Общество

В 50 км от Москвы прошла битва с албанцами!

Корреспондент «Комсомолки» отправилась под Ногинск, где в эти выходные проходила межсезонная игра страйкболистов

Суббота, подъем с первым петухом, быстрые сборы и мы уже в пути. На этот раз место игры - город Ногинск, а точнее спрятанный в лесу «гарнизон А». Бывший детский лагерь, который сейчас фанаты страйкбола переделали специально под игры.

Гуляю по казармам: солдатские койки, самовары на деревянных столах. Портреты Сталина на стенах, и бюсты Ленина на полках с книгами того же времени. Вокруг ходят люди в фуфайках, шинелях и пилотках с красной звездной.

Но вот из соседней палатки выходят американские и русские военные -уже в современной форме. Хочется ущипнуть себя: проверить, точно ли я не сплю? Такое ощущение, что я на съемках фильма «Мы из будущего»!

Командир «гарнизона А» Андрей объясняет:

Вся территория этого гарнизона сделана в стиле советского времени( казармы, столовые, штаб и тд )В страйкбол здесь играют с 2010 года. Отличное место — удобно и недалеко от столицы. Каждый раз у игры свой сценарий.

Подхватил кто-то из игроков :

Тут тебе и «Куба», по мотивам карибского кризиса. «Гренада» - операция вооруженных сил США по вторжению на Гренаду. Была игра по мотивам книги «Метро 2033» -по пост-апокалиптическому роману Дмитрия Глуховского. (По сюжету все москвичи перебрались жить в подземку.)

Сегодня у нас игра по мотивам югославских событий 1999 года. Поэтому тут и войска ООН, и сербы с албанцами. Да во что мы только не играем.

Пока одни попивали чай, проверяли оружие, мне удалось поговорить с командиром одной из команд - «Алабама» - Антоном.

- Свободные выходные у страйболиста, это редкость: если нет игры, мы проводим тренировки. Чтобы семья и близкие не обижались, стараемся их тоже увлечь. Так что тут и мамы, и жены и дети бывают. Кто-то просто поддерживает своих в не игровой зоне. А некоторые из жен встают под ружье, и становятся боевыми товарищем. Ребята все разные, тут не только офисный планктон, который хочет разрядки.

За годы игры, я кого только не встречал: и юристы с банкирами, и машинисты со слесарями. Ограничение у нас только одно — играть можно с 18 лет.

ФОРМА НАСТОЯЩАЯ, НА ПЛЕЧЕ - КАЛАШ

Осматриваю территорию. Рядом с казармами ребята, в камуфляже и голубых беретах, что-то усердно приклеивают на джип.

Реальные имена парни на поле боя меняют на позывные.

Клим, Муха и Каспер, не отрываясь от усердной работы над джипом, рассказали — они отыгрывают американский спецназ. Разрешили себя обыскать: чтобы составить представление, что надо настоящему страйкболисту.

- Самое главное - это защитные очки, без них не одна живая душа на игровую зону попасть не может. Форма того подразделения, за которое играет команда. Выбирай не хочу, к игре допускаются любая реальная форма: с середины 20-го века по настоящее время. Разгрузочный бронежилет с дополнительными магазинами, подсумок с тысячью нужных мелочей, настоящие рации с наушниками для связи, а вот нож на поясе - пластиковая имитация. Нашивка-эмблема команды.

И самое главное привод, так называемая мягкая пневматика, изготовленная из легких сплавов металлов, выстрел из которой не наносит ущерб здоровью. Тут и М-16 и Калашников, М-4 и СВД. Некоторые модели ну совсем как настоящие, другие видно: все-таки макет.

ПОЛЕ БОЯ, ОГОНЬ И ПЛЕН

Мне не пришлось выбирать, на чьей стороне играть, - я осталась собой. Вот только из обычного корреспондента превратилась в военного журналиста, работающего в горячей точке. Меня отправили в штаб американских миротворцев.

-Так, гражданская, держись подальше от окон, скоро тут будет жарко, - объясняет Антон, превратившийся теперь в мистера Смита.

И Смит не ошибся: уже через 10 минут по штабу открыли огонь. Появились первые жертвы. Раненных прятали в укрытия, убитые повязывали красные ленты и отправлялись на 20 минут в «мертвяк» (специальная зона для убитых). Если в тебя попали один раз, ты ранен, два - убит.

Прошел час, а огонь по нам не прекращался, мы ждали подкрепление. В штабе появились пленные, начался допрос.

«Кто? Откуда? Где засели, по-какому праву открыли огонь по штабу?»

Но пленный, как и положено настоящему солдату, своих не сдал.

НА НАС НАПАЛИ АЛБАНЦЫ

Мистер Смит скомандовал — журналистов перевести в безопасное место. Покидать штаб я не хотела, но приказы командира не обсуждаются...

Над головой свистят пули. Страшно! Да и не самое это приятное ощущение, получить пластиковой пулей, одно успокаивает максимум синяк. Остальные травмы мало вероятны, ведь технику безопасности я соблюла.

Буквально в 10 метрах от укрытия на нас напали албанцы! Ребята, выполняя приказ мистера Смита, защищали меня как могли. Но увы — были убиты. А я рванула куда глаза глядят. Даже не подозревала, что умею так быстро бегать. Пришла в себя уже в лесу. Спаслась!

Вокруг ездили и стреляли Уазики, недалеко я увидела палатку, и решила ползти к ней, прямо под шквалом пластиковых пуль.

В палатке оказались пленные - трое ребят ждали, когда их спасут «свои». Нет уж — в плен мне ни капли не хотелось. Пока охрана, не заметила, я быстро выбралась из палатки.

У кромки леса наконец заметила голубые береты миротворцев.

-Мы играем на честность, и если в тебя попали, повязываешь красную ленту и вперед в «мертвяк», шепотом рассказывает лежащий в засаде Lexx, в жизни просто Леша. - Несознанки бывают, но редко. С этим боремся, наказания разные, от всеобщего порицания, до отстранения всей команды от игр. Мы же для себя играем, да и игроки почти все друг друга знают...

Да, конечно, мы те же мальчишки, - только нас отличают масштабы «войнушек» и стоимость игрушек.

Тут наc обнаружили. И снова пришлось рвануть в укрытие под крики: «Беги , я прикрою!»

ПОД ЗАНАВЕС

Игра закончилась, когда начало темнеть. Все команды собрались в лагере. И еще пять минут назад враждующие стороны пожимали друг другу руки, улыбались и обсуждали острые моменты игры. Рекой лился горячий чай и смех. Я так и не поняла, кто выиграл, да и самих ребят это особо не волновало. Всем важна сама игра, участия в ней, и то какие эмоции она дает. А это немало. За все время, что шла игра, мое сердце хотело выскочить из груди, а адреналин в крови зашкаливал. Когда бежала под пулями не раз, как положено, вспомнила маму...

Попрощавшись с ребятами и получив памятный значок об игре «Югославия 1999 года», я покинула гарнизон. Меня провожали с улыбкой, предлагали приехать еще раз. И, наверное, я приеду. Но только не играть — поболеть за ребят из команды «Алабама», которые так отважно меня спасали.

А сама война — это все-таки мужское дело. Даже игрушечная...

СПРАВКА «КП»

Страйкбол - некоммерческая, военная игра по мотивам реальных военных конфликтов. Пришла к нам из Японии еще в 1996 году - и сейчас ее популярность только растет. Игры проходят 2-3 раза в месяц. В страйкобеле могут участвовать не только команды от 10 до 50 человек, но и бронетехника, уазики, джипы и тд. В общем все по взрослому, как в настоящей войне!

На игру собирается от 300 до несколько тысяч человек, из Москвы и области. На крупные игры команды приезжают со всей России.

Бойцы стреляют пластиковыми шариками 6мм или 8 мм- это одно из принципиальных отличий от пейнтбола, где «пуляют» краской. Для каждой игры свой сценарий, в котором прописаны цели и задачи боя. За выполнение заданий (от захвата вражеской территории, до взятия в плен врага) команда получает очки. По итогу организаторы подсчитывают результаты, и объявляют победителя.

Страйкбол далеко не дешевый вид отдыха. Стоимость экипировки варьируется от десяти до нескольких сот тысяч рублей. Все игры проходят на специальных полигонах.

Информация заранее публикуется в Интернете, на специальных сайтах, посвященных страйкболу. Там же можно найти подробный маршрут проезда, особенности и условия полигона.

Новичкам советуют попробовать свои силы сначала в Лыткарино. Это заброшенный детский лагерь, недалеко от Москвы. Там есть все условия, чтобы освоить азы страйкбола. И леса и поля, и заброшенные здания.

Страйкбол -так же популярен в Белоруссии и на Украине.