Политика15 октября 2012 2:00

Директор Центра исследований постиндустриального общества: «Мы не нанимались к Навальному ходить на эти митинги»

Дмитрий Стешин задал вопросы Владиславу Иноземцеву в телерадиоэфире «КП»

Уличные протесты пошли на спад, но очевидно, что «само не рассосется». Оппозиция занялась «взрослым» партстроительством, проводя собственные выборы в «координационный совет». Что ждет нашу внутреннюю политику? Этот и многие другие вопросы наш корреспондент Дмитрий Стешин задал директору Центра исследований постиндустриального общества Владиславу Иноземцеву в телерадиоэфире «КП»

КРИТИЧЕСКИЕ ДНИ ОППОЗИЦИИ

- Почему протестное движение так же быстро отцвело, как и возникло?

- Отцвела его первая волна, она была наигранная. Я думаю, мы находимся в начале большой протестной волны, которая не примет, возможно, зимних и весенних экстремальных форм. Но будет кристаллизоваться и искать свое место в российской политике.

- Сейчас на каком этапе протестное движение?

- Оно в критической фазе, которая закончится вместе с выборами в координационный совет оппозиции. Большинство голосов заберут самые раскрученные фигуры. Те кто, может, и не является идеологом оппозиции, но их лица известны людям через телевидение и прессу. И после выборов начнется размежевание.

- Кого с кем?

- Медийные лица будут заключены в рамки этого совета. Придут другие люди. Например, московские муниципальные депутаты. Они не диссиденты, но они реальные оппозиционеры и, скорее всего, в политсовет не войдут. То есть вторая волна оппозиционного движения будет более содержательная. Она начнет обдумывать свои варианты консолидации и свои пути движения вперед.

НЕТ ПОВОДА - НЕТ МАССОВОСТИ

- На Болотной плечом к плечу стояли все: либералы, националисты, антифашисты, геи и так далее. Казалось бы, протест захватил все игровое поле. Почему он пошел на спад?

- Самая фундаментальная причина - это отсутствие повода. Люди вышли сначала на Чистые пруды после выборов в Думу, а потом на Болотную - через неделю, когда стало ясно, что голоса украли. Их украли, может, не десятками процентов, как заявлялось... Но повод для протеста был очевиден: мы хотим участвовать в общественной жизни, а нас лишают этого права. Все понятно.

Но в последние месяцы предлагается набор совсем других лозунгов. Некоторые из них я разделяю - типа «свобода политзаключенным». Однако эти требования касаются гораздо меньшего числа людей! И когда господин Навальный предлагает этим людям ходить на митинг, как на работу, это не вызывает энтузиазма. Потому что мы не нанимались к господину Навальному ходить на эти митинги, он не наш работодатель.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

ОТКУДА ЖДАТЬ НОВЫХ ЛИДЕРОВ

- Вы прогнозируете какие-то изменения в нынешней политической системе. Откуда ждать вызовов и перемен? Где сейчас люди с политическим потенциалом?

- Новые лидеры придут через губернаторские и мэрские выборы образца 2013 - 15 годов. Вот именно за этот период из трех групп людей сформируется новое лицо реальной российской оппозиции.

Это, во-первых, часть интеллектуального класса, который начнет предлагать реальные программы.

Серьезная часть экономистов, экспертов, юристов объединится, перестанет собачиться и начнет действительно создавать что-то типа теневого правительства, реально действующего, а не просто сотрясающего воздух.

Проводить экспертизы законопроектов, предлагать программы развития страны.

Это будет первая сила. Очень важная сила в оппозиции. Потому что сегодня то, что предлагает власть, даже невозможно назвать программой или стратегией. Все эти стратегии предполагают три варианта: пессимистический, оптимальный и оптимистический. Вы можете себе представить, что у вас есть стратегия в семейной жизни, допустим, которая предлагает три варианта, вероятность которых не определена? И является ли это какой-то стратегией? Это, честно говоря, представляет собой достаточно большую пачку неудобной туалетной бумаги стоимостью в несколько миллионов долларов.

- А что такое «реальная стратегия»?

- Она исходит из того, что мы можем, что мы не можем и что мы должны сделать. Это то, что делают уважаемые коллеги из коммунистической партии Китая каждые пять лет. Это для России сегодня важнее и безопасности, и социальной защиты. Потому что это судьба страны. Те, кто сделает это, будут, безусловно, серьезными интеллектуальными лидерами оппозиционного движения. Не диссидентского.

Вторая категория новых лидеров - это реальные активисты, которые готовы каждый день выгрызать у власти определенные уступки, выявлять взяточников, находить людей, которые действительно злоупотребляют своим положением. Например, Владимир Гарначук. Это депутат муниципального собрания Тропарево-Никулино. Это замечательный пример того, как человек, никогда не принимавший участия в политике, не состоявший ни в одной партии, на выборах 4 марта был избран депутатом муниципального образования и с тех пор методично занимается выявлением коррупционных связей руководителей своей управы, отдельных чиновников округа и так далее.

И третий момент. Это, конечно, серьезные региональные деятели. Они должны приходить из регионов. Это необходимо. Вот можете себе представить, какой процент российского экспорта осуществляется из Сибири? Можете сказать?

- 70 - 80 процентов.

- Девять процентов! Вот это статистика Росстата, что Сибирь, которой богатство России прирастает, обеспечивает 9 процентов экспорта!

- А что же с энергоносителями происходит?

- А их экспортируют наши крупнейшие газовые и нефтяные компании. Они выкупают энергоносители у своих сибирских «дочек» и производителей. Ситуация в стране катастрофически искажена. Мы реально построили вертикаль, которая высасывает все соки и силы из провинции, и оттуда, безусловно, будет подпитываться серьезный протест.

- Да, движение регионализма не случайно в Сибири началось...

- Именно. И политики в регионах должны понимать, что именно они, крупные региональные губернаторы, мэры городов-миллионников, могут стать идеальными кандидатами на пост главы государства. Как в США.

Вопрос фундаментальный. Хочет выжить система или ее отдельные представители? Я могу не любить систему, но я признаю абсолютно, что система, созданная Владимиром Путиным за 2000-е годы, во-первых, жизнеспособна. И, во-вторых, при определенных усилиях, способна даже к какому-то развитию. В-третьих, она абсолютно не антинародна. Люди в Российской Федерации за последние десять лет стали жить намного лучше, чем они жили в 90-е годы. Это невозможно не признавать. И поэтому я считаю, что эта система с определенными изменениями достойна того, чтобы сохраниться.

Острый вопрос

Не заигрывайте с националистами

- Вы не затронули в своих прогнозах проблему межнациональных отношений. Я тут залез в комментарии к своей статье о миграции от 2006 года, посмотрел, что пишут читатели в комментариях: «автор - фашист», «все люди - братья» и так далее. И залез в комментарии к своей последней заметке «Дети гор» будут патрулировать Москву». Почти 100% комментариев читателей - как в газете «Фелькишер Беобахтер» (издание немецких нацистов. - Ред.), 1936-й год. При такой поддержке есть ли будущее у националистов?

- Безусловно, есть. Я не очень понимаю, зачем происходит разыгрывание этой карты. Для власти есть два очень опасных момента сегодня. Это раскручивание карты национализма и раскручивание очень сомнительной игры с церковью.

- Вы считаете, что это власть раскручивает национализм?

- Власть, может, их не раскручивает специально, но она и не подавляет никакие проявления националистической квазиоппозиции, так как она это делает с либеральной оппозицией. Эта политика противоречива. С одной стороны, вы создаете феодальную систему в Чечне и в Дагестане, вкладываете туда колоссальные деньги, в результате чего оттуда приезжают мальчики на «Порше» и «Бентли» и стреляют в Москве на Тверской. А, с другой стороны, вы разыгрываете карту национализма.

Тогда будьте готовы к тому, что эти люди скоро начнут создавать на улицах российских городов такие условия для выходцев с Кавказа (которые, между прочим, по паспортам - россияне), что у вас возникнет социальный взрыв уже на Кавказе.

Политика: В ВЕРХАХ