2018-04-02T14:19:10+03:00

Экс-мэр Владивостока Юрий Копылов: «До сих пор не могу простить Горбачеву развала СССР»

Рыбак, секретарь Первомайского райкома КПСС и бывший глава столицы края - о недавнем трудовом прошлом Приморья
Поделиться:
Комментарии: comments5
Бывший глава столицы Приморья рассказал читателям о том, чем раньше жил наш край:Бывший глава столицы Приморья рассказал читателям о том, чем раньше жил наш край:
Изменить размер текста:

Ушедшее время уже не вернется, но есть еще носители памяти о недавнем прошлом нашей малой родины. Те, для кого это было временем молодости и расцвета. В преддверии 74-летней годовщины со дня образования Приморья мы предложили Юрию Михайловичу Копылову рассказать о том, чем раньше жил наш край: о рыбацкой славе, о системе подбора руководящих кадров, о крупных проектах по развитию Владивостока.

«О деньгах думали мало»

- Юрий Михайлович, вы значительную часть жизни посвятили рыбацкому флоту. Как вы туда попали?

- Я вырос в Смоляниново, в 15 лет поступил в Находкинскую мореходку, в 1965 году выпустился из нее лейтенантом и техником-технологом. И пошел работать на рыбацкий флот. Сначала был завпроизводством и комсоргом на производственных рефрижераторах в «Востокрыбхолодфлоте». Мы работали в районе Камчатки, в Бристольском заливе у берегов Америки… Там я постепенно пошел работать по комсомольской линии. Меня приметили, пригласили в партком и предложили поработать секретарем комитета комсомола управления «Востокрыбхолодфлота». Это был далекий 1967 год.

- Объемы рыболовства тогда были больше, чем сейчас?

- Конечно. Несопоставимо больше. Рыбная промышленность была основой экономики и Владивостока, и Приморского края, да и в целом в стране была очень значима. Вот сейчас причалы нашего порта завалены бревнами и металлоломом, которые готовятся погрузить на суда и вывезти на продажу за границу. Мы можем видеть, как природные ресурсы страны вывозятся за рубеж. А в советское время вся бухта Золотой Рог, внутренний и внешний рейд Владивостока были забиты рыбацкими судами, полными рыбопродукции. Здесь ее перегружали на поезда и далее везли по всему СССР.

После того как в 1970 году в «Дальморепродукт» влили китобоев и краболовов, каждая вторая банка рыбных консервов в стране тогда выпускалась именно управлением «Дальморепродукта». Не случайно по всей стране в рационе питания населения были приняты «рыбные вторники» и «рыбные четверги» – в школах, на предприятиях, в общепите. Потому что и рыбы было много, и о ее пользе для организма всем известно.

В «Дальморепродукт» и меня пригласили работать из «Восткрыбхолодфлота». В «Дальморепродукте» тогда было 16 плавбаз и плавзаводов (краболовы, рыбобазы, китобазы). Общее количество работающих на предприятии составляло 21 тысячу человек. А комсомольцев среди них было около шести тысяч. Ребята работали с огромным энтузиазмом. Как-то о деньгах мало думали. Была еда, были работа, молодость, задор и страстное желание сделать что-то хорошее, и сделать это лучше, чем другие. Субботники – так субботники: с песней, с большим желанием. По доходам практически все были равны. Не было той вычурности, вещизма и алчности. Общество было намного здоровее. И мы боролись за то, чтобы жить лучше.

«Соцсоревнование – замечательная идея»

- Я помню, в Приморье проводились записи первых в стране передач КВН. Александр Масляков тогда приехал Владивосток. Плавбазы были все в море, и мы для съемок программ КВН арендовали белый красивый пароход «Советский Союз», который стоял в порту. В те времена КВН был очень популярен, в него играли практически все и в каждой подворотне, не считаясь с личным временем. И не было запросов: а что мне за это дадут, что заплатят? Слово «бизнес» или, тем более, «шоу-бизнес» тогда вообще не употребляли.

- А как вы стали секретарем «Чуркинского» райкома КПСС?

- В начале 80-х меня направили на партийную работу - инструктором горкома, потом и крайкома партии. Затем направили секретарем парткома в «Востокрыбхолодфлот», а потом – первым секретарем в Первомайский райком. И работал я в этой должности семь лет, до эпохи Ельцина. За это время я все чуркинские закоулки изучил. Раньше чаще всего первомайскую демонстрацию во Владивостоке возглавляла колонна Первомайского района. Вопрос: кто будет возглавлять городскую колонну, решался по результатам сравнения показателей районов города – и производственных, и социально-бытовых. У какого района показатели лучше, тот и шел первым. Такой был замечательный стимул.

Соцсоревнование – это была замечательная идея. Я как-то был в Японии, так они до сих пор нас благодарят за идею соцсоревнований. Там по-прежнему работники-передовики на предприятиях в красных косынках ходят. А у нас соцсоревнования разве что у бандитов…

«Гостинки нужно расселять»

- Когда вы руководили Чуркиным, о чем у вас больше всего болела голова?

- Все-таки вопросы производственные меня занимали меньше, поскольку все механизмы были прекрасно отлажены и кадры подобраны хорошо. В основном у меня голова болела о благоустройстве района. Было много бараков, которые то горели, то там водопровод перемерзал. Решение социальных вопросов в первую очередь было на плечах первого секретаря райкома.

- Знаменитые чуркинские гостинки тогда же строились?

- Да. В свое время они здорово помогли городу. Для тех, кто жил в коммуналках и бараках, это было счастье - получить гостинку. Ведь они все-таки получали отдельную квартиру - благоустроенную, с туалетом, горячей водой и центральным отоплением. Конечно, сейчас гостинки надо расселять. Надо делать из этих клетушек 2–3-комнатные квартиры, облагораживать здания внутри и тогда уже заселять. Потому что нормальные люди, попадая в асоциальную среду, сами рискуют стать такими же…

«Рыбак – это моряк в квадрате»

- Работать рыбаком было престижно? Или все-таки это в большей степени касалось торговых моряков?

- Конечно, престижно. Но с торговыми моряками была некоторая конкуренция. Торговым морякам шили форму за счет казны, а рыбаки шили за свой счет. Торговым оплачивали проезд к месту отдыха на поездах и самолетах, а рыбак платил сам. Притом, что заработок не был каким-то заоблачным, тут много мифов. Капитан плавбазы зарабатывал 550 рублей. Столько же получал мой товарищ на заводе «Радиоприбор», работавший на станке с числовым программным управлением.

Считалось, что рыбак – это моряк в квадрате, но у торговых моряков уже тогда были разные боны, чеки, а у рыбаков – нет. Зато была солидарность. Для меня и сейчас запах рыболовного судна, рыбоперерабатывающего производства – родной. Другие говорят: воняет. А для меня: не воняет, а пахнет.

«Есть мозги – двигайся вперед»

- Раньше иная система подбора кадров была?

- Конечно. Раньше если человек выпускался из вуза, то он твердо знал: если будет работать хорошо, то ему дадут зеленый свет. Тогда не нужны были взятки, чтобы занять должность. И не нужно было покупать образование. Чтобы меня в 38 лет поставить секретарем Первомайского райкома партии - за мной сколько следили, тянули. Принцип был простой: хватает мозгов – двигайся, не хватает – посиди, совсем уж мало – увольняйся. А сейчас самые ключевые должности покупаются. Кто приходит, непонятно.

Вот раньше, еще при царе, Дума Владивостока избиралась по количеству стульев в зале заседаний. Они заседали на Светланской, там, где ныне находится приемная федерального инспектора. Посчитали, сколько стульев входит в тамошний зал, и столько избирали депутатов. Была квота: от извозчиков – столько депутатов, от торговцев – столько, а от попов – столько. Эта Дума и называлась, и была представительным органом, потому что представляла все сословия населения. А сейчас Дума тоже называется представительным органом, но вот только кого эти депутаты представляют, кроме самих себя…

Минтай в обмен на Дворец спорта

- В 80-е годы были крупные проекты по развитию Владивостока?

- Был проект построить на Чуркине огромный спорткомплекс. Вон, видите посередине Чуркина, на улице Фастовской, торчит 21-этажная свечка-монолит? Ее строили северокорейцы, а всего таких домов должно было быть три. История там была такая. Мы вместе с Юрием Ивановичем Москальцовым (руководителем «Дальрыбы») попали в Северную Корею. И Москальцову удалось побывать на приеме у Ким Ир Сена. В итоге появилась договоренность, что северокорейцы поострят на Чуркине объект, который мы выберем, а наши рыбаки расплатятся с ними минтаем. Мы с Юрием Ивановичем поехали по Пхеньяну, чтобы выбрать что-либо хорошее. И облюбовали увиденный там Дворец спорта. Решили возвести такой во Владивостоке. Это огромный комплекс, который включал в себя крытый бассейн, стадион, открытые теннисные корты и еще много чего. Его решили построить ниже улице Фастовской, на склоне между остановкой Диомид и гостинками на Надибаидзе. Для этого необходимо было расселить жильцов частного сектора на месте строительства. Поэтому собирались построить на Фастовской три 21-этажные свечки (высота в 21 этаж обуславливалась тем, что в то время по правилам сейсмобезопасности строить дома выше было запрещено).

Предполагалось, что мы построим один дом, расселим туда жителей бараков, затем построим второй и третий, а потом начнем строить собственно спорткомплекс. Но, увы, на практике успели построить только один этот дом: социализм закончился, и начался капитализм. И все в одночасье рухнуло.

«За канатку меня бы посадили»

- А транспортные проекты?

- Были проекты организовать фуникулер с Луговой на Нейбута. Уже гораздо позднее, когда я был главой администрации Владивостока, был проект, если помните, провести над бухтой Золотой Рог канатную дорогу из центра на Чуркин. О таком мосте, как сейчас, мы и не мечтали, а вот канатка была вполне реализуемым проектом. Сколько я за нее бился… У меня люди съездили в Германию и в Италию, посмотрели, как канатные дороги работают там. Привезли представителей фирмы, которая строит такие дороги, сюда. Они согласились ее построить за 300 миллионов рублей. В бюджете города деньги на канатку можно было найти. Кроме того, мы тогда создали акционерное общество «Альбатрос», выпустили акции на строительство канатной дороги...

- И что же помешало завершить проект?

- Я не решился брать из бюджета деньги на канатную дорогу. Сейчас, задним числом, я понимаю, что сделал абсолютно правильно. Если за колумбарий для города меня столько судили и пересуживали, то за канатную дорогу точно бы посадили. И те же прокуроры потом по этой канатке бы и ездили.

После скандала с колумбарием имя Юрия Копылова узнала вся страна

После скандала с колумбарием имя Юрия Копылова узнала вся страна

С должности – либо в тюрьму, либо в больницу

- Когда вы руководили Первомайским районом, уже началось время тотального дефицита товаров?

- Да. Прилавки опустели. Я ведь и с партийной работы ушел из-за несогласия с политикой Горбачева - по собственному желанию. Это было еще до того, как Ельцин КПСС разогнал. К тому моменту, когда я написал заявление, я помимо руководства Первомайским райкомом был еще и членом крайкома партии и даже стоял в резерве на должность первого секретаря крайкома. Конечно, когда я заявил о своем желании, был большой скандал. Приехало партийное начальство и говорит: у нас с такой должности просто так, по собственному желанию, не уходят: либо в тюрьму, либо инфаркт, либо инсульт. Но я настоял. Меня тогда андроповцем называли. Потому что Андропов выпустил самую дешевую водку и всех заставил работать. Правильная политика была: включать станки и работать. А отдыхать хотите – нате вам водочку. Но Андропов быстро умер. А Горбачев после него собственную страну развалил, и это при нем начался тот дефицит.

А я же еще до того как понял, кто такой Горбачев, его у нас во Владивостоке встречал. Он сюда приезжал с визитом и попросил показать, как делают рыбные консервы. Мы взяли плавбазу «Дальний Восток», которая только что вернулась с промысла. Покрасили ее и поставили у морского вокзала. Когда приехал Горбачев, включили консервную линию, а рядом поставили танкер, который забирал с плавбазы воду, которую нельзя было в море сливать. И я и самого Горбачева, и его супругу Раису Максимовну водил по плавбазе - в белых халатах и чепчиках. А спустя пару лет из-за него принял решение уйти с партийной работы. До сих пор не могу простить Горбачеву развала СССР… Радует, что на Горбачеве жизни моя, города и края не остановилась. Думаю, что в Приморье еще возродится то хорошее и светлое, что было в советские годы.

Фото из личного архива Юрия Михайловича

Фото из личного архива Юрия Михайловича

ДОСЬЕ «КП»

Юрий Копылов родился в 1946 году. Отец - машинист-наставник, мать - военный фельдшер. В 1957 году семья Копыловых переехала в Приморский край.

В 1965 году окончил мореходное училище в Находке, в 1977-м - заочно Высшую партийную школу в Москве, в 1985-м - Дальрыбвтуз по специальности «экономика и организация промышленности продовольственных товаров».

По окончании училища с 1965 года работал на судах, затем на комсомольской и партийной работе – на берегу. В 1998 - 2004 годах – глава администрации Владивостока. Ныне – пенсионер.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также