Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Общество27 сентября 2012 22:00

Москвичке, стрелявшей в метро, чтобы защитить друзей, грозит тюрьма

Следствие считает, что Александра Лоткова хладнокровно расстреляла человека и должна быть наказана

У Александры Лотковой длинные светлые волосы и огромные глаза. Учится в Плешке (Российский экономический университет имени Плеханова) на юридическом, волонтер - с 14 лет ездит по детдомам и помогает чем может. Но скоро Саша может сесть в тюрьму на восемь лет. Ее будут судить за то, что 29 мая, пытаясь остановить побоище в метро, она открыла огонь из травматического пистолета.

Мы сидим в ее квартирке на окраине столицы. Другого варианта не было: Александра под домашним арестом. Она рассказывает, как все случилось, и я понимаю: эта история - яркая иллюстрация к дебатам о том, стоит ли давать оружие людям. Этот пример - ни за, ни против. Но подобное может случиться с каждым, кто хочет таскать с собой ствол.

ПАРЕНЬ С ТОПОРИКОМ

- В тот день я встретилась с подругами, - рассказывает Александра, - парня одной из них зовут Дима, я его видела пару раз. Так вот, мы сидели в кафе, и тут подъехали Дима и двое его друзей. С последними я не была знакома. У одного на поясе висел туристический топорик. Меня это покоробило. А он сказал: «Не волнуйся, это прикол такой».

В начале первого ночи компания расплатилась. Парни отстали, девчонки спустились на станцию метро «Цветной бульвар», щебеча о своем. Через несколько минут на эскалаторе появились их спутники. Лица - в крови, рядом - какие-то парни постарше. Между компаниями шла перепалка. Уже потом Саша узнала: любителя топориков кто-то из спускавшейся рядом компании спросил: «Зачем тебе эта штуковина?» Тот огрызнулся: «Не твое дело». И тут же получил по лицу. Вступившимся товарищам тоже досталось. Да и топорик отобрали.

На платформе драка продолжилась. И тогда Александра достала пистолет в первый раз.

- Зачем ты его вообще купила? - спрашиваю я.

- Чтобы защитить себя, - медленно, словно мантру, говорит Саша. - Меня пытались ограбить четыре года назад. Какой-то мужик вечером напал, вцепился в сумку и начал меня бить. Помню то чувство: боль и слезы. Они не от этой боли, а от беспомощности... Когда мне исполнилось 18, я купила пистолет. Тогда, на платформе, я увидела, что у Димы порезана шея, и поняла, что это не шутки - надо действовать. Пальнула в воздух. Драка не прекратилась. Один из тех, старших, с озверелым лицом бросился на меня и повалил. Его оттащили, я встала и увидела, что на меня идет человек с ножом. Он замахнулся, и я выстрелила еще раз. Уже в него.

Вместе с Лотковой мы смотрим запись с камеры видеонаблюдения. Час поздний, на станции немного людей. Ибрагим Курбанов, ныне один из потерпевших, после выстрела разворачивается и бежит в другую сторону. Туда, где его друг Иван Белоусов бьет Диму. Курбанов ввязывается в драку. Александра снова стреляет.

- Я видела, что Диму могут просто зарезать, - продолжает Александра. - В какой-то момент появился полицейский. Я обрадовалась. Но страж порядка шел куда-то по своим делам. Мы его за рукав схватили, показали на драку, девчонки кричали: «Там нож!» Он подошел к дерущимся, но влезать не стал. Это меня совсем перепахало. И я опять выстрелила.

После этого коп все-таки вмешался. Драка прекратилась, на полу остался лежать Иван Белоусов, резиновая пуля попала ему в легкое. Александра узнала об этом из новостей.

- Я сразу поехала в больницу, - рассказывает она, - пришла в палату к Ивану. Мы поговорили, я попросила прощения. Он тоже просил простить его - мы оба поняли, что переборщили. Потом я поехала домой, но у дверей меня уже ждали оперативники.

«Такого бы я себе не простила»

Разобраться в этом деле - задача не из легких. Я снова смотрю видеозапись. Был ли у Курбанова нож? Если да, то Александра, без сомнения, действовала в рамках самозащиты. Если нет - возможны варианты. В худшем случае - превышение пределов необходимой обороны - максимум три года колонии, да и то, наверное, условно. Из-за качества съемки разобрать, что в руке у Курбанова, невозможно. Замах похож на попытку ударить клинком. Но потерпевшие уверяют: ножа не было. А полицейский, которого, кстати, уволили за бездействие, говорит: ему и правда кричали про нож, но сам он его не видел. И теперь Александру обвиняют в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Словно она стреляла ни с того ни с сего.

Угроза угодить за решетку для Александры вполне реальна. Дима, у которого были порезы на шее и ребрах, не успел вовремя зафиксировать их в травмопункте. А два его приятеля, среди них - тот самый парень с топориком, отказались идти к следователю и свидетельствовать в ее защиту.

- Я просто места себе не находила, когда узнала об этом. - Александра закрывает лицо руками. - Но еще есть надежда, что они выступят в суде.

Александра могла бы помириться с Иваном. По закону такое примирение не может автоматически закрыть дело, но на суде бы это зачлось. Однако следователь запретил студентке общаться с потерпевшими. Почему? Без комментариев.

Получается, 20-летняя девушка одна ответит за драку, которую устроили парни. Они-то как к этому относятся? Я неделю пытался поговорить с Иваном Белоусовым, но безрезультатно: сначала он сказался занятым, а потом перестал брать трубку. А вот Дима сказал, что готов помочь девушке чем только сможет.

- Я бы что угодно сделал, чтобы для Саши все нормально закончилось, - сказал мне Дмитрий (он и его приятели не хотят, чтобы их фамилии публиковались). - Если бы я знал, сразу бы помчался в травмопункт фиксировать эти порезы. Но тогда я просто не подумал об этом. Через месяц меня направили на экспертизу. Но определить, чем были нанесены раны, было уже невозможно. А насчет друзей... Не знаю, как они смогут жить с таким грузом.

Расследование уже закончено, через несколько дней начнется суд. По словам адвоката Лотковой Ярослава Пакулина, его главная задача - доказать, что Александра оборонялась. Получится ли, сказать трудно.

- Саша, ты бы хотела, чтобы в тот вечер у тебя не было пистолета? - спрашиваю я.

- Даже не знаю, - после короткого раздумья отвечает Александра. - А если бы человека при мне убили... Такого я бы себе не простила.

Александра Лоткова под домашним арестом и ждет суда.

Александра Лоткова под домашним арестом и ждет суда.

СОВЕТЫ ЭКСПЕРТА

Не цельтесь в спину убегающему

- В таких делах суды обращают внимание на два обстоятельства, - объясняет адвокат Александр Греб, - была ли угроза реальной или мнимой и насколько соразмерна защита этой угрозе. Если в темном дворе к вам движутся люди и вы, испугавшись, начинаете стрелять, то самообороной это не признают. Никто ведь вам не угрожал и не предпринимал враждебных действий. А вот когда в подворотне вас окружили и сомнений, что будут бить, нет, то применение оружия оправданно. Не стоит целиться в голову. Если получится, не стреляйте в грудь со слишком близкого расстояния. Но в таких ситуациях обычно трудно действовать расчетливо. Обычно люди жмут на курок не целясь, как получится. Но ни в коем случае нельзя продолжать стрельбу, когда угроза уже миновала. Например, палить в убегающего или добивать поверженного.

Комментарий юриста

«Про грабеж почему-то забыли»

Мы попросили прокомментировать ситуацию председателя правления Московской коллегии адвокатов № 1 Дмитрия Краснова. Он участвовал в нескольких судебных процессах по самообороне с применением оружия.

- Если все обстоит именно так, то первопричиной стычки стал инцидент на эскалаторе, - сказал Дмитрий Краснов. - Парни затеяли драку, отобрали имущество. Это грабеж. Нужно было сразу возбуждать дело по этой статье, но об этом забыли. А девушка, на мой взгляд, имела полное право выстрелить в того, кто нападал на нее. Не важно, был у него нож или нет. Он сильнее и явно представлял для нее угрозу. Под понятие обороны подходят и выстрелы в дерущихся. Она пыталась остановить избиение, чего не делал полицейский. Это не подпадает под умышленное причинение вреда здоровью.

Камера видеонаблюдения зафиксировала, как девушка стреляет в толпу дерущихся, которых не может остановить даже полицейский (в левом нижнем углу).

Камера видеонаблюдения зафиксировала, как девушка стреляет в толпу дерущихся, которых не может остановить даже полицейский (в левом нижнем углу).

А В ЭТО ВРЕМЯ

Полицейских сделали неприкосновенными

Верховный суд объяснил, как судить обороняющихся

Самооборона и превышение ее пределов стала темой вчерашнего пленума Верховного суда. Один из вопросов - может ли гражданин обороняться от полицейского, применяющего силу. Напомним, три года назад тогдашний министр внутренних дел Рашид Нургалиев заявил: от неправомерных действий стражей порядка можно и нужно защищаться (см. kp.ru). Вчера же Верховный суд принял противоположное решение: если люди в форме пытаются тебя задержать, смирись. Сопротивление в этом случае самообороной считаться не будет. Правда, Верховный суд рассматривает только правомерные действия полицейских. Имеются и «пограничные» ситуации, в том числе на митингах. Но в любом случае на полицейского с кулаками лучше не лезть.

В числе прочего пленум уточнил, чем руководствоваться судьям при рассмотрении спорных моментов дел о самообороне. Например, начинать обороняться можно, не только когда хулиган уже идет на вас с оружием, но и раньше, когда такая угроза стала явной. А вот применение автономных средств защиты суд самообороной может и не признать. Если мелкий воришка попал в капкан и остался без ноги, владелец западни может угодить за решетку.