2016-08-24T03:43:06+03:00

Владимир Пучков: Всё, что касается слухов – это недоработка руководителей на местах

Глава МЧС побывал в эфире программы «Только у нас» [стенограмма, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments4

Глава МЧС Владимир Пучков рассказал о реальной ситуации на Кубани [Эфир КП-ТВ].Министр МЧС рассказал о подробностях катастрофы, произошедшей на Кубани

Изменить размер текста:

Михаил Антонов:

- В эфире программа «Только у нас». Мы приветствуем и телезрителей, и радиослушателей, и тех, кто нас слышит через интернет, и тех, кто внимательно, начиная прямо с воскресенья, следили за трагедией, которая случилась на Кубани. Крымск, Геленджик, Новороссийск. Фотографии, мнение очевидцев, огромное количество сообщений в социальных сетях. Сегодня мы будем говорить на эту тему в течение достаточного долгого времени.

«С высоты птичьего полета Неберджаевское водохранилище похоже на огромную мутную лужу. Чуть ниже светло-коричневыми ленточками расходятся русла ручейков и рек. Из иллюминатора вертолета они кажутся совсем миниатюрными, однако в ночь на 7 июля ураганная стихия сметала здесь все на своем пути. В местной 11-й школе у пункты выдачи гуманитарной помощи толпятся люди. Еду и гигиенические принадлежности выдают без ограничений, но пострадавшие не берут лишнего.

- Очередной борт МЧС с гуманитарной помощью прибыл в Геленджик в четверг утром. Этим же самолетом в район бедствия прибыл и глава МЧС Владимир Пучков, - говорит наш корреспондент Александр Коц.

Город уже оправился от первого шока и внешне выглядит вполне обыденно, если не считать горы мусора из сломанной мебели и грязной оргтехники. Однако впечатление обыденности обманчивое. Стоит зайти в любой дом, который попал под удар стихии, понимаешь – здесь жить нельзя. Под ногами скользкая жижа из ила и глины, а стены обваливаются.

- Если есть какие-то проблемы, кто-то не прописан, но пострадал, это упрощенная процедура, сейчас я еще раз дам команду, 1-2 человека дают свидетельство, что здесь жил этот человек, и тот получает…

Министр долго объясняет женщине, какие заявления и куда надо написать. Ощущение, что за прошедшие дни после трагедии местные власти так и не смогли разъяснить пострадавшим, что и как им теперь делать. Естественно, эта тема была одной из основных на оперативном совещании. На нем присутствовали практически все местные чиновники.

- …Очертите, пожалуйста, отдайте эти списки и начинайте выплачивать людям помощь. Это самый главный вопрос на данный момент.

- Перед отлетом глава МЧС потребовал к началу учебного года закончить все ремонтные работы на социально значимых объектах. А к 30 октября завершить все восстановительные и строительные работы».

Антонов:

- Сегодня в нашей студии в прямом эфире Владимир Андреевич Пучков, глава МЧС. Также участники нашей программы – генеральный директор и главный редактор Издательского дома «Комсомольская правда» Владимир Николаевич Сунгоркин и отдел политики газеты «Комсомольская правда» представляет Александр Гришин.

Владимир Андреевич, вы там были, фотографий сейчас огромное количество – затопленные дома, перевернутые вещи, плачущие люди – что вы увидели? Действительно разрушительная катастрофа или все-таки журналисты и СМИ передергивают в некоторых случаях?

Владимир Сунгоркин:

- И, наверное, с самого начала – как вы узнали?

Владимир Пучков:

- Во-первых, в три часа ночи я уже был в национальном центре управления в кризисных ситуациях, в 9.00 состоялось заседание федерального оперативного штаба, где руководители всех федеральных структур получили задачи и уже непосредственно работали в зоне чрезвычайной ситуации. В городе Крымске уже в субботу я получил непосредственно задачу от Президента РФ Владимира Владимировича Путина, который был там, и уже с субботы все органы управления, силы и средства в зоне ЧС работали в полном объеме. Я хочу сказать, что наши подразделения, которые дислоцируются в зоне чрезвычайных ситуаций, - это 32 спасательных подразделения, пожарных подразделения, с первой минуты реагировали, выполняли боевые задачи по эвакуации людей, по оказанию помощи людям. Всего спасено 872 человека, проведена эвакуация 2912 человек, выполнены другие мероприятия. Кстати, 125 наших сотрудников также пострадали, их дома затоплены. Также были затоплены несколько наших подразделений, но, несмотря на эти сложные ситуации, уже с первых минут все наши подразделения выполняли задачи. Все, что касается деятельности на местах, все наши работы осуществляются в тесном взаимодействии с краевой администрацией, с органами местного самоуправления и могу еще раз сказать, что, благодаря оперативно принятым мерам, потери в регионе были значительно уменьшены. Мы очень эффективно отреагировали и сработали в Новороссийские, Геленджике, в Дивноморском, в ряде других населенных пунктах. К сожалению, в Крымском районе были проблемы, особенно проблемы по информированию населения в начальный период.

Антонов:

- То есть, те самые проблемы с оповещением, о которых очень много говорилось?

Пучков:

- В целом комплексная система сработала, но, к сожалению, в отдельных местах, в отдельных организациях эта работа не была выполнена в полном объеме.

Сунгоркин:

- Вы сейчас очень так говорили протокольно, в то же время постоянно идут разговоры сейчас по нескольким таким ключевым пунктам, о том, что, если бы все делали правильно, как правильно, никто не знает, то можно было бы жертв избежать. Как вы думаете, можно было избежать жертв или все-таки это стихия, с которой просто надо считаться? Как это было в Новом Орлеане, например, где заранее все объявляли, объясняли, но тысячи людей погибли. Вот спекуляции вокруг того, что, эх, ничего не сделали, а могло бы быть совсем по-другому. Могло бы быть совсем по-другому?

Пучков:

- Владимир Николаевич, профессионально оценивая все, что произошло, могу сказать, что это чрезвычайная ситуация природного характера. Буквально в считанные часы произошел резкий подъем уровня воды. Все соответствующие решения были приняты, но времени на реагирование, вот именно в Крымском районе, было, конечно, мало. По остальным населенным пунктам была подобная ситуация, сработали соответствующие системы и потери у нас минимальны. Я еще раз хочу подчеркнуть, что все-таки зона чрезвычайной ситуации у нас очень большая и все соответствующие службы на местах, все соответствующие спасательные подразделения, пожарные подразделения, подразделения службы охраны общественного порядка, они сработали, они проявили мужество, героизм, самоотверженность, они сделали все, чтобы спасти людей, помочь людям. Но, к сожалению, погибли люди. К сожалению. И это наша общая беда, это трагедия и я еще раз выражаю слова благодарности и признательности тем, кто работал в первые минуты. В том числе, погибли и ряд сотрудников органов внутренних дел, - мы соболезнуем семьям погибших, - потому что они сделали все, что могли, в этой ситуации.

Антонов:

- Мы специально подготовили в сегодняшнем номере «КП» материал о том, как вообще климат у нас меняется, и здесь синоптики говорят о том, что в 1981 году 62 мм осадков выпало в Москве и Садовое кольцо было затоплено. В Крымске за сутки 6-7 июля выпало 220 мм осадков. При этом мы можем вспоминать и ураган в Москве 1999 года, и жаркое лето 2010 года. И вот вы уже несколько раз говорили о том, что стихия. Но мы, когда говорим о работе МЧС, мы постоянно их видим, спасателей, которые являются ликвидаторами последствий – они работают постфактум… Предупреждать-то можно как-нибудь? Я не знаю, деятельность ли это МЧС, но, тем не менее, работать на опережение с природой мы можем? Или мы просто не готовы к этому?

Пучков:

- Все, что касается вопросов предупреждения и оценки тех процессов, которые идут, конечно, эта работа организована, эта работа осуществляется, работает система мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций, есть модели развития тех или иных опасностей и угроз. Но в целом я могу сказать, что мы, к сожалению, еще не до конца изучили все природные процессы и явления. Это касается и землетрясений, это касается и цунами, это касается и различных природных факторов. И, к сожалению, человек сегодня не в полном объеме защищен от природных катаклизмов. И хочу сказать, что мы в МЧС России совместно с другими структурами сейчас очень профессионально, системно занимаемся этой проблемой, у нас создана мощнейшая система наблюдений и лабораторного контроля, мы выстраиваем все модели опасностей и угроз, но, к сожалению, есть отдельные места и отдельные случаи, когда это сделать просто физически невозможно. Я сейчас не хочу вспоминать те крупные трагедии, которые произошли по вине и из-за природных явлений, но, поверьте, эти факторы характерны и для Северной и Южной Америки, для Европы, для Африки, для Юго-Восточной Азии, от этих явлений страдают как развитые страны мира, так и страны, которые не имеют достаточно сил и средств для решения всех вопросов предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Вы спросите, что делать? Граждане должны знать основные опасности и угрозы по месту жительства – это первое. Руководители организаций и органы местного самоуправления, которые несут непосредственную ответственность за безопасность, жизнь и здоровье своих граждан, должны планировать и осуществлять все необходимые, в том числе, и профилактические мероприятия. Список мероприятий у нас установлен требованием федеральных законов нормативными правовыми актами и нужно каждому на своем месте неукоснительно выполнять элементарные требования. Поверьте, тогда потери от чрезвычайных ситуаций будут значительно меньше.

Гришин:

- Очень много совершенно разной информации, противоречивой. В том числе, из блогов. Были раньше крики – Крымск смыло. Сейчас идут крики – Нижнебаканское смыло, его больше не существует. И 2400 записей ЗАГСа Крымска об умерших. И 600 могил там уже где-то вырыли, и фуры ходят…

Антонов:

- И гуманитарная катастрофа – трупы животных разлагаются, воду пить нельзя…

Гришин:

- Дело даже не в этом. Вот сначала расскажите, пожалуйста, что реально вот с этим Нижнебаканским, и с Крымском – какая площадь, какие разрушения были…

Пучков:

- Во-первых, все, что касается слухов – это, конечно, недоработка руководителей на местах, органов местного самоуправления, которые недостаточно работают с людьми. И вот выполняя все задачи, которые возложены на МЧС России, на нашу группировку сил, органы управления сил и средств в первые часы и минуты, в том числе, в субботу, воскресенье, моей оперативной группе и мне лично пришлось работать с людьми, проводить разъяснительную работу, мои психологи осуществляли подворовые обходы, встречались с людьми, показывали, рассказывали. И эта проблема, к сожалению, есть. Все, что касается потерь от данной чрезвычайной ситуации, все эти данные опубликованы, они совершенно официальные. Есть распоряжение правительства РФ, которым уже выделено 3,8 миллиарда рублей. И этим решением зафиксировано 34650 человек пострадавших, и каждый из них получит из федерального бюджета помощь по 10 тысяч рублей. 29 тысяч человек, которые потеряли предметы первой необходимости, каждый из них получит по 100 тысяч рублей. 5500 человек получит по 50 тысяч рублей. Кроме того, предусмотрена краевая помощь. Все, что касается Нижнебаканки – мы вчера там были с Владимиром Николаевичем, все видели. Подтопление есть, да, люди пострадали. Еще раз подчеркиваю, к сожалению, люди погибли, но потери могли быть значительно больше, если бы не сработали системы предупреждения и профилактики.

Антонов:

- У нас работают корреспонденты в Крымске, они работали там с самых первых дней и, естественно, у них возникают вопросы, которые они нам и присылают. Во время спасательной операции мы видели, как сотрудники Центроспаса занимались несвойственными им функциями – разгружали продукты, раздавали воду. Как вы считаете, можно ли было в этой ситуации с большей пользой для всех использовать это элитное подразделение МЧС? Более того, читаю ваше интервью, Владимир Андреевич: «Мы начали этап восстановления систем жизнеобеспечения, мы выполняем ряд других сложных задач, в том числе, кормим домашних питомцев в тех домах, где нет хозяев». Какие-то расширенные функции у МЧС получаются.

Пучков:

- Вы поймите, в зоне бедствия есть совершенно другие моральные критерии работы наших ребят, спасателей, психологов, врачей, пожарных. И это наш долг. И система МЧС России, мы все предназначены для того, чтобы помочь людям. Если некому старушке принести воды, мы это сделаем. Если некому убрать мусор из домовладений, мы это сделаем. Кстати, вот где мы были вчера с Владимиром Николаевичем, наши ребята, кстати, вы видели это в нашей программе, сегодня расчищают территорию детского садика, готовят территорию колледжа. Мы убираем грязь и мусор из домовладений, мы помогаем гражданам решить все другие проблемы, мы развернули городки комплексного жизнеобеспечения, где люди получают горячее питание, медицинскую помощь, информационную поддержку. Здесь же сидят группы волонтеров, которые записывают просьбы граждан. Кому-то нужно передвинуть мебель, кому-то нужно помочь вынести какое-то имущество.

Антонов:

- Я даже не буду спрашивать, сколько раз вы отвечали о компенсации. Вот это тоже ваша работа?

Пучков:

- Значит, выдача компенсаций – это, конечно, задача органов местного самоуправления. Все решения правительства РФ были приняты буквально в течение суток. Посмотрите, пожалуйста, дату, когда произошла чрезвычайная ситуация, и дату, когда распоряжение правительства было подписано. Уже буквально через несколько часов финансовые средства были на месте. И сейчас, конечно, эта работа уже организована и после тех указаний, которые я вчера дал, резко улучшилось состояние, на сегодняшний день уже получены списки – 9900 человек – и люди реально получают материальную помощь. Но, поверьте, это на сегодняшний день мало. Я считаю, что все 34000 уже сегодня к исходу дня должны получить материальную помощью. Этот вопрос на контроле у МЧС.

Гришин:

- А что касается слухов, что, якобы, в обмен на какие-то расписки эту помощь оказывают?

Пучков:

- Я даже не хочу это комментировать!

Звонок в студию:

- Здравствуйте, я инженер-проектировщик, гидротехник, занимался …??(плохо слышно). Это типичное селевое явление, когда большой интенсивности дождь, площадь водосбора 40 кв. км, протяженность реки 29 км, поэтому при селевом явлении вода собирается интенсивно и получается волна. И никакой речи не может быть относительно водохранилищ. Потому что тот объем воды, который находится в водохранилище, недостаточен даже для таких расходов.

Антонов:

- Да, благодарим вас. Спасибо. Я вот вас процитирую, Владимир Андреевич: «Давайте насчет семи метров, о которых мы с вами говорим. Кто со мной был, тот видел – это событие произошло в городе Геленджике, это событие рукотворное».

Сунгоркин:

- Но это совсем другое место.

Пучков:

- В Геленджике тоже произошла чрезвычайная ситуация, пострадали люди, пострадало больше 100 домовладений, но сработали все соответствующие службы и еще раз подчеркиваю – потери для данной чрезвычайной ситуации у нас минимальны. Все, что касается рукотворной чрезвычайной ситуации, которая произошла в одном месте, - начато строительство, перегорожен был ручей, была построена семиметровая подпорная бетонная стенка, которая создала небольшое искусственное водохранилище-бассейн. Под напором воды стенка рухнула и, создав волну прорыва, были повреждены пять домов, в том числе, погибли люди.

Сунгоркин:

- Это в Геленджике?

Пучков:

- Да. Все, что касается этого события, это, конечно, рукотворное событие, здесь виноваты конкретные люди, которые строили и конкретные инстанции, которые согласовывали или не доследили за этой ситуацией.

Сунгоркин:

- Давайте поговорим о том, что до сих пор распространяется огромное количество дезинформации. Существует огромное количество людей, которые политизируют всю ситуацию, выхватывают из контекста отдельные слова и переворачивают все. Вот только что министр сказал – подпорная стенка, то и сё – но это был Геленджик, совсем другая история. Я не удивлюсь, если через 20 минут в прессе появится – ага, министр признал существование плотины, ура… Есть часть публики, которая с таким восторгом сегодня вылавливает то, где там этот проклятый режим виноват…

Антонов:

- За 10 минут до начала эфира не удалось выловить – в Крымске у граждане начали массово изымать оружие, во избежание несчастных случаев.

Сунгоркин:

- Да. И таких историй очень много. Мы вчера, когда ездили с министром по Крымску, нам рассказывали местные жители потрясающие истории. Что там появляются на мопедах какие-то типы, которые подъезжают к толпе и вбрасывают в толпу крики – идет вторая волна, идет третья волна… Кто распространяет эти слухи? Но это, наверное, дело не МЧС, это, наверное, дело ФСБ – разбираться, откуда люди вбрасывают такие слухи. Знаете, вот как в 41-м году, когда шли отступающие и там постоянно забрасывались люди, создающие панику… Конечно, министр про это не будет говорить, потому что это не в его компетенции, но я журналист и я все это видел. Посмотрите газеты, которые выходили буквально вчера. Что сегодня в этом поселке, в Крымске? Речка, которая нанесла этот страшный урон, сегодня в Нижнебаканском она шириной максимум 4 метра… Посмотрите, выходит газета, где по-прежнему залитый город и все это сопровождается словами – город брошен, город никому не нужен и т.д.

Пучков:

- Я хочу откомментировать.

Сунгоркин:

- Это очень важный момент. Новый момент.

Пучков:

- Я обращаюсь ко всем людям, которые работают в СМИ, в блогосфере. Должна быть правильная, адекватная оценка ситуации, должны быть выверенные и спокойные комментарии. Потому что мы не должны забывать, что это чрезвычайная ситуация природного характера, от которой не застрахован никто на Земном шаре. Это первое. Второе. Пострадали люди, погибли люди, пришла беда. Это наша общая беда. И мы вместе должны помочь восстановить хозяйство, восстановить системы жизнеобеспечения, провести аварийно-спасательные работы и оказать помощь людям. И эта работа идет как со стороны государства. Государства в лице президента Российской Федерации, председателя правительства Российской Федерации, МЧС России, других структур – реагируют и реализуют все свои функции и задачи, которые должны реализовать.

Но я отдельные слова благодарности должен сказать и волонтерам. И вчера мы видели, как люди из разных регионов страны приехали в зону чрезвычайной ситуации, они работают в сложнейших, тяжелейших условиях, собирают грузы гуманитарной помощи, доставляют. Кто-то на своей машине приехал, купил за свои деньги продукты, предметы первой необходимости и раздает людям. Поверьте, это большая и значимая работа, в первую очередь для людей, которые пострадали. Они понимают, что и органы госвласти, государство о них заботится, но и люди сострадают. Все, что касается информационного поля, я попрошу всех быть очень деликатными. Потому что большое количество родных, близких, людей, которые сострадают, очень болезненно воспринимают все эти слухи и домыслы. Я попрошу еще раз оперировать выверенными фактами. Факты эти все подтверждены в документах.

Антонов:

- А тем более не будем забывать, что Госдума в первом чтении приняла закон о клевете.

Гришин:

- До третьего чтения далеко. Ситуация такова. Вы сказали: «Это бред, я даже не хочу комментировать». Если против этого бреда не противопоставлять реальную информацию, этот бред так и будет дальше расходиться, развиваться. И поэтому я буду задавать…

Антонов:

- Пословица: на каждый чих не наздравствуешься.

Гришин:

- «Чихов» слишком много.

Пучков:

- Мне нравится эта дискуссия. Вы, как профессионалы в этой сфере, разъясните людям и своим коллегам, кто пытается это делать, объясните. Все, что касается реальной оценки, реального состояния, на сайте МЧС России, на сайте администрации Краснодарского края размещена вся информация с указанием количества людей, с указанием списков, с указанием адресов. Сейчас работает оценочная миссия – 246 групп, в которых принимают участие специалисты, эксперты, в том числе представители общественных организаций, которые оценивают состояние каждого домовладения. Предварительно уже выделены финансовые средства из федерального бюджета на восстановление 400 домовладений. Но оценочная комиссия работает. И по мере изменения этой цифры вся информация будет доведена. И все решения по оказанию помощи принимаются моментально.

Гришин:

- Цифры – это цифры. Но есть ситуационные оценки. Я был в понедельник на селекторном совещании, когда вы давали всем указания, что не люди должны искать помощь, а помощь должна приходить к людям там, где они есть. И тут же я натыкаюсь на сообщения в блогах, что якобы МЧС работает только в центре Крымска. По окраинам, по другим улицам и кварталам не ходит, не работает, все только на администрации в том районе, где начальство, где штаб. И в Нижнебаканской МЧС нет. Ответьте на это.

Пучков:

- Владимир Николаевич, ответьте вы на этот вопрос. Вы вчера были.

Сунгоркин:

- Везде, по всему городу МЧС. И в Нижнебаканской полно МЧС работает. Но действительно, вчера мы были в Геленджике. Прозрачная вода, тихое море, бухта Геленджик для отдыха, наверное, лучшая на Черноморском побережье. Вчера же в блогах: неправильно, недостаточно идет эвакуация из Геленджика. Мы гробим сейчас бархатный сезон на ровном месте. Гробим людям отпуск, возможность отдохнуть, всех перебаламутили сейчас. На дворе 12 июля. Пора успокоиться и назвать вещи своими именами. Даже такой суровый человек, как Онищенко – глава Роспотребнадзора, разрешил в Геленджике купаться. У этого разрешения не дождешься. Купайтесь, люди. Нет, вчера опять шум: надо эвакуироваться. В итоге пляжи полупустые, народ зачем-то призывают эвакуироваться из Геленджика. И всех перебаламутили. Сидит бабушка, ей за 80 лет. И она говорит: сынки, никогда у нас такого не было. Она войну там пережила. Она пережила многое. Я говорю: может быть, все-таки было? А в 2002 году? Было в 2002 году наводнение, но так, как ударило сейчас, не было. Но это тоже надо как-то учитывать. А почему сейчас идет дискуссия вокруг плотины? Вчера вечером снова читаю: все-таки в этой чертовой плотине на этом водохранилище была какая-то дырка, через которую ушла вода. Все равно это докажут журналисты. Для чего это нужно?

Пучков:

- Скажу официальные цифры. 10600 человек – работает группировка в зоне ЧС. 2600 единиц техники. 10 летательных аппаратов. Все эти силы работают в зоне ЧС. Это касается не только Крымского района, это касается всех населенных пунктов, которые пострадали. И с первых минут во всех населенных пунктах работала группировка сил МЧС России, службы охраны общественного порядка. Люди, которые постоянно находятся на боевом дежурстве, сразу стали выполнять свои задачи. Наши пожарно-спасательные подразделения, несмотря на то, что были затоплены, выполняли свои боевые задачи. Все, что касается прикрытия наиболее сложных объектов, конечно, мы сейчас сделали перегруппировку. Конечно, уже завершены все необходимые работы в Геленджике, Новороссийске, в Дивноморском. И приоритет – Крымск и Крымский район – в целях реализации следующей задачи.

Если мы первые двое суток занимались поисково-спасательными работами, то сейчас у нас этап аварийно-восстановительной работы и восстановления систем жизнеобеспечения города. Поэтапно подключается энергетика, восстанавливается система газоснабжения, водоснабжения. Но все эти мероприятия требуют времени и подготовительных процедур. Сотовая связь в Крымском районе уже восстановлена в полном объеме. Там, где нет возможности обеспечить людей водой, мы организовали подворовый подвоз воды, продуктов питания, обходят психологи. Выездными бригадами ежесуточно оказывается помощь более чем 2 тысячам людей. Эта работа уже во многих населенных пунктах завершена.

Владислав:

- Я бы хотел задать вопрос. Очень хорошо волонтеры работают. Огромное спасибо. Но где наша армия? Почему не были брошены все силы сразу изначально это сделать? Чтобы потом не выслушивать, что не справляется МЧС. МЧС и не должно всем этим заниматься. Каждый должен заниматься своей функцией. Где наша пресловутая армия, которой выделяются такие деньги? Почему эта бабушка, которой за 80, должна после такого стресса еще стоять в очереди? Почему ей не могут доставить это все домой?

Пучков:

- Владислав, очень правильный вопрос. Спасибо. Я сразу хочу сказать, что взаимодействие с соответствующими подразделения Минобороны у нас организовано. Там дислоцируется и тоже пострадала воинская часть, пострадали семьи военнослужащих. Все эти вопросы решаются. Мы реализуем принцип: не человек ищет помощь, а помощь идет к человеку. И мы осуществляем подворовые обходы, объезды. В том числе и я вчера был в этом доме, я общался с супругой человека, у нее погиб муж. Поверьте, это страшная трагедия. Я общался с другими людьми. Все, что необходимо, сейчас делается.

И если в первые часы после ЧС основные потоки помощи были направлены у нас на все населенные пункты, которые пострадали, то сейчас приоритет нашей работы – это Крымск и Крымский район, который пострадал наиболее сильно. Сегодня там выполняется комплекс мероприятий, работает МЧС России, Минздрав России, работают другие структуры в целях нормализации жизнедеятельности. Налажена работа органов местного самоуправления, из других регионов подтянуты специалисты, которые имеют опыт управленческой деятельности на местах. Город разбит на 43 сектора. И в каждом секторе комплексно решаются все вопросы жизнеобеспечения людей.

Сунгоркин:

- Про армию. Вообще разговор об армии – это разговор еще про Советский Союз. В советские времена МЧС не было. Как только начиналось наводнение, выгоняли БТРы, выгоняли всю технику, половина ее останавливалась в пути. Солдаты должны Родину защищать, а не спасать людей в наводнение. Но в советские времена было так. Сейчас армия решала задачу, воинские подразделения в том же Крымском районе решали задачу сохранения своей материальной части. Там авиация. Сохранения своих гарнизонов. Сохранения семей, сохранения домов своих. Зачем нужно армию выводить на то, чем занимается МЧС?

Пучков:

- Это абсолютно правильная постановка вопроса. У них есть свои задачи, и они их выполнили. В части взаимодействия с армейскими подразделениями, с другими структурами я могу сказать, что по решению правительства Российской Федерации авиация не только МЧС России, она была оснащена авиацией, Минобороны, МВД, Федеральная служба безопасности – оснащены соответствующими выливными авиационными природами – ВАПами, экипажи прошли подготовку. И мы в соответствии с планами взаимодействия прикрываем уже сегодня территории, населенные пункты, критически важные объекты. И практически выполняли боевую задачу в мирное время, когда тушили пожары в Оренбургской области. Это показало свою серьезную работу, которая уже проделана.

Антонов:

- Вопрос из Крымска. Туда прибыли сотни волонтеров. Скажите честно, они больше помогают или мешают? Летом 2010 года волонтеры, которые отправлялись тушить пожары, сами оказывались в плену. И спасателям приходилось волонтеров спасать. В Крымске что происходило?

Пучков:

- Я сразу хочу сказать, что сейчас уже в регионе работает более 2,5 тысяч волонтеров. Они делают очень большую, серьезную работу. И участие волонтеров, добровольцев в этой беде, в ликвидации последствий чрезвычайной ситуации очень нужно, значимо. Обращаюсь к тем, кто сейчас собирается туда выезжать. Уважаемые друзья, этого делать не нужно. В регионе создана мощная группировка сил профессиональных спасателей, пожарных, врачей, психологов, других специалистов. В районе уже созданы мощные опорные пункты волонтерских организаций. Усиления группировки сил на данный момент там не требуется. Все работы организованы. Были шероховатости по вопросам организации взаимодействия. Это естественные процессы. Это совершенно нормально. Сейчас уже все вопросы взаимодействия, оказания помощи решены. Кроме того, я могу сказать, что бортами МЧС России мы уже доставили несколько десятков тонн грузов гуманитарной помощи. Мы доставили туда волонтеров, соответствующую технику. Они сегодня уже работают в регионе. Им большое спасибо.

Еще раз хочу сказать слова благодарности и признательности всем гражданам, которые организовали гуманитарную помощь. Прошу воздержаться от дальнейшей работы в этой области, потому что у нас уже в регионе значительное количество гуманитарной помощи. Практически из разных регионов страны уже отправлено большое количество грузов гуманитарной помощи. Всем спасибо за сочувствие и оказание помощи. Но пока просьба воздержаться. Потому что в регионе сейчас созданы колоссальные запасы продовольствия, медикаментов, предметов первой необходимости. Загружены складские емкости. Организована круглосуточная выдача гуманитарной помощи людям. От чистого сердца люди шлют все, что у них есть. Я могу привести пример, что прислали комплект галстуков. Приятно, но в зоне ЧС пока галстуки не нужны. Вчера очаровательная девушка на Ленинских горах пыталась отправить двухметровую плюшевую лягушку для детей. Это тоже очень трогательно и абсолютно правильно. Но пока эта лягушка двухметровая в регионе не нужна.

Там сейчас нужны продукты первой необходимости, средства гигиены, продукты питания длительного хранения и бутилированная вода. И все это сейчас уже есть. Мы ежесуточно на пунктах выдаем больше 20 тысяч пайков. Не считая тех людей, которых мы кормим на пунктах. Мы ежесуточно выдаем 120 тонн бутилированной воды и несколько десятков тонн международной помощи, помощи от наших граждан.

Сунгоркин:

- Вчера в газете я прочел, что ни черта мы не выдаем, полевую кухню возят за киногруппой, как только киногруппа уехала, полевую кухню прячут. Я про то, насколько свинства много у нас…

Пучков:

- Полевые кухни тяжело возить за министром. Потому что сразу снимаются колеса и все фиксируется. Это первое. Я кроме того, что езжу, я еще хожу пешком по всем объектам. Но еще раз хочу сказать слова благодарности всем людям, которые готовы оказать гуманитарную помощь. Поверьте, это очень важно для тех людей, которые оказались в зоне ЧС.

Сунгоркин:

- Люди мечтают о простейшей бытовой технике.

Пучков:

- Стоп, не надо! Вы сейчас скажете – и миллион утюгов поедет, миллион микроволновок. Не надо. Все предметы первой необходимости, уже решения приняты, будет организована централизованная поставка. Мы с администрацией края приняли решение, что в зону ЧС будет организована доставка таких нужных в хозяйстве вещей. Утюг сегодня…

Сунгоркин:

- Стиралка…

Пучков:

- Там жаркая погода. Все ходят в футболках, шортах, шлепанцах. И утюг сегодня не предмет первой необходимости. А вот холодильники, электрочайник, стиральная машина, мебель – будет организована централизованная поставка. Чтобы не взвинтили цены, чтобы не было дефицита в регионе, чтобы не было затаривания. Автотрассы сегодня перегружены, много транзитного транспорта. Мы уже обратились к водителям. Все, кто собирается ехать в тот регион, пожалуйста, выбирайте маршруты движения, объезжая зоны ЧС. Потому что там сегодня работают спасатели, коммунальные службы, железнодорожники, которые уже практически восстановили в полном объеме все свое хозяйство. Там идет ремонт мостов. Не создавайте себе проблем и относитесь с пониманием к тому, что там делается.

Наталья, Волгоград:

- Новороссийск – моя родила, я там родилась и выросла. Прожила там больше 20 лет. Я знаю Крымск, раньше была станица Крымская. В детстве нас предупреждали сирены, громкоговорители, были страшные штормы, ливни были страшные. С горы Колдун какие ливни лились! Но жертв таких не было. Объясните, почему МЧС только убирает последствия? Почему нет предупреждения? У меня в Крымске пострадали близкие. Это страшно.

Пучков:

- Все, что вы говорите, за информирование и оповещение сегодня на местах отвечают органы местного самоуправления и субъекты Российской Федерации. Все, что касается Крымска и ряда других населенных пунктов, конечно, эта работа не была проведена должным образом. Сейчас соответствующие службы разбираются. Все, кто недоработал, а если и другие вопросы, каждому будет дана соответствующая оценка. Но сейчас главная проблема в том, чтобы ликвидировать все последствия ЧС, восстановить системы жизнеобеспечения. Люди должны вернуться в дома. Детские сады должны заработать, детишки должны пойти в них. 1 сентября школьники должны пойти в школу. Система энергетики, газоснабжения, водоснабжения должна работать. Ритмично должна работать почта, люди должны получать пенсию. Все больные, которые требуют постоянного медицинского ухода, должны быть им обеспечены. Если человек получает инсулин, он должен его получать. Если за престарелыми и одинокими людьми нужен уход и поддержка, они тоже должны это получить. Всех волнует причина того, что произошло. Но на данном этапе соответствующие структуры разбираются, оценки будут даны. Задача – сконцентрировать все наши усилия на ликвидации последствий того, что произошло, и на оказание поддержки и помощи тем людям, которые оказались в беде. Тем более, большое число людей погибло. Давайте все объединимся в этой беде и поможем людям.

Гришин:

- Насколько укомплектованы снаряжением бойцы подразделения МЧС? А то рассказывают истории про какого-то подполковника, который сказал волнтерам, купите сапоги моим бойцам…

Пучков:

- Бред. В Нижнебаканской, откуда пришла эта волна, работает подразделение, которое аттестовано ООН на выполнение сложнейших операций в Европе и в Северной Африке. Это подразделение сейчас курирует подготовку наших коллег, которые пытаются пройти аттестацию Insorak. Казахстан, Белоруссия, США, отряд из Сан-Франциско, который мы курируем и поддерживаем. Говорить, что у кого-то чего-то не было, это бред и непрофессионализм.

Антонов:

- Вы были на водохранилищах, на месте событий.

Сунгоркин:

- Снова идут новости: власти открыли шлюзы.

Пучков:

- Все объекты водные на территории Краснодарского края, тем более два водохранилища, о которых столько разговоров, они стабильны. Никакого отношения к той чрезвычайной ситуации, которая произошла, водные объекты не имеют. Они сдемпфировали по-своему те последствия, которые сегодня есть. Никаких шлюзов там нет физически.

Сунгоркин:

- Это новое явление.

Пучков:

- Это совершенно новое явление.

Антонов:

- Вы смотрели в глаза этим паникерам? Наверняка ведь к вам подходили и говорили: а правда, что облако распылили над нами?

Пучков:

- Поверьте, люди, которые в зоне ЧС, требуют очень деликатного и внимательного подхода. Ко мне подходили люди в субботу, в воскресенье, спрашивали про дамбы, плотины, волну прорыва. Когда им спокойно показываешь, рассказываешь, объясняешь, они это понимают. На местах уже нет этих разговоров. Все владеют информацией, все знают. Просьба к здоровой журналистской братии. Вы – профессионалы, уважаете друг друга, уважаете людей, которым пишете. Пожалуйста, поработайте. Это единичный случай, от недопонимания. И желания как-то что-то обозначить свое участие. Вы поработайте, усильте разъяснительную работу. И еще раз организуйте доведение спокойной, выверенной информации. Все, что касается работы на местах, эта работа организована. Никаких слухов уже на местах нет. Слухи бродят далеко за пределами ЧС.

Антонов:

- В первые дни в Крымске была заметна растерянность местных властей. При этом параллельно существует более опытное МЧС. Мы привыкли в фильмах, когда происходит преступление, появляется человек в черном и говорит: этим делом будем заниматься мы. Может быть, в разгар таких ситуаций принять закон, чтобы власть переходила к МЧС?

Пучков:

- Местные власти для того и избираются нами, гражданами Российской Федерации, чтобы работать и выполнять свое предназначение в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами. Они должны работать во имя и для граждан как в повседневной деятельности, так и при угрозе возникновения ЧС. Они отвечают за защиту населения и территорий, за оповещение, за системы жизнеобеспечения. Мы их наделяем полномочиями, чтобы они работали для нас. Все, что касается работы в условиях кризиса, конечно, МЧС России, наши структуры на местах выполняют и реализуют все задачи, которые надо реализовывать. И в Крымском районе с субботы работало 10 опорных точек. Мы решали в том числе ряд тех задач, которые на местах недостаточно решались. Доставляли помощь людям по домам, занимались информированием населения, в отдельных случаях кормили домашних животных.

Звонок в студию:

- Здравствуйте, это Наталья из города Иваново. У меня живет сестра родная с семьей в Крымске, они не пострадали только из-за того, что они были в гостях на более высоких позициях, да. Дом их полуразрушен. Но это все, конечно, эмоции. Но вот к господину Пучкову у меня такой вопрос. Если я не ошибаюсь, то в каждом регионе страны есть подразделения вашего ведомства, которые реагируют на все ситуации. Почему ваше ведомство не занимается, вот вы сейчас перекладываете, господин Пучков, друг на друга…

Антонов:

- Наталья, чем не занимается МЧС? Сформулируйте вопрос.

Наталья:

- Не занимается предупреждением, не занимается мониторингом того места, где опасно.

Пучков:

- Спасибо за вопрос, вопрос очень правильный. Дело в том, что у нас в стране создана система и каждый на своем уровне выполняет свои задачи. И реагирование идет снизу вверх. Сначала реагирует человек, потом реагирует объект, муниципальное образование, субъект, и только после этого федеральный центр. И каждый несет свою толику ответственности в реализации всех задач. И если вы слушали начало передачи, я сказал, что у нас в зоне чрезвычайной ситуации 32 подразделения, больше 300 человек с первых минут с риском для жизни и здоровья выполняли задачу. Они так же, как и ваша сестра, пострадали. 125 наших сотрудников потеряли домовладения в Крымском районе, частично в Геленджике и частично в Новороссийске. Еще раз говорю, что произошла страшная беда, страшная трагедия и мы все вместе сейчас занимаемся ликвидацией последствий. К сожалению, наша система МЧС России в основном ликвидирует последствия чьих-то ошибок, чьих-то недоработок и также опасных природных явлений.

Звонок в студию:

- Здравствуйте. Евгений, Пенза. В Интернете есть информация очевидцев, что материальная помощь в размере 10 тысяч рублей выдают после того, когда человек поставит свою подпись, что был оповещен. Насколько это соответствует действительности?

Антонов:

- Встречный вопрос. Вы уверены, что мнение очевидца вы сейчас нам процитировали?

Евгений:

- Поэтому я и спрашиваю.

Пучков:

- Спасибо. Абсолютно правильный вопрос. Никакого отношения к вопросам выплат материальной помощи никакие другие вопросы не имеют. Материальную помощь получают все граждане, которые оказались в зоне чрезвычайной ситуации. Никаких дополнительных документов и расписок с людей не требуется. Но я хотел бы разъяснить, что часть людей, которые утеряли документы, потому что произошла страшная беда, сейчас работают соответствующие службы, которые помогают оформить документы на получение материальной помощи. А то, о чем вы говорите, я даже не могу комментировать.

Звонок в студию:

- Здравствуйте. Меня зовут Ирина, в 1976 году я жила в ..?(не слышно)… и предупрежден таким образом, громадный сель, это был военный городок, 18000 людей, город поделили на секции и оповестили каждую семью, а из особо низких мест пришли эвакуировать в принудительном порядке. И это имело смысл для тех, кто в результате этого спасся. Скажите, были ли какие-то меры и вообще, может быть, вернуть эту практику?

Пучков:

- Дело в том, что я в начале нашей встречи об этом уже сегодня говорил. Да, система информирования и оповещения населения комплексная и все основные направления были запущены, но они сработали, конечно же, не везде. И в том числе то, что произошло в Крымском районе и в Крымске, и в ряде населенных пунктов, которые прилегают, это одна из причин таких тяжелых последствий. Соответствующим изучение ситуации занимаются компетентные органы и всю необходимую информацию поминутно, по секундам, по реагированию мы получим и я обещаю – как только эта работа будет завершена, и «Комсомолка,» и другие издания получат всю необходимую информацию. Но все-таки на данном этапе я обращаюсь ко всем нашим слушателям – главное все-таки ликвидировать последствия, восстановить системы жизнеобеспечения и помочь людям, которые оказались в беде, поддержать семьи погибших.

Сунгоркин:

- Вот эти ревуны, сирены – кто их должен ставить-то?

Пучков:

- Все, что касается ревунов, сирен – это называется система централизованного оповещения по сигналам гражданской обороны. И она применяется для других целей, в условиях угрозы и возникновения военных действий. Но после этих событий еще раз мы внимательно, совместно с субъектами РФ, отработаем все эти вопросы, перепроверим. Потому что, еще раз объясняю, уважаемые друзья, во-первых, вы каждый должен все-таки изучить меры безопасности, те опасности и угрозы, которые есть у вас на рабочем месте, по месту жительства. Вы должны знать потенциально опасные объекты, которые находятся рядом. Во-вторых, ваши руководители и руководители органов местного самоуправления обязаны организовывать все мероприятия по защите своего персонала или жителей, которые проживают здесь – это их законодательная обязанность. Кроме того, соответствующие задачи лежат, конечно, и на органах исполнительной власти в субъектах РФ, в федеральных структурах – это естественно. Именно совместная работа всех уровней позволяет нам обеспечить безопасность наших людей, наших родных и детей.

Гришин:

- Владимир Андреевич, вот такой полувопрос-полупредложение. Может быть, для каких-то районов, которые в наибольшей степени подвержены возможным ЧС – кто землетрясениям, кто наводнениям – создать типовые как бы картинки математического моделирования, на компьютере смоделировать. То есть, ситуация номер три – шторм 6 баллов. Ситуация номер четыре – землетрясение 8 баллов.

Антонов:

- Как японцев, с младых ногтей учить?

Пучков:

- И тем не менее, они оказались не готовы ни к землетрясению, ни к цунами.

Гришин:

- Нет, не для населения, для служб – чтобы знать: землетрясение в 8 баллов – такое-то количество разрушений, такое-то количество примерно потенциальных жертв, такие-то резервы и т.д. То есть, опять же дождь шел вот этот – 300 мм – и чтобы власти уже знали, что при 300 мм у них наступает полный «ахтунг» и т.д.

Пучков:

- Александр, абсолютно правильный вопрос. Эта работа ведется. Эта работа организована. Но в отдельных местах, и вот нашлось слабое звено в длинной цепи событий – произошла чрезвычайная ситуация. Но почему в других населенных пунктах сработали соответствующие службы, сработали системы оповещения? Люди были выведены, получили необходимую информацию. А рядом этого не произошло?

Гришин:

- А правда, что в Крымске власти сбежали местные?

Пучков:

- В Крымске все руководители были на местах и старались сделать все, что было в их силах. Еще раз подчеркиваю, работали все оперативные службы, работали спасатели, работали пожарные, работали сотрудники органов внутренних дел. Работали коммунальные службы, работали все больницы. Все службы работали. Они сделали все от них зависящее. Но еще раз говорю: произошла чрезвычайная ситуация – резкое повышение уровня воды – и не все было возможно сделать.

Звонок в студию:

- Здравствуйте. Виктор из Москвы. Дело в том, что мне все-таки кажется, что вопрос, прежде всего, именно в мониторинге и в организации межведомственной деятельности. Те же синоптики сразу вам должны сообщать об этих вещах и вы должны принимать меры уже в администрации и в руководстве. Я знаю всех трех глав администраций всех трех районов – Геленджикского, Новороссийского и Крымского – это абсолютно беспомощные люди в плане чрезвычайных ситуаций, я не в обиду им это говорю.

Сунгоркин:

- Виктор, мы с вами работали на Байкало-Амурской магистрали, правильно я вас вспомнил? Сколько там было тяжелых, трагических и драматических ситуаций, да? Хотя внимание и ресурсы были колоссальные. То есть, надо это то же учитывать. Конечно, они, наверное, не герои – те администраторы, но давайте эти вещи тоже учитывать. Что это стихия. И стихия сильнее человека. Спасибо.

Пучков:

- Виктор, абсолютно правильный вопрос. Работают системы мониторинга и прогнозирования чрезвычайных ситуаций, выдаются прогнозы. Но, конечно, главное – как реагировать на все меры предупреждения. Вы поняли одну большую важную проблему – мы в свое время выходили с законодательной инициативой, чтобы всех глав муниципальных образований в течение трех месяцев с момента заступления на должность обучать и готовить, в том числе, по вопросам предупреждения ЧС и пожаров, в том числе, по организации антикризисного управления, в том числе, для решения других задач по жизнеобеспечению населения в сложных условиях. Мы готовы вернуться к этой теме и вернемся, но нам нужна ваша поддержка. Потому что органы местного самоуправления – это те структуры, которые работают для людей, мы их выбираем и мы должны обеспечить, в том числе, общественный контроль за качеством их работы. И давайте смотреть – за кого мы отдаем голоса, кого мы наделяем властными полномочиями. Потому что этот человек решает все вопросы жизни и здоровья тех людей, которые живут на этой территории. Этот человек решает все вопросы работы коммунальных служб и все, что касается обеспечения жизнедеятельности людей. И, конечно же, должны быть соответствующие критерии – профессия, жизненный опыт, отношение к другим людям, и в том числе, конечно, знание и умение руководить и решать кризисные ситуации.

Антонов:

- Владимир Андреевич, спасибо, что были с нами.

Еще больше материалов по теме: «Наводнение на Кубани»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: