2016-08-24T03:52:48+03:00

Юлия Андрущак, мать девочки, которую перепутали в роддоме: «Я не хочу, чтобы мою дочь отдали замуж в 16 лет»

Мама перепутанной в роддоме девочки намерена отстаивать права на своего ребенка в суде
Поделиться:
Комментарии: comments498
Девочек перепутали в роддомеДевочек перепутали в роддоме
Изменить размер текста:

В конце декабря Челябинский областной суд постановил выплатить Юлии Андрущак и Наймату Искандарову шесть миллионов рублей. Семьи россиянки и гражданина Таджикистана признаны потерпевшими по громкому делу о подмене детей. Тринадцать лет назад в роддоме маленького города, с разницей в 15 минут, на свет появились две девочки. Отцом смуглой, как персик, Иринки были Наймат Искандаров. У Юлии Андрущак появилась русоволосая и голубоглазая Анечка. Но халатные акушерки перепутали бирочки на ручках новорожденных. Навсегда поменяв девочкам судьбу.

Факт подмены вскрылся случайно, осенью прошлого года. Бывший муж Юлии не хотел выплачивать алименты. Женщина потребовала от него сдать тест ДНК. Результат был ошеломляющий: Иринка не является дочерью не только экс-мужа, но и самой Юлии.

Родная дочка отыскалась через несколько месяцев — все эти годы таджик Наймат жил в соседнем пригороде. С первой русской женой он развелся, забрал дочку, женился на единоверке. Теперь у него пять дочерей, жена опять беременна. Аня — примерная нянька и послушная дочь. Растет по законам Ислама — с обязательными ежедневными молитвами пять раз в день, и в беспрекословном подчинении отцу.

Когда прошел первый шок после знакомства двух семейств и девочки узнали правду, будущее рисовалось только в радужных красках. Юлия и Наймат выиграли суд против Копейского роддома, их поразительная история вмиг облетела весь мир. Дети сдружились, взрослые мечтали построить дома рядом, чтобы вместе воспитывать дочек.

— А потом мы начали ссориться, — говорит Юля. — И хеппи-энд о выплате шести миллионов обернулся скандалами. Не по поводу денег. Мы ругаемся из-за Анны.

Новый Год — это грех

Последний раз дочку Юлия видела 31 декабря, когда привезла ей подарки.

— Я пригласила Аню к себе — встретили бы праздник вместе, — рассказывает женщина. — Но дочь опустила глаза и пробормотала, что отмечать праздник для мусульман грех, что она тогда в рай тогда не попадет. Как на это реагировать? Все зимние каникулы Анна тоже у нас не была, говорила по телефону: то голова у нее болит, то много работы по дому. Но еще месяца назад Анечка звонила по несколько раз на дню, скучала, тянулась ко мне (семьи живут в соседних поселках — прим. авт). А сейчас у нее забрали мобильный и мне приходится звонить на номер Наймата. Если он дома, удается услышать голос Анны…И в этом время Наймат стоит рядом. Он хочет и дальше воспитывать моего ребенка в жестких религиозных рамках, потому сводит наше общение к минимуму.

Нужно искать компромисс

Религиозная тема — главный камень преткновения семейств.

— Я понимаю, разом 12 лет из жизни не вычеркнешь. Ребенок рос по определенным законам, — говорит Юлия. — Но если уж так судьба повернулась, нужно искать компромисс. Девочкой заниматься нужно, развивать ее! Читать ей хорошие книги, разговаривать с ней. Она же ни разу не была в кинотеатре, представляете! Под запретом бассейн, к минимуму сведено общение со сверстниками. Иногда задает такие наивные вопросы, что, кажется не подростком, а пятилетней малышкой. Я даже в санаторий дочек не могут отправить — Наймат считает, что это грех. На днях он купил домой компьютер и подключил интернет. Но техника общения не заменит — напротив, отдалит нас друг от друга. Да и чего хорошего она узнает из Интернета?

А что родная дочь Наймата — чернявенькая Иринка? К родному отцу она никакого интереса не проявляет. И он к ней тоже равнодушен, потому что выросла Иришка боевой и свободолюбивой девчонкой, за словом в карман не лезет и характера своего не скрывает.

«Не отдам ни минуты»

Больше всего Юлия боится, что Анну увезут в Таджикистан. Тогда влиять на будущее дочери она не сможет. А планов по отъезду Наймат не скрывает.

— Конечно, через год, когда дочкам исполнится по 14 лет, они сами смогут делать выбор, — сказал он. — Но какое решение могут принять подростки, у которых ветер в голове? Через несколько лет я собираюсь на родину. Сейчас в моей стране непростая ситуация, но я хочу вернуться.

— Меньше всего мне хочется, чтобы Анечка стала женой в 16 лет, нарожала бы кучу детей и пекла бы мужу лепешки, — говорит Юлия. — Мне рассказывали, что в Таджикистане девочка в семье — это, как бы страшно не звучало, хороший товар. И никто там не спрашивает ее желания выйти замуж, отдают и все! А русская девочка, воспитанная «по их правилам» — это вообще большая ценность. Сдаваться я не намерена. Я — мама. Добьюсь правды через суд. Из определенных дней или часов общения с дочкой не уступлю ни минуты.

КОММЕНТАРИЙ

Наталья Штрейкер, адвокат:

— В ближайшие дни мы обратимся в суд с иском об определении родительских прав Юлии. Чтобы она имела равные права в воспитании дочери. Чтобы без юлиного участия Наймат не мог принимать никаких важных решений по дальнейшей судьбе Анны.

ЧИТАТЕЛЬСКИЙ ФОРУМ НА KP.RU

Мама:

Через 5 лет Аня будет совершеннолетняя и сама разберется - где и с кем ей жить. Вот если только замуж в 16 лет не отдадут и детей не заставят рожать.

Татьяна:

А какие права имеет в этом случае родная мама? Может, как-то можно юридически можно их урегулировать? Ну, чтоб без ее разрешения не вывозить девочку за границу, в Таджикистан?

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- Вот поэтому Юлия и пытается через суд получить разрешение участвовать в жизни дочери. И шансы на положительный исход дела, как я понимаю, у нее есть. Только девочке уже сложно объяснить, что так для нее будет лучше - остаться в России, чтобы «ходить по кинотеатрам и в бассейн» (эти занятия она считает грехом).

Тата:

Жуткая ситуация. Представьте ощущения девочек… Узнать, что самый близкий тебе человек теперь абсолютно чужой… Ужас.

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- Ну как может быть чужим человек, который тебя воспитал от и до? Да, шок, да, стресс - но отношение девочек к родителям это вряд ли изменит. Ни Аня, судя по тому, как она избегает встреч с вдруг обретенной второй мамой, ни Ира интереса особого не проявляют к новым семьям. И их можно понять.

Евгений:

Надо было сразу проверять своих детей в роддоме, а то привыкли люди дальше своего носа не смотреть. Вот и получили…

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- Так, Евгений, можно и до диссертации договориться. Наверняка на ура бы приняли технологию, как мамочке тут же, в роддоме, «на глазок» проверить, твой ребенок или нет.

Анна:

Знакомый таджик свою 15-летнюю дочь отдал замуж. Я его спрашиваю: «Ты хоть понимаешь, что жизнь ей испортил?» «Да, - говорит, - но у нас так принято». И эта несчастная девчонка встает в 5 утра, чтобы прибраться и сделать завтрак для свекрови.

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- Знакомая узбечка на своей собственной свадьбе часов 8-10 на каблуках простояла в углу зала человек на 300, как украшение. За это время только раз ей мать поднесла воду. На вопрос: «И как тебе своя свадьба?» - отвечает: «Лучше свадьбы не видела». Мы разные... И нельзя в «восточный монастырь» - со своим «европейским уставом»...

Алла:

Зачем из русской девочки делать мусульманку? Это же противоестественно…

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- А кто сказал, что девочка «русская», точнее будет сказать, православная? Если человек в свои 13 говорит, что в санаторий ехать - грех... И даже если, как многие в комментариях предлагают, дождаться ее совершеннолетия, то, как вы думаете, какую для себя жизнь она выберет? То-то же.

Лидия:

А акушерок, перепутавших детей, следует лет на двадцать упечь в колонию строгого режима. Разве можно так ошибаться? Они же всем жизни сломали…

Владимир:

По поводу того, что у девочки телефон отобрали: может она, почуяв, что дома никто ей не указ, закатывает скандалы, не учится, обзывает отца, вот и отобрали. Знаю лично пару таких случаев.

Ольга:

А почему родной отец Ани не принимает участия в решении вопроса? Думаю, мусульманин скорее прислушается к мужчине.

Ответ спецкора регионального отдела «КП» Антона Арасланова:

- Вопрос, Ольга, с языка сняли. Где отец?! Женщина для Наймата, как для любого нормального восточного мужика, - не авторитет. Хотя его понять можно (рискую быть закиданным камнями теми, кто уверен, что «кровь» важнее воспитания) - зачем ему незнакомая девочка? Своей надо заниматься.

Лара:

Судя по фотографиям, девочка не похожа на ребенка, воспитывающегося в жестких мусульманских традициях: одета как обычный подросток, волосы открытые, без платка, полагающегося правоверной мусульманке…

Ксения:

Главное, чтобы Аня сама была удовлетворена своей жизнью. Если захочет что-то изменить, то изменит. А если мама будет активно прививать свои понятия о жизни, то у ребенка будет сумбур в голове и полная неудовлетворенность собой, плюс комплекс неполноценности. Маме нужно не в суд, а с психологом посоветоваться.

Мать боится, что ее дочку увезут в Таджикистан.Юлия Андрущак отстаивает права на ребенка, перепутанного в роддомеВалерий ЗВОНАРЕВ, Инна КУМЕЙКО, Виктор ЗАГВОЗДИН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также