Общество

В Молдове детектор лжи спасает семьи от развода

Чаще всего проверку на полиграфе проходят мужья и жены, чьи вторые половинки подозревают их в неверности.
Детектор лжи не проведешь! Как ни крути, а правда в любом случае выплывет наружу.

Детектор лжи не проведешь! Как ни крути, а правда в любом случае выплывет наружу.

Она бежала по лужам под летним ливнем босая, держа в руках босоножки. Именно белые босоножки меня растрогали и привлекли внимание. Сначала. Тоже захотелось подставить лицо под этот веселый, теп­лый дождь и, как в детстве, шлепать по лужам босиком... Я проезжал мимо на машине, остановился, предложил подвезти.

Нам с Викой было безумно хорошо вместе. День начинался с любимого голоса и заканчивался им же. И это было прекрасно! Мне хотелось защитить любимую от всех горестей, напастей и невзгод. Пусть бы что-то случилось, не очень страшное, но чтобы я «отвел тучи руками», чтобы Викусечка увидела, как я ее люблю. Мы дышали, жили и чувствовали в унисон. Иногда становилось страшно: неужели счастье может быть таким долгим и не заканчиваться?

Свадьбу сыграли шумную и яркую. Вскоре у нас появился сынишка. Жена сидела дома с маленьким, я пропадал на работе сутками, чтобы обеспечить семью. Тогда-то и начались первые нелады. Вика стала обвинять меня в том, что я мало внимания уделяю семье, началась беспричинная ревность. Жена стала ревновать меня даже к коллегам женского пола, а мой взгляд, брошенный исподтишка на уличную красотку, мог вызвать ее слезы... Я отправлялся в командировку, и начиналось аутодафе.

- Ты мне изменять не будешь? - спрашивала Вика.

- Нет, конечно, отвечал, я же люблю тебя! А по возвращении допрос:

- Поклянись, что не изменял!

Я клялся. А что поделаешь, мне хотелось, чтобы в семье все было безоблачно, чтобы вернулись те времена, когда мы доверяли друг другу безгранично. Мой мобильник проверялся, каждый мой шаг контролировался. Вика могла позвонить в неурочное время, когда у меня планерка или важная встреча. Если я не отвечал в этот момент, меня ждал «час гнева».

Так прошло два года. Тяжелых года. В конце концов, чтобы сохранить семью, я сам предложил Вике проверить меня на детекторе лжи.

- В Кишиневе сегодня это можно свободно сделать, - убеждал я жену. - Гарантия — стопроцентная. Если я окажусь чист, ты мне будешь верить всегда и перестанешь ревновать по каждому пустяку. Согласна?

Вика сразу согласилась. Приятель-бизнесмен, при наборе сотрудников нередко пользовавшийся услугами полиграфа, дал мне телефон филиала Московского института НЛП, и я позвонил. Оказывается, у нас в Кишиневе уже четыре года, как можно установить истину на детекторе лжи.

Нас встретил полиграфолог Владимир Янушек, добродушный и внимательный, как и полагается психологу, мужик. Накануне он около двух часов беседовал с Викой с глазу на глаз, а потом предложил мне встретиться на следующий день.

- Это совершенно безвредная процедура, - успокоил он нас с Викой. - Я подсоединяю датчики к телу, которые снимают реакции организма на мои вопросы: тремор, реакции подсознания...

Владимир Оттович заставил меня сесть на тонкую подушку, от которой к компьютеру шел провод:

- Регистрирует тремор и неосознанные движения, - объяснил он.

Прикрепил два датчика на груди и животе:

- Регистрируют верхнее и нижнее дыхание.

Затем пришел черед датчика, фиксирующего давление. Кроме этого, надел на указательный, средний и безымянный пальцы датчики, регистрирующие сопротивление кожи, кожно-гальваническую реакцию и фиксирующие фотоплетизмаграмму.

- Он регистрирует работу сердца, - пояснил полиграфолог.

Я сидел как на иголках. А вдруг детектор лжи ошибется и выдаст результат, что я изменял жене. Такого никогда не было, но это все же машина, бездушное существо.

- Не бойтесь, - успокаивал Владимир Оттович. - Ошибки быть не может.

Вся проверка длилась около двух часов. За это время полиграфолог задал мне около 150 вопросов, начиная с невинного: был ли я в этом году в командировке, заканчивая прямым вопросом: изменял ли я жене. На все вопросы надо было отвечать только «да» или «нет». Естественно, я ответил: «Нет»!

- Все, мы закончили, но результат я скажу завтра, - сказал Владимир Оттович, снимая с моего тела датчики.

На следующий день мы с Викой опять явились к полиграфологу.

- Ваш муж вам никогда не изменял! - сказал ей Владимир Оттович. - Он вам верен и любит только вас.

Камень упал с души. А если бы я хоть раз за эти два года изменил Вике, то сейчас мой брак приказал бы долго жить.

- Ты у меня одна! - я обнял жену. - И всегда будешь самой желанной, единственной и неповторимой.

Викусечка светилась счастьем. Сейчас мы вновь живем с любимой душа в душу. Вернулись те славные, беззаботные времена, когда мы растворялись друг в друге. Вот так детектор лжи спас нашу семью от развода. Мы подумываем о втором ребенке. И, если для сохранения семьи мне надо будет опять пообщаться с Владимиром Оттовичем, я с радостью соглашусь. Это не больно и необременительно. Правда, только для тех, кому скрывать нечего. А вам есть, что скрывать от вашей второй половинки?

ГДЕ В КИШИНЕВЕ МОЖНО ПРОЙТИ ПРОВЕРКУ НА ДЕТЕКТОРЕ ЛЖИ

Филиал Московского института НЛП находится по адресу: улица Киевская, 4/2. Телефон: 83-83-93. Стоимость проверки на полиграфе — от 60 до 120 евро.

КТО В КИШИНЕВЕ ЧАЩЕ ВСЕГО ПРОХОДИТ ПРОВЕРКУ НА ПОЛИГРАФЕ

По словам сотрудника филиала Московского института НЛП в Кишиневе, полиграфолога Владимира Янушека, около 60% обратившихся - это мужья и жены, подозревающие своих вторых половинок в неверности:

- Эти люди очень ревнивы. Но чаще всего полиграф показывает, что их сомнения в неверности беспочвенны. Нам удается сохранить семьи от развода. Это очень приятно, когда полиграф показывает, что человек ни в чем не виноват. Поэтому мы, полиграфологи, называем полиграф не «детектором лжи», а «детектором правды».

Нередко обращаются бизнесмены, подозревающие своих подчиненных в хищениях или домочадцев, прислугу в кражах. Таковых около 30%.

- Помнится в обеспеченной семье все время пропадали деньги. Немалые суммы, по 10 тысяч леев. Родители грешили на 20-летнего сына. Тот оправдываться не стал и сам предложил провериться на детекторе лжи. Парень оказался чист. А директор крупного предприятия заподозрил своего зама в хищениях. Вот тут сомнения оправдались.

Еще около 10% составляют люди, которые руководство предприятия проверяет при приеме на работу.

- Проверка на полиграфе — добровольное дело, - продолжает Владимир Оттович. - Можно и отказаться. Но если тебе скрывать нечего, то и отказываться незачем.