Политика11 октября 2012 20:27

Целебные припарки на мигрантский вопрос

Депутаты Госдумы решили внести в миграционное законодательство «охранительные поправки»

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Как можно догадаться, охранять эти поправки будут сложившийся порядок вещей, при котором мы имеем в приграничных регионах перенаселенные слаборазвитые страны и самое либеральное миграционное законодательство в мире.

Чем это все закончится - догадаться несложно, а озвучивать - страшно. Попробую намекнуть. Например, первая моя публикация в «КП» о первых миграционных проблемах вышла в далеком 2004 году, и с тех пор я с ужасом наблюдаю разворачивающуюся клиническую картину тяжелого всероссийского заболевания.

Комментарии читателей к статьям о миграции восьмилетней давности поражали свои благодушием - «они такие же люди», «деды воевали», «у нас общая судьба», «им надо кормить свои семьи», «автор статьи - фашист» и т.д.

В 2012 году подобный гуманитарный дискурс полностью потерял свою актуальность. Читаешь теперь читательские отзывы с ужасом - просто газета «Штурмовик», 1936 год, угар борьбы за «лебенсраум» - «жизненное пространство». При этом, владение Интернетом делает хоть какую-то выборку из читательской аудитории, подразумевая у пользователя зачатки интеллигентности и культуры. Что говорят простые люди, телезрители, интернетом не владеющие, я знаю - то же самое. И самое цензурное выражение звучит так: «Мигранты достали!».

Разумеется, народные избранники решили отреагировать на народные настроения, наложив целебные компрессы на самые вызывающие и выпуклые нарывы. Например, в поправках предложено не пускать в Россию несколько категорий мигрантов: «совершивших умышленные преступления, а также лиц, имеющих не снятую и не погашенную судимость. В список войдут и те, кто использовал подложные документы для нахождения в России, не компенсировал затраты на выдворение и прочее».

Как будут выявлять граждан из этих сомнительных категорий, мне рассказал в доверительной беседе офицер таможни аэропорта «Домодедово»: - А никак!

В Среднеазиатских государствах существует целая система для смены документов у проштрафившегося в России гастарбайтера. Можно, будучи выдворенным из России, прилететь в Душанбе утренним рейсом, и вечерним вернуться обратно - уже с другим паспортом. И меня терзают смутные сомнения, что тамошние власти смотрят на эти художества с таким хитрым восточным прищуром, решая внутренние проблемы своей «как-бы-независимой страны» за счет России.

Еще депутаты Ирина Яровая и Александр Хинштейн, предлагают, с целью борьбы с «резиновыми квартирами», «информировать ФМС о фактах регистрации и по факту совершения сделок с недвижимостью лицами, не имеющими российского гражданства». Ну да, проинформированное ФМС сразу же, цитируя классика, «вышлет десять мотоциклетов с милицией и пулеметами» - бороться с нелегалами.

В Москве я еще могу, в страшном бреду, представить такую картину. Но не в провинции. Когда в городке Калязин в 2010 году коренные жители устроили погром в месте «компактного расселения» гастарбайтеров, я не поленился пообщаться с местной миграционной службой. И обнаружил в паспортном столе единственную даму с перманентом на голове. В глазах ее плескался ужас грядущего увольнения с госслужбы, и весь кошмар поиска работы в провинции женщиной предпенсионного возраста.

Единственное, что она смогла мне сказать: «А что я могу одна сделать?». И я с ней полностью согласен, и ни в чем ее не виню. Все миграционные проблемы городка Калязин, должны решаться на много тысяч километров южнее. В противном случае, все бессмысленно.

И я до сих пор не могу понять, что нам мешает ввести с мигранто-избыточными странами нормальный визовый режим на границах? Когда закончится эта укладка шпал поверх рельс, или лечение рака зеленкой?

И светлый порыв депутатов Хинштейна и Яровой, и вся невидимая простому глазу деятельность нашей миграционной службы, в целом, напоминает эпическую картину крушения гигантского трансатлантического лайнера. Через распоротый борт корабля широким потоком вливается ледяная вода. А матросы, вместо того, чтобы взять, и заделать пробоину, стоят в трюме по пояс в воде и разливают ее по маленьким аптекарским склянкам. Каждую скляночку надписывают и аккуратно затыкают пробкой.

Капитан, уже в спасательном жилете, смотрит на это зрелище благодушно - матросы аргументированно убедили его, что именно так, таким способом, и нужно бороться с кораблекрушением - «нехватка рабочих рук», «местные не хотят работать на не престижных должностях», «геополитическое влияние», «общий исторический путь».

Пассажиры, при этом, мечутся по уходящей из под ног палубе в животном ужасе, пытаясь что-то сделать. Одни - сами спускают шлюпки и, по мере возможности, отчаливают прочь с этаким сатанинским хохотом, проклиная остающихся дураков. Другие пассажиры, пока не поздно, - собираются бить команду, а третьи - просто общаются с Богом, стараясь не употреблять в своих молитвах матерные слова.