Общество

Под Смоленском отгремели пушки Лубинского сражения

Реконструкция сражения при Лубино в Кардымовском районе собрала около тысячи реставраторов из России, Польши, СНГ и Прибалтики

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

В честь 200-летия победы в войне 1812 года 4 августа 2012 года у деревни Лубино под Смоленском состоялась военно-историческая реконструкция битвы русских войск с наполеоновской армией.

«Могло ли быть Бородино…»

На Лубинском поле в Кардымовском районе собралось огромное, по смоленским меркам, количество народа. По словам организаторов, заявки на участие подавало около полутора тысяч человек из России, Польши, Украины, Белоруссии, Прибалтики. По более поздним оценкам, в итоге, на поле вышло около 1000 бойцов.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Количество зрителей сейчас оценить трудно, но они заполнили все близлежащие холмы. Вереница припаркованных автомобилей растянулась на многие километры от ратного поля. Можно смело сказать, что зрителей было в разы больше. Причем это были не только смоляне, но и москвичи, и жители других регионов. Наверное, именно так должно выглядеть развитие туризма в нашем регионе. Постучим по дереву…

Войны в девятнадцатом веке были гораздо более медленные, чем в двадцатом, однако, не менее кровопролитными. Как правило, они продолжались от восхода до заката в течение нескольких дней. Чудо-богатырям прошлых веков приходилось подолгу испытывать все тяжести и лишения воинской службы.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Теперь, спустя 200 лет после войны с Наполеоном, о ратных баталиях напоминают только широкие военно-исторические реконструкции, которые проходят в разных частях Европы. Под Смоленском столь масштабная реконструкция проходит в четвертый раз, хотя идея проводить ее появилась около 10 лет назад. Ее реализацию взял на себя благотворительный фонд «Примирение» под руководством Игоря Ясинского. К слову сказать, сам Ясинский в Лубинском сражении играл роль русского военачальника Тучкова 3-го, благодаря которому эта баталия стала предтечей Бородина. Как говорят современные историки «могло ли быть Бородино, коль не было бы Лубино».

Сейчас уже сложно заглядывать в прошлое, но то, что смоленская реконструкция становится в ряду лучших в России – бесспорно. Однако, лучше один раз увидеть…

В стане реконструкторов

- После каждого выстрела воины 1812 года обязательно прочищали ствол своего мушкета, или как его еще называют, фузеи, потом засыпали порох и стреляли, - рассказывает реставратор из подмосковья Владимир Швецов, прочищая дуло своего «табельного оружия». – Процедура это была долгая, поэтому редко когда удавалось сделать больше одного выстрела в минуту.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Обмундирование воинов того времени было продумано до мелочей. Кивера предохраняют голову, кожаные ремни, перекинутые наискосок, это дополнительная защита от удара палашом. За спиной всегда рюкзак из толстой кожи и фляги с водой. Все это сложно не только проколоть, но и прострелить из мушкета с дальнего расстояния. К тому же каждый род войск отличают самые разные украшения. Конечно, из общей массы солдат и офицеров выделяются гусары и кирасиры, буквальном переводе «латники». Они не только одеты наряднее всех, но и гарцуют на прекрасных скакунах. Хорошую лошадь в XIX веке можно сравнить с шикарным авто сегодня.

До начала битвы остается еще пару часов, а в стане русских и французов, которые, к слову сказать, расположены всего в паре метров друг от друга, идет привычная походная жизнь. Здесь на костре шкворчит чайник, там «французские солдаты» пьют водку из горла и кричат «Слава России», повсюду снуют маркитантки, мелкие торговки, которые 200 лет назад в Европе часто сопровождали войска в походах. Кто-то спит в палатках, кто-то чистит «кивер, весь избитый», кто-то сворачивает шинель, для грядущего выступления, а кто-то просто задумчиво курит трубку.

- Здесь все очень разные люди, от бизнесменов до рабочих, все мы собираемся, потому что любим историю и хотим узнать, каково было воинам прошлого жить в палатках, переносить все лишения походов. К тому же, наше увлечение очень помогает нам отдохнуть перед очередной трудовой неделей, - говорят реконструкторы Михаил Стровский и Алексей Тихомиров из 9 легкого пехотного полка. - Война 1812 года – это особый дух, а отрезок пути русской армии от Смоленска до Москвы - это пример православного патриотизма. В то время уже начинали появляться более совершенные орудия ведения войны, а здесь в последний раз шли друг на друга в штыковую. Сегодня эти храбрецы «играют» французов, завтра – русских, потом – наоборот. В год, если есть время, они могут проезжать всю Европу. Подобные реконструкции на западе не редкость.

«Смешались в кучу кони, люди…»

Ровно в 15.00 клубы черного дыма со стороны лагеря французов возвестили о том, что сражение началось. Стройные ряды «неприятеля» маршировали по старой смоленской дороге по направлению к укреплению русских войск.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Буквально в течение нескольких минут на поле началась настоящая «рубка». Повсюду палили мушкеты и пушки, взлетали вверх вывернутые взрывами куски земли, все заволокло дымом. Время от времени на земляные укрепления налетали отряды конников, на склонах холмов сходились в рукопашную пехотинцы. От взрывов, сотрясавших воздух, закладывало уши. Полки стеною шли друг на друга, и почти не на минуту, не смолкала бодрая маршевая музыка, которую в вихре схватки играл военный оркестр.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

На лошадях с гиками носились по полю бравые гусары и кирасиры в сверкающих доспехах. Измазанные в саже артиллеристы едва успевали перезаряжать неповоротливые пушки. То там, то здесь в зареве взрывов в воздух взлетали тряпичные куклы, муляжи погибших солдат. Временами из-за дыма практически не было видно того, что происходило на поле. А где-то там в дыму пленили отважного Тучкова, и смертельно ранили французского генерала Гюдена, могилу которого в Смоленске ищет уже не одно поколение историков.

Реконструкция сражения продолжалась около полутора часов, и, не успели еще остыть стволы орудий, как зрители ринулись на поле боя, чтобы фотографироваться с отважными бойцами, некоторым из которых нет еще и 18 лет. Как говорится, возраст настоящему воину не помеха.

Председатель ВЦИК и все, все, все

На празднике в Кардымовском районе было много высокопоставленных гостей. Помимо первых лиц города, области и Смоленской епархии, на праздник заглянули несколько представителей Франции, в частности военный атташе полковник Филипп де Спинуа, который высоко оценил подготовку реконструкции сражения при Лубино.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Но, пожалуй, самым неожиданным гостем реконструкции стал председатель ВЦИК РФ Владимир Чуров, который буквально на днях приземлялся на Селигере в Тверской области на воздушном шаре. На ратном поле он не совершал таких же непредсказуемых поступков и не говорил жарких речей. Однако он активно общался с губернатором Алексеем Островским, наблюдал за сражением, много фотографировал, принял участие в торжественной части праздника.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Стоит отметить, что программа 4 августа была довольно насыщенной. Помимо сражения на поле прошел праздничный концерт. После боя земле предали останки 28 воинов 1812 года. На братской могиле установили скромный, но символичный обелиск. Особым событием стало прибытие на поле боя иконы Смоленской Божьей Матери Одигитрии, которая сейчас путешествует с крестным ходом в честь 200-летия победы в войне 1812 года. Это очень символичное решение Смоленской епархии, ведь именно икона Одигитрии была на ратном Бородинском поле перед решающим сражением против армии Бонапарта.

Фото: Ольга ЕФРЕМОВА

Такой насыщенный день пролетел буквально на одном дыхании. Восторг зрителей не омрачил даже дождь, который от души полил всех перед началом сражения.

Фоторепортаж Николая Дементьева «Реконструкция сражения при Лубино, Смоленск-2012»