизионщики из Москвы сделали выгордку, задрапировали то, что не должно видеть бдительное око постороннего в свете софитов. Все-таки закрытый цех на режимном предприятии, а не чулочная фабрика, при всем к ней уважении. Цеховые на все эти постановки смотрели с некоторым раздражением: время на заводе самое напряженное, середина декабря, дорога каждая минута, надо гнать оборонный заказ. Прямо на проходной висит плакат «24 000 вагонов – наш новый рекорд!». Вагоны – тоже святое дело.

Как проходил отбор рабочих для общения с премьером – отдельный вопрос. Выбрали, понятно, лучших, и грамотных, на несколько часов оторвали от работы. Когда все закончилось, я дозвонился до героев, которые задавали вопросы в эфире. Приехали мы на Вагонку – так называется Дзержинский район - уже под вечер, когда в цехе оставался только начальник – Игорь Холманских. Первоначальная договоренность с ним (обсудить впечатления от разговора с премьером) порушилась самым нехорошим образом. Мы с Игорем Рюриковичем договорились встретиться за территорией завода, и он пообещал позвать, несмотря на поздний час - и Олега Домрачева и Сергея Шеболина. Уговорил, не смотря на то, что они валились с ног от усталости (еще и от морального напряжения). И вот, когда мы уже промчались 130 километров по ночной трассе – все отменяется.

-Прошу извинить, но у нас изменились обстоятельства, и встреча не состоится, - ответил в трубке Игорь Холманских. – В цеху появилась срочная работа. Важный заказ, не терпит отсрочки.

-Тоже прошу меня извинить, но нас сегодня прямо с работ забрали на эфир, и мы долго ждали своей очереди, чтобы задать вопрос, потом доделывали план, и сейчас я просто валюсь с ног, - сообщил Сергей Шебалин.

Что ж, понимаем. Один из высших руководителей страны отметил, что предприятие загружено заказами и у «Уралвагонзавода» хорошие перспективы для выхода на новые модели бронетехники. Конструкторы имеют огромный опыт, наработки. Они не просто выйдут на мировой уровень, но будут на шаг впереди. То, что показывают сейчас на выставках - впечатляет. Укрепили броню, средства поражения.

Отбор для эфира рабочих мог бы показаться случайным, но ничего случайного не бывает. В 2000 году именно испытатель боевых машин Олег Домрачев показывал премьеру в Нижнем Тагиле новую технику, и даже будто бы прокатил на танке. И вполне естественно, что через 11 лет он задал в прямом эфире своему «старому знакомому» свой вопрос, а заодно и предложил гнать министра обороны из-за неадекватных заказов. Олег Домрачев – опытный испытатель боевых машин, и знает, что говорит. Его отец тоже был испытателем боевой техники. И делают они великолепные и грозные машины. Это Домрачев и его коллеги превращают на очередной выставке под Старателем Т 90С в «летающий танк». И уже на следующий день после эфира Домрачев снова мчит очередную машину на полигон.

-Трудными для машины являются и пробеги по трассе с асфальтовым покрытием – до полной выработки топлива, - рассказывает Олег. – Высокая скорость и смена экипажа каждые 4 часа, не глуша двигателей. Я для себя однажды установил рекорд: не вылезая из машины за смену проехал 270 километров. Задача испытателя выжать из машины все. И тут уже отношение к ней не как к «железяке». Ее жаль, как заезженную лошадь.

Олег описал подробности испытаний в заводской многотиражке «Машиностроитель» в 2000 году: «Вот машина буксует на барханах в пустыне Тар в Индии. Температура воздуха в тени +52 С, столб пыли за танком, пыль везде. Траки уходят в песок, опороные катки снаружи, температура резины +90 С. До песка не дотронуться, датчики показывают критическую температуру охлаждающей жидкости +120 С. Но мы выдержали раунд за раундом и в маневренности, и в стрельбе боеприпасами и ракетами с места и в движении, днем и ночью».

Олег Домрачев учился понимать боевую технику в Нижнетагильском машиностроительном техникуме, на отделении колесно-гусеничных машин. Сейчас уже нет тех преподавателей, которые преподавали ему азы «колесно-гусеничной». Зато на этом отделении (сейчас оно носит другое название – «специальные машины и устройства») преподает старейший педагог техникума Юлия Дроботенко. Ее довольно часто привлекают на завод, чтобы она решила возникшие по ходу испытаний проблемы. И тогда у них с Олегом Домрачевым и начальником цеха Игорем Холманских получается длительный разговор. Мне пришлось ненадолго забрать Юлию Васильевну у ее студентов, которым она разъясняла чертежи боевой машины. Она, кстати, внимательно смотрела эфир, где ее коллеги Домрачев и Холманских задали по вопросу. Она слышала, как Олег смело высказался по поводу нынешнего министра обороны.

-Так ведь он в тот день работал, была тяжелая смена, доводил технику, узлы агрегаты, и его вывели прямо в эфир, да еще долго ждали, вот он, наверное сгоряча и высказался, накипело, - рассуждает Юлия Васильевна, - его можно понять, они все – и конструкторы и испытатели любят свою работу, свои машины. И им бывает обидно, когда страна закупает что-то за рубежом. Я думаю, премьер прислушается к словам Олега. Прислушается к Игорю Рюриковичу Холманских, который интересуется, куда распределяются миллиарды, предназначенные для отечественной оборонной промышленности. Наши машины имеют прекрасные характеристики, она находятся на уровене иностранных аналогов, и даже превышают их, стараются все - и конструкторы и испытатели, они все любят свою работу. И им бывает обидно, когда закупают иностранное.

То, что Олег Домрачев любит свои машины – не вопрос. И работает он не только из-за денег. Хотя, конечно, семью кормить тоже надо.

-Когда рождался Т-90С, еще голый корпус стоял, я у него каждую «косточку» прощупал.., - вспоминает Олег. – А наша зарплата? (смеется). Четырнадцатилетный мальчишка в армии Арабских Эмиратов получает в 3,5 раза больше, чем мы, а ведь он, в лучшем случае, специалист по стрельбе из рогатки!

Спустя 11 лет, ситуация по зарплате, конечно, выглядит иначе. И все же для человека, отдающего свою душу заводу и любимой работе, вопрос отношения государства к важнейшей составляющей оборонного комплекса – бронетехнике, всегда будет актуален. А страна ждет от танкостроителей новинок - теперь необходимо сосредоточиться на перспективных новых технологиях.

На УВЗ ждут перемен.Съемки Владимира АНДРЕЕВА.Владимир АНДРЕЕВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также