2015-02-04T07:40:46+03:00

Группа «ХЗ»: «Мы хотели назваться «Звездочкой», потом начали украшать, и доукрашались»

Монстры российского неформата рассказали, чем сейчас живет группа с непроизносимым названием «ХЗ»: о концертах, фанатах и ненормативной лексике в песнях и в их жизни [видео]
Изменить размер текста:

"ХЗ" - группа культовая, в свое время это была самая нецензурная рок-группа СССР, потом России. Если и можно было описывать неформат в музыке - то именно Забейские песенки, как никто другой, поставили печать на этой странице русского рока.

Группе в этом году 23 года, и они по прежнему собирают полные клубы, подпевающие под краткие и сочные куплеты стихов Бегемота, положенных на музыку Карабаса. Сами ребята не любят ТВ и крайне редко дают интервью, но нашему корреспонденту Наталье Антонович, повезло пообщаться с аксакалами русского панка, и узнать, чем они сейчас живут и о чем поют новые песни.

- Вы сегодня самая неформатная группа, которая, по-моему, существует вообще в российском роке, панк-роке, рок-н-ролле. Как вообще называется ваш музыкальный стиль?

Бегемот:- Наш музыкальный стиль называется..... Я когда-то называл это развернутым панк-роком. Почему развернутым? Потому что в рамках традиционного панк-рока он не умещается. А вот в рамках того, что никаких рамок нет, то это, пожалуйста. У нас все перемешано – любой стиль, вообще никаких ограничений, никаких рамок и никаких вообще.

Я ХОТЕЛ НАЗВАТЬ ГРУППУ «АЙВЕНГО».

- Самый распространенный вопрос, наверное, который вам все задают: почему такое название матерное?

Карабас:- Ну, название, оно само как-то появилось.

- Ну, например, Звездочкой кто-то называет, кто-то… «Алисой».

Бегемот:- Мы хотели назвать «Звездочкой», потом как-то начали это дело украшать, и вот доукрашались до…Остались одни звездочки… забей.

- А не хотели никогда поменять название? - Время-то идет. Ну, можно же как-то назвать: «Хорошо забей», еще как-то.

Бегемот:- Я хотел назвать группу «Айвенго». Или, допустим, как-то благородно и красиво. А Карабас не хотел так назвать. И в результате наших бурных споров по этому поводу получилось вот такое…

Карабас:- Ну, оно как-то само родилось и так пошло-поехало. Потом, как бы, время идет, идет, вроде привыкаешь, привыкаешь, а потом менять уже ничего не охота.

- А с цензурой, как? Все крутятся на телике, а вас невозможно посмотреть.

Бегемот:- А мы против телевидения. При том, что нас и с таким названием на телике иногда крутили. А вот с хорошим названием, есть такие, которых вообще никогда не крутили. Тут, наверное, не в названии дело?

НИ РАЗУ Я НЕ СЛЫШАЛ ОТ КАРАБАСА МАТЕРНЫХ СЛОВ.

- А вообще к мату, как относитесь? Песни-то у вас, конечно, матерные. Вот я лично сижу в Интернете, в обычной жизни я столько слов матерных не говорю. А вот там – могу написать целую тираду, активно использую. А вот вы?

Карабас:- Я в Интернете вообще не пишу матом. И в жизни в принципе вообще не ругаюсь, за исключением каких-то особенных случаев выяснения отношений.

Бегемот:Я вообще помню Карабаса, когда он единственный раз матом сказал. И то, по-моему, в первом классе, когда ему двойку поставили. Больше ни разу я не слышал от него матерных слов.

- Сейчас очень много разных музыкальных групп, которые используют неформатную лексику такую в творчестве. Захар Май, «Ленинград». Как вы к их творчеству относитесь? Что вам вообще нравится? Или не нравится.

Бегемот:- Много чего не нравится: так можно брать, перебирать. Люди делают какие-то странные вещи, а другим людям нравится – приходят на концерты, слушают. Ну, ради бога.

- Ну, а у кого гармонично получается? У вас гармонично получается. А у кого-то может еще какие-то группы?

Карабас:- «Лаэртский Бэнд» в этом смысле.

- Ну, он классика.

Бегемот: - Он классика. Причем наверняка как-то повлиял отчасти на наше творчество. Да, там были стихи и песни. Скажем, с матом, до того, как я его услышал когда-то. Но когда я его увидел первый раз, году в 88-м, наверное, для меня это было такое откровение.

НАСТОЯЩЕЕ ТВОРЧЕСТВО ДОЛЖНО ВЫХОДИТЬ ЗА РАМКИ.

- Я думаю, что на мате на самом деле не заканчивается – вы, как ребята нестандартные. Вот. что для вас вообще слово неформат? Если мы берем позитивный неформат.

Бегемот:- Позитивный неформат. Я считаю, что все позитивное, все творческое, настоящее творчество, изначально должно выходить за рамки какого-то формата. Если художник – есть какой-то формат, стиль, школа. Если этот художник талантлив, он пару закорючек нарисует и выйдет за этот формат, за этот стиль, и будет как-то интереснее, что-то новое добавит. А когда тупо по рельсам ехать: ну, хорошо, колеса тык-тык-тык. А где великое искусство? Должно быть что-то новое. Должно быть движение. Каждый должен какие-то штрихи неформатные в этот формат вносить, расширять границы этого неформата или хрен знает чего. В конечном итоге должно быть постоянно, что-то выходящее за рамки, тогда получается жизнь, получается движение.

- А сами какую музыку слушаете? Можете вы сами себя слушать?

Карабас:- Себя слушать невозможно, тем более, когда записью занимаешься, наслушаешься – и все. Когда альбом выходит – я уже слушать не могу.

Бегемот:- Я Карабаса тоже слушать не могу. Только в процессе.

- А почему Бегемот не поет?

Карабас:- Поет.

- Но очень мало поет.

Бегемот:- Зажимают меня, просто зажимают.

СЛУШАЮ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО СОВЕТСКУЮ ЭСТРАДУ

- Какой вам стиль музыки нравится?

Бегемот:- Я, например, много лет последних слушаю исключительно советскую эстраду 60-70-х годов. Совершенно серьезно – я на этой музыке вырос.

- А кого именно? Я еще не родилась в 60-е?

Бегемот:- «Веселые ребята», «Голубые гитары» - просто нечто. «Поющие гитары», Ободзинский, Мулерман, Анатолий Королев. Это одна часть. Другая часть, какие-то неформатные вещи люди записывали, как это назвать, блатные, не блатные, шансон, ретро-шансон. И барды и не барды, то есть люди, которые записывали песни, которые нигде не крутили, но которых все слушали, переписывали.

- В общем, легкий такой вариант?

Бегемот:- Нет, тяжелые. Мне не нравятся песни, как «сижу на нарах…», а именно дворовые сумасшедшие вещи. Васильковое платье, глаза-васильки, про девчонок, эти тополя-ля-ля-ля. Всякое такое.

- В общем, какого-нибудь Мэрилин Мэнсона никто не слушал?

Бегемот:- Это уже все, проехали. Было и есть много. И давно уже не слушаю, это скучно. Вот Тома Уэйтса слушаю, люблю, обожаю.

- А Карабас?

Карабас:- У меня другая специфика. Я по профессии звукорежиссер. В принципе, много лет работал на разных студиях с разными артистами. И в силу деятельности такой слушал разную музыку – любую. Есть вещи, типа Led Zeppelin.

- Ну Алену Апину вы же не будете слушать или Аллу Пугачеву?

Карабас:- С Аленой Апиной я много работал. И песни с ней записывал – с разными артистами. А что? Песни у нее хорошие, серьезно.

- Я для примера, я никого обидеть не хотела.

Карабас:- Надо отдать должное, что у нее есть вещи лучше, чем многие из тех, кто в эфире сейчас, по радио, типа звезды. Вообще тоска смертная.

- Сейчас все однообразное очень идет.

Карабас:- Поэтому я слушаю любую музыку, всегда интересуюсь любыми: и тяжелыми, и легкой, и эстрадой, и джазовые вещи слушаю.

- А есть какие-то молодые группы, которых вы могли бы просто порекомендовать? Что они неформатные, интересные, и их можно было бы послушать.

Бегемот:- Классная группа в Екатеринбурге, называется «Концы» - просто, улет. Песня про Элвиса.

Карабас:- Они вообще такие ребята молодые, очень энергичные, очень задорно играют. Их пока нигде нет. Они у себя в регионе известны. Они записали альбом. Я думаю, что у них может получиться.

РОДИТЕЛИ УЗНАЛИ СОВСЕМ НЕДАВНО..

- Вот у вас есть песенка про Анфису Чехову. На вас звезды не обижаются?

Бегемот:- А чего на нас обижаться? Мы никого не обижаем. Песня добрая, пикантная. Я бы даже сказал, она нежная.

Карабас: Тем более мы были у нее в передаче на телевидении. - И у нас остались очень трепетные, нежные и хорошие воспоминания о ней.

- А как близкие люди относятся к вашему творчеству? Слушают вас?

Карабас:- Родители мои не принимают. Им тяжело. Они. Правда, узнали совсем недавно, буквально год назад.

Бегемот:- Перевели стрелки на меня.

Карабас:- Я сказал, что это он на меня повлиял и всю жизнь испортил. Бегемот:- А мои родители в курсе. Папе нравится, а мама говорит: клеевая музыка, только вот слова, не очень.

- А теща не обижается за Газель?

Бегемот:- Нет, теща не обижается за Газель, у тещи все в порядке. У нее «Бентли».

ХЗ. Фото: Натан АНТОНОВИЧ

ХЗ.Фото: Натан АНТОНОВИЧ

ИНОГДА БЫВАЕТ, ЧТО ДРУЗЬЯ ЗАТЯГИВАЮТ

- Вот прошло уже какое-то время. Что у вас меняется с годами в вашем творчестве, в музыке? Стало ли меньше эпатажа? Стало ли меньше китча?

Карабас:- Начнем с того, что эпатажа вообще никогда не было. - И цели такой не было.

- Вы просто сами по себе такие?

Карабас:- Нет, в то время, в 90-м году мы были одни такие после армии. Время такое было. Перестройки, все дела. Но сказать, что это специально какой-то эпатаж… Были какие-то стихи написаны, не знаю, спели песни.

- Ну, а даже само поведение после концерта… Что вы делаете после концертов? Раньше я думала, что вы шли куда-то… отдыхать.

Карабас:- Нет, мы пушистые.

Бегемот:- Мы общаемся с нашей публикой, с людьми, мы без пафоса, запросто. Можно подойти, поговорить, сфотографироваться. У нас нет такого, что мы такие артисты…

- Просто встали и поехали домой?

Бегемот:- У нас такая ситуация, что мы концерты даем только последние пять лет. До этого мы не давали концертов вообще. У нас не было такой цели и желания. Были какие-то поползновения, чтобы могло бы быть, но как-то вроде неохота, да и не надо. 15 лет мы вообще только альбомы записывали.

Карабас:- Поэтому сейчас. когда концерты идут, то как бы уже взрослые, куда-то там ехать, гулять, шуметь. Иногда бывает, что друзья затягивают, но в принципе всегда по-скромному… Тихо, мирно.

- Телик смотрите?

Бегемот:- Я не смотрю, я его щелкаю. Зараза-пульт: вот щелкаешь, щелкаешь бесконечно. Смотреть, правда, нечего. Но я щелкаю – болезнь какая-то, клиника. Можно часами щелкать, вместо того, чтобы пойти сочинить прекрасное стихотворение про выборы, я буду сидеть и щелкать.

- Ничего интересного вы выделить не можете или смешного? Вы же веселые ребята.

Бегемот:- Нет. Наткнешься на какую-нибудь ахинею, начиная с того, как дельфинчик провалился в канализационный люк. И вот там, на полном серьезе, люди вытаскивают его, как бы не поцарапать. И часами об этом рассказывают – подвиг совершили.

РАДОСТЬ ДАРИТЬ

- Что для вас радость?

Карабас:- Радость, это, например, творчество. Творческие процессы доставляют радость, когда делаешь-делаешь, и оно получилось, и получилось здорово. Сам по себе процесс… Я такой человек, если мне что-то не нравится, я делать не буду ни за что, хоть тресни. Но то, что я делаю, мне нравится – я музыкой занимаюсь. Или плитку кладу. Вот мне нравится: я кладу плитку, зашибись. Потом надоело – я пошел музыку делать. Раз – рисовать. И вот это приносит радость. Конечно, очень важно, приятно, когда люди реагируют, что ты что-то сделал. а людям нравится. Это ощущение нельзя ниоткуда получить, его ни за деньги нельзя купить, ни утащить это ощущение. Когда люди радуются в зале… Это особенное ощущение.

Бегемот:- Положил мне плитку, и я не могу ходить по ней: я радуюсь Пришлось купить другое жилье, а сюда прихожу радоваться.

- Творчество, которое не относится к музыке. Возьмем хобби: картины. Я не знала, что вы рисуете, пока не полазила в Интернете, у вас на сайте.

Карабас:- Я всегда рисовал, еще со школьных времен: на партах и на учебниках. На дневниках. Всегда всем разрисовывал. Бегемот:- И любимчиком был у учителя рисования, Бориса Алексеевича.

Карабас:- Он мне всегда четверки ставил. Бегемот:- А мне тройки – у меня руки кривые под это дело были всегда.

- А Бегемот не рисует?

Бегемот:- Нет, вот чего не дано, то не дано.

- А какое у тебя хобби? На даче красить забор, это я поняла.

Бегемот:- У меня не хобби, в деревне огород – это рутина. А вот то, что радость приносит искреннюю, неподдельную, это ходить в лес и собирать белые грибы корзинами. Вот это действительно радость. Фотографирую. Хобби – охота, хожу, птичек стреляю, зайчиков.

- А кто мультики рисует ваши? Аватарки с мультиками?

Бегемот:- Карабас у нас все рисует.

- А кто придумал мультики? Музыка одна, и, если честно, вы с мультиками у меня никогда не ассоциировались никогда.

Карабас:- Мультиков там много, и они разные. - Если брать обложки альбомов, это одно.

- Но вы и сами как персонажи мультяшные?

Карабас:- У нас такого нет. У нас есть одна большая работа 95-го года, где у нас мультфильм вышел из пластилина. Там мы совместно делали с человеком. Очень интересная большая работа. Там, может быть, мы на себя похожи. А все остальное я рисую диски, картинки, афиши. У нас на каждый концерт уникальная афиша. Каждый концерт – какая-то новая тема концерта.

- А где вы вешаете свои афиши?

Карабас:- Нигде, на страничке в Интернете.

- А как люди? У вас ведь много людей приходит на концерты. Как они узнают?

Карабас:- Я думаю, через сайт (hzb.ru).

- Расскажите про свой сайт. Что у вас там интересного? Он ведь большой, он очень быстро работает.

Бегемот:- На сайте есть очень интересный раздел, он называется что-то про стихи. В общем, люди присылают свои стихи. Если надо кому-нибудь вынести мозг, пускай почитают это.

- У вас еще радио есть, один раз ночью наткнулась на какую-то песню, которую потом очень долго по куплету этой песни я искала в интернете. Потому что я слышала это лет 10, а, может быть, даже и больше, назад. Интересно, что это за радио, и что там есть? Есть какие-то передачи, где вас можно услышать, вам позвонить?

Карабас:- Это радио заработало только последние полгода – мы включили на сайте. У нас раньше не было. Пока там крутится все наше творчество. Крутится творчество наших друзей: Леша Заев, к сожалению, умерший в прошлом году. Очень интересный, необычный человек, очень талантливый. Мы его творчество пропагандируем, насколько можем. Речевые передачи, типа новости и социальные проекты, может быть, они когда-то будут, но пока мы до них не добрались. Технически возможно. Все есть для этого. Другое дело. Что не хватает времени. К сожалению, поскольку мы это делаем все сами...

В ЭТОМ ГОДУ ГРУППЕ 23 ГОДА

- Когда выходит новый альбом?

Бегемот:- Новый альбом выйдет сразу, как мы его запишем. Надо мечтать про конец апреля на эту тему. Я думаю, что удастся все сделать.

- Я думаю, вашим фанатам будет очень интересно послушать, потому что у вас на форуме я видела такие бойни: обсуждение одной песни заняло пять или шесть страниц. Сколько у вас человек приходит в неделю на сайт? Я просто не представляю такой активности даже в некоторых социальных сетях.

Карабас:- У нас не сказать. что много – в день приходит тысячу человек.

- А люди, вот у вас есть раздел, где они фотографии свои присылают или что-то типа социальной сети?

Карабас:- Это немножко в грубой форме социальная сеть. Это просто люди, которые любят наше творчество. Они присылают из города какого-нибудь Сыктывкара.

- Люди довольно взрослые?

Карабас:- Да, в основном, это наше поколение.

Бегемот:- Люди, которые слушали нас, в этом году группе 23 года. Люди выросли на этих песнях, людям нравится. И есть какое-то продолжение, потому что мы сочиняем песни, постоянно процесс идет. Поэтому людям интересно. А молодежь, как бы…

- Да, как молодежь к вам попадает? Я, если честно, на кассетах вас слушала, и до сих пор бы слушала, если бы кассеты не отменяли. Молодежь сейчас отличается от нас с вами. У нее менталитет другой. И уже воспринимать даже матерные слова им проще в жестком каком-то контексте, чем в контексте мягком, типично игровом. И поэтому мне даже очень странно видеть у вас людей, которым 20 лет. Как они вас находят?

Карабас:- Приходят и людям интересно. Конечно, нет такой массовости 20-летних. В основном люди более взрослые.

ЗА ВСЮ ЖИЗНЬ НИ ОДИН ИДИОТ НЕ ПОЗВОНИЛ ПРОСТО ТАК

- А социальные сети? Колитесь, где вот вас могут найти фанаты? Ведь всем уже по сайтам лазить давно лень. Все сидят в каком-нибудь Вконтакте.

Карабас:- И в Контакте у нас есть группы. И есть в Фейсбуке группа.

- Вы сами ее ведете?

Карабас:- Да, сам веду. И с удовольствием общаюсь, люди пишут, на почту пишут всегда, сообщения присылают.

- А не страшно свой мобильный телефон выкладывать?

Бегемот:- Его же нельзя украсть.

- Нет, не в этом дело. Просто какие-то маньяки начнут одолевать или фанатки.

Бегемот:- У нас публика взрослая, умная. Мне за всю жизнь ни один идиот не позвонил просто так, потому что он идиот. Бывает, пьяный человек позвонит, но от большой любви сказать, как он меня любит. Узнать, как там что-то, чего-то. По-хорошему, без напрягов. А такого дебилизма нет.

- А какие-то забавные случаи можете вспомнить с фанатками?

Карабас:- Из забавных обычно всякие предложения приехать куда-нибудь пожарить мне мясо. Причем, мясо и водки с собой. И приезжайте, и мы очень будем… с удовольствием посидим.

Бегемот:- Бывает, наверное, от большой любви человек мне названивает: «Бегемот, надо бы стихов почитать, выступить». Ну, ладно. Потом выясняется, что человеку надо просто в кафешку просто подойти к столику и прочитать стихов ему. Честно говоря, не доехал. Но был очень тронут.

- А барышни, не пишут вам, Бегемот, любовных стихов?

Бегемот:- Нет.

- А вы сами не сидите в социальных сетях?

Бегемот:- Я как бы с трудом.

Карабас:- Три дня регистрируется – 25 звонков от него.

Бегемот:- С Контактом я даже научился фотокарточки вкладывать туда, отвечать. Но мне никто не пишет, что меня любит, хочет и ждет где-то.

- Что хорошего от Интернета у вас есть кроме музыки, пиара или просто для общения с фанатами. Для себя, как для человека?

Бегемот:- Очень удобно деньги на телефон класть.

Карабас:У меня есть несколько сайтов, которые я посещаю. Там я слежу в Живом Журнале за парой людей, которые выкладывают фотки интересные.- Но чтобы я так активно пользовался и лазил, что-то выискивал, в основном, нет. В основном, какие-то технические новинки, если.

- А музыку скачать чью-нибудь? Киношечку посмотреть?

Карабас:- Музыку, да.

- Как к халяве в Интернете относитесь? Вас ведь тоже можно на халяву скачать.

Карабас:- Я за то, чтобы соблюдались авторские права. Все это, конечно, правильно. Мы сами выпускаем. Сами делаем и сами вкладываем в это деньги. И то, что у нас продается, мы эти деньги получаем все сами.- Пускай это немного, небольшими тиражами, но это, по крайней мере, все наше.

- Сейчас такие сервисы типа Thankyou.ru, где люди размещают свои песни, и фанаты могут просто заплатить.

Карабас:- У нас есть на одном сайте – у нас выложено несколько альбомов. Люди могут скачивать и какие-то вознаграждения оставлять.

- И как, успешно?

Карабас:- Честно говоря за два или три года, у нас это дело существует, очень вяло.

- Кто больше платит? Зарубежные или…?

Бегемот:- Зарубежные, наши не платят. Наших практически нет.

Карабас:- В основном люди, которые живут в Европе, русские, две трети не наши.

- Самое страшное ругательство без мата, можете сказать?

Бегемот:- Карабас.

Карабас:- Слово «дурак» мне нравится.

ИНОПЛАНЕТЯНЕ - ОНИ ХОРОШИЕ.

- Инопланетяне в творчестве – моя любимая тема. Вы в детстве их любили? Откуда это все?

Карабас:- Это надежда на что-то доброе, светлое.

- Без углубления, что эти инопланетяне делают. Просто их у вас столько! Девушки все инопланетные. Значит, инопланетяне улетают, прилетают. Космонавтами быть не хотели?

Бегемот:- Инопланетяне, это идеал, наверное. Вот если бы сейчас выбирали президента. Конечно, мы бы выбрали инопланетянина. Потому что только инопланетянин может соответствовать чаяниям и желаниям народа. А как еще?

- Может быть, он будет злой и неправильный?

Бегемот:- Нет, хороший инопланетянин. Ты видела же наших? Инопланетяне - они хорошие.

- С концертами вы по стране ездите? Владивосток, Улан-Удэ?

Бегемот:- Нельзя сказать, что уж так. Бывает, что мы выезжаем иногда в какие-то города, где нас любят, куда нас приглашают. И мы там играем.

- Я вот сто процентов уверена, что за границей куча ваших фанатов.

Карабас:- Я играл в Америке, но один, без группы.

Бегемот:- В переходе подземном.

Карабас:- В зале как бы, на гитарке играл. Пришли люди, продали билеты. И даже было прикольно. И люди интересуются. Но, другое дело, что здесь очень сильно зависит от организаторов. Должны заниматься этим организаторы, промоутеры. Коммерческая выгода для них, видимо, маленькая.

- А сами не хотите завести какого-нибудь пиарщика. который будет обзванивать залы где-нибудь в России? Я думаю, что сейчас это было бы самое то, что нужно.

Карабас:- Мне тоже так кажется, но что-то пока не складывается. Самим это сложно.

Бегемот:- Сами мы творчеством занимаемся и как организовывать все? Нас не хватит на все. А жить когда?

- Пожелайте что-то своим поклонникам, людям, которые вас слушают.

Карабас:- Основное пожелание, чтобы люди жили и радовались. Радовались от того, что они делают, и от того, что происходит вокруг. В нашей стране позитива не хватает катастрофически. Все угрюмые, всем тяжело, все плохо. Самое главное, надо, чтобы люди как-то больше радовались. Мы стараемся своим творчеством как-то в эту сторону двинуть. Ну, уж, как получается.

Бегемот:- И, конечно, не опускать руки и не отчаиваться. Потому что наши инопланетяне обязательно прилетят скоро. Не нужно сидеть и тупо ждать. Нужно жить своей жизнью, трудиться, и прилетят они, прилетят, все нормально будет.

Фоторепортаж: как "ХЗ" спели вместе со зрителями в Трамплине.

Еще больше материалов по теме: «Русский рок: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: