2016-08-24T03:33:43+03:00

Детский писатель Владислав Крапивин: О ювенальной юстиции, секс-энциклопедиях и уроках религии в школах

«Комсомолка» побывала в гостях у автора замечательных книг для детей и взрослых [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments68
Алексей Ярославцев
Изменить размер текста:

Известному детскому писателю Владиславу Крапивину недавно исполнилось 74 года. Почетный житель Екатеринбурга, он несколько лет назад переехал в город своего детства Тюмень. Автор повести «Тень Каравеллы» живет в просторной квартире, в самом центре города. На стенах - черно-белые фотографии, старинные карты, шпаги… И огромная библиотека: много, очень много книг. Тут же, на диване, лежат несколько гитар в чехлах - в гости к отцу вместе с друзьями приехал младший сын Алексей, он музыкант.

Мы ехали к Владиславу Петровичу в гости, хотели поздравить с днем рождения, который он празднует 14 октября. Но накануне Крапивин узнал неприятную новость: не удалось собрать денег на премию его имени для детских писателей… И разговор вышел не праздничный. Говорили на серьезные темы, которые сильно задевают писателя: ювенальная юстиция, преступлениях против детей, о положении в современной детской литературе...

В гостях у Владислава Крапивина

В гостях у Владислава Крапивина

«МЕНЯ УЖЕ НЕСКОЛЬКО ЛЕТ ПЕРЕСТАЛИ ИЗДАВАТЬ»

- Владислав Петрович, в этом году впервые не удалось собрать денег на премию для детских писателей имени Крапивина. Минкульт Свердловской области, куда обратилось жюри конкурса, отказался выделить деньги на призовой фонд...

отказ министерства от премии

отказ министерства от премии

- Как писал Некрасов: «Случай предвиденный, чуть не желательный»... Областное начальство никаких обещаний не давало, договоров не подписывало. Это дело добровольное. Да, жюри не сумело набрать денег на премию детским писателям. А кому сейчас нужна детская литература? Детям она не нужна! Кто сейчас будет воспитывать любовь к книгам? Выросшие мама и папа? Да они сами не читают.

- Так вы для этих мам и пап сами когда-то писали. Они росли на ваших книгах. Что с ними случилось?

- Не люблю это выражение: росли на ваших книгах. Ни на чем они не росли. Росли на желании купить дачу и машину. Читали единицы. А сейчас все еще хуже.

- Но от книжных магазинов впечатление полного изобилия. Отличные издания, хорошая бумага, иллюстрации…

- Действительно, подходишь к полкам с детской литературой - как много красивых корочек! Но начинаешь разбираться: одно и то же. «Буратино», Астрид Линдгрен, «Волшебник Изумрудного города». А где новые детские писатели? Вот показатель отношения властей к детской литературе: в марте 1943 года, когда немцы были недалеко от Москвы, в столице, в Колонном зале, сумели организовать Неделю детской книги: собрались ребята и писатели. А сколько детских книг издавалось в те же годы, и какими тиражами! Представьте, если бы в наши годы Аркадий Гайдар написал «Судьбу барабанщика». В лучшем случае ее бы напечатали тиражом в три тысячи экземпляров. И кто ее прочитает, как она отзовется в душах? Я бы мог назвать таких талантливых сегодняшних детских авторов: Олега Раина, Павла Калмыкова, Ольгу Колпакову. Вот кого надо издавать большими тиражами! Поэтому необходимо государственное детское издательство, цель которого все-таки не прибыль, а издание хороших книг. Нынешний «Детгиз» выпускает за два года одну книгу. А представлять себя нормальной страной без детской литературы и без детского кино невозможно.

- С начинающими авторами понятно, издатели не хотят рисковать, печатать нераскрученного автора? Но куда с книжных полок в магазинах исчезли книги Крапивина? Только что объехали несколько книжных магазинов Тюмени и не нашли ни одной!

- Меня с недавней поры перестали издавать, особенно новые книги. Чем тьо не угодил чиновникам боьлшого издательства, с которым раньше имел дело. Мою последнюю повесть «Пироскаф «Дед Мазай» я просто выложил в Интернете. В издательстве, где раньше печатали мои книги, мне как-то сказали: «Крапивиным забиты все наши склады, он не расходится»… А зимой этого года выяснилось удивительное. За роман «Тополята» мне вручали премию от правительства Свердловской области. Организаторы премии пытались найти эту книгу для жюри. И от Москвы до Владивостока нашли всего пять экземпляров. Сотрудники тех самых складов, где якобы полно моих книг, лишь удивлялись: мол, да у нас давно уже нет ни одной книги Крапивина! Поэтому никакого стимула писать у меня нет. Мне вообще очень трудно сейчас писать. Веселые сказки не пишутся.

«ЕСЛИ БЫ МЕНЯ ЗАБРАЛИ ОТ МАМЫ, Я БЫ РАЗНЕС ПРИЮТ»

- Владислав Петрович, недавно в Финляндии случился новый скандал: органы опеки изъяли у россиянки ее детей. У вас, судя по «Тополятам», очень жесткое отношение к таким проявлениям ювенальной юстиции. Вы очень достоверно показали трагедию ребенка, которого пытаются «изъять» у якобы неблагополучной, но любимой матери.

- Когда где-то в Финляндии ребенка забирают у родителей, то Павел Астахов шумит на всю Россию. Когда опека отбирает малышей у российских родителей, Астахова не видно и не слышно. Отбирать ребенка у матери - это противоестественно и безнравственно. Это нарушение всех моральных норм. Норм веры. Ребенку хорошо не только там где сытно, а где его любят.

- Но у сторонников ювенальной юстиции есть свои аргументы: насилие в семье, побои, детская смертность…Чиновники выступают за права детей. Почему семью нельзя более жестко контролировать?

- Я начал влезать в эту проблему, когда в городе Дзержинске из одной малоимущей семьи изъяли детей. Впрочем, есть другая сторона: отец семейства был общественником и слишком громко выступал на митингах. Тогда поднялся шум, и я в этом тоже участвовал. Детей вернули. Но, думаю, это один из многих случаев. Остальные широкой общественности не известны. Нужно помочь людям стать более благополучными. Вспомните, во время войны голодные семьи брали себе осиротевших ребятишек. А сейчас отбирают. Представляю себя в детстве: если бы меня забрали от мамы, я бы разнес весь этот приют! Из окна бы выкинулся! Сбежал на край света! Уверен, будут отбирать не из тех семей, где процветают дикость, невежество, жестокость, а просто из материально неблагополучных семей.

В гостях у Владислава Крапивина

В гостях у Владислава Крапивина

«ОСНОВЫ РЕЛИГИИ УЖЕ ЕСТЬ В НАШЕЙ ЛИТЕРАТУРЕ»

- В Екатеринбурге недавно случился очередной скандал, связанный как раз с детской литературой. Общественная организация «Родительский комитет», которая взяла на себя роль главного блюстителя морали, обратилась в прокуратуру с требованием изъять из магазинов детские книги по сексуальному воспитанию. Вы как детский писатель поддерживаете общественников?

Интервью с Владиславом Крапивиным.Андрей КАЗАНЦЕВ

- В список книг, которые изъяли из продажи с подачи Родительского комитета попал замечательныйроман Давида Гроссмана «С кем бы побегать». Ну чего они путают божий дар с яичницей! Ладно, им не нравятся какие-то сексуальные энциклопедии. Об этом можно спорить: кому-то кажется, что это нормальное воспитание, кто-то считает, что это растление детей. На мой взгляд, это должны решать родители. Но что они у Гроссмана-то нашли? Я с удовольствием прочитал роман. Там показаны совершенно чистые отношения между молодыми людьми. Героиня - шестнадцатилетняя девочка, которая вытаскивает брата из наркоты. Между ней и ее другом нет никаких намеков на сексуальные отношения. Почему Родительский комитет считает, что он вправе решать такие вопросы!? И тот же Астахов вставил книгу в одну обойму с этими этих сексуальными энциклопедиями. По-моему, никто из инициаторов этой акции просто не читал этой книги. Содружество детских писателей в Екатеринбурге сейчас готовит письмо-обращение к свердловскому губернатору Евгению Куйвашеву с просьбой вернуть этот роман на книжные полки в магазинах.

В гостях у Владислава Крапивина

В гостях у Владислава Крапивина

- По поводу ваших «Тополят» была целая дискуссия в блоге дьякона Андрея Кураева. Некоторые нашли, что вы, оказывается, против Русской православной церкви!

- Там сказано только об одному дураке, который, прикрываясь своей должностью в детском православном лагере, проповедует свои националистические расистские взгляды. У меня много знакомых православных священников. Мы с ними обсуждали это, они только плечами пожимали. Видимо, кого-то зацепил мой роман. Когда я писал, я опирался на реальные факты, на публикации в газетах. Меня упрекали: но зачем об этом писать, зачем заострять внимание? А затем, чтобы этого не было! Затем, чтобы эти люди не дискредитировали православие, не пачкали веру. У меня столько книжек, где священники - положительные герои…

- А уроки религии в школах вы одобряете?

- Пока не могу разобраться. Если речь идет об истории религии, то, может быть, это нужно. Но если это насаждение какой-то одной религии с вдалбливанием догм… Тут ведь нужны еще талантливые преподаватели, а не так: не выучил библейскую историю - два!

- Можно доверить это представителям конфессий, уж у них точно не будет формального подхода…

- Тогда это будет насаждение одной религии в ущерб другим. В любом случае, это должно быть только добровольно. Мне запомнилась фраза, прочитанная уже не вспомню у кого: лучший способ воспитания атеистов - преподавание Закона Божьего. В моей повести «Бабочка на штанге» есть рассуждение на эту тему. Мальчик-герой, дискутирует со священником, говорит: может быть, мне это интересно, но я не хочу, чтобы за это мне ставили оценки. Вообще, лучше бы добавили в учебную программу часы литературы. В нашей литературе есть все: и основы религии тоже.

В гостях у Владислава Крапивина

В гостях у Владислава Крапивина

«СЕЙЧАС СТРАШНО РЕБЕНКА ПО ГОЛОВЕ ПОГЛАДИТЬ - ЗАПИШУТ В ПЕДОФИЛЫ»

- Роман «Тополята» вообще зацепил общественный нерв. Еще одно обвинение от интернетовских анонимных критиков - в антипатриотизме, за фразу одного из героев, мальчишки-детдомовца: «А что такое Родина и за что мне ее любить?!» Из этого некоторые делают вывод, что крапивинские герои не любят Родину. Мол, у них патриотизм заканчивается на любви к малой родине: семье, двору, друзьям, тополям, кошке. А где же любовь к стране, к государству? Конечно, дико слышать такое о вас, который столько писал о Севастополе, героизме русских моряков и путешественниках…

- А за что детям любить наше государство? За то, что лишили детского кинематографа, пытаются отбирать из семьи, сделали платные секции?! Почем-то считается, что Родину надо любить изначально, а эта любовь начинается с любви к матери, в ответ на её ласку и доброту... Главный образ в наших храмах - это образ Богоматери с младенцем, то есть символ материнства... Я не понимаю разницу между большой и малой родиной. Любовь - это внутреннее ощущение, состояние. А не декларативное заявление: да здравствует!

- А давайте сравним это с тем, в чем вас обвиняли критики и «общественность» лет тридцать назад?

- Главное обвинение тогда: у вас дети всегда противопоставляют себя взрослым, педагогам. Ну да, противопоставляют. Если взрослые дураки. А умных, хороших взрослых персонажей почему не замечаете? Директор школы из «Мушкетера и феи», например. Или реальный персонаж, мой давний друг, учитель младших классов из «Журавленка и молнии»... Если покритикуешь одного педагога, то вся педагогическая общественность во имя своих клановых интересов встает на дыбы. Так же, как и с милицией. В моем романе «Семь фунтов брамсельного ветра» есть такой эпизод: мальчишку ни за что забрали в милицейский участок, начали ему угрожать. Представители наших правоохранительных органов возмутились: не может такого быть! Мол, есть, конечно, отдельные случаи, но в целом… А меня никак не отпускает трагедия, которая случилась в Питере. Когда в начале этого года 15-летнего подростка Никиту Леонтьева забили в отделении милиции.

В гостях у Владислава Крапивина

В гостях у Владислава Крапивина

- Вы писатель-гуманист. И, несмотря на это, вы бы лично подписали обращение за ужесточение наказаний за преступления против детей? Поддержали бы вы, например, отмену моратория на смертную казнь для педофилов?

- Я против смертной казни. Потому что пострадает много невинных, пойманных, чтобы отчитаться. К тому же казнь ничего не решает. Повесился похититель Даши Поповой из Ростова, который неделю возил ее в багажнике в камере, и что это решило? Надо защищать детей! А чем занимается тот же Родительский комитет? Воюет с книгами. Еще борется с педофилами. Но мне кажется, что борьба с педофилами в последнее время принимает какие-то странные, нездоровые формы. У нас в городе по подозрения в педофилии задержали тренера детской секции: за то, что он якобы прикасался к детям, когда учил их плаванью. Как можно учить ребенка плавать и не косаться его? Я тридцать лет обучал детей плаванию, фехтованию, в походы ходил, сколько тысяч раз я их касался: ставил в фехтовальные стойки, вылавливал из воды, когда переворачивалась яхта, смазывал ссадины... Сейчас страшно ребенка по голове погладить, тут же попадешь в педофилы!

«СОБИРАЕМСЯ ВЕРНУТЬСЯ В ЕКАТЕРИНБУРГ»

- Когда то вы создали знаменитый отряд «Каравелла» - альтернативу школьным пионерским отрядам. Отряд живет в Екатеринбурге до сих пор. Как вы относитесь к попыткам возродить пионерскую или любую другую массовую детскую организацию?

- Организация, конечно, нужна. Но не клерикальная и не военизированная. А то представляется такая картина: некий батюшка является в класс, в одной руке - распятие, в другой - автомат Калашникова. И все это называется военно-патриотическое воспитание. А может, воспитание должно быть просто патриотическим? Так ведь нет, нужно военно-патриотическое! Почему надо обязательно воспитывать кадетов? Нужны артисты, архитекторы, рабочие. Наверно, хорошая детская организация просто не нужна стране. Зачем воспитывать чувство товарищества, доброго отношения друг к другу, кому сейчас это надо? Проще воспитывать потребителей.

Владислав Петрович показывают свои любимые книги.Андрей КАЗАНЦЕВ

- Вот вы писали о дружбе, о товариществе, вас издавали огромными тиражами, читали. Почему же победило общество потребителей?

- Может, одного меня было мало? Поэтому и победили потребители. А победили, потому что мало читают. Но не все же такие. Есть учителя, журналисты, инженеры, врачи.

- Давайте о хорошем: как день рождения отпраздновали?

- С семьей, посидели за столом, выпили по рюмочке. Друзья из Екатеринбурга, ветераны «Каравеллы», прислали мне подарок - огромный фотоальбом с парусными кораблями.

- Обратно в Екатеринбург не тянет?

- Собираемся переезжать. Здесь уже трудно, ведь мы с женой вдвоем. Хотя дети, и внуки приезжают, конечно. Внуку Пете 14 лет - каравелловец до мозга костей, командир барабанщиков. Старший сын, Павел, тоже в Екатеринбурге. И по внукам, и по детям скучаю. Да и по парусам, по правде говоря, скучаю. Хорошо бы купить квартиру на берегу Верх-Исетского пруда, чтобы смотреть из окна в подзорную трубу. А когда захочется, сесть на яхту, пройтись по волнам.

ЧИТАЙТЕ ПОВЕСТЬ "ПИРОСКАФ "ДЕД МАЗАЙ"

КСТАТИ

«Практику проходил в «Комсомолке» - хорошие там люди работали»

- Вы как студент Уральского университета когда-то проходили студенческую практику в нашей газете…

- Да, это было в 1960 году, после 4-го курса. Меня направили на месячную практику в Москву, в «Комсомолку», в отдел учащейся молодежи. На улицу Правды. Люди там хорошие работали. Среди сотрудников этого отдела был будущий знаменитый педагог Симон Соловейчик, мы с ним близко сошлись. За время практики вышло несколько маленьких заметок, репортаж с Первого сентября и большой очерк о пионервожатом. Напечатать в «Комсомолке» целый очерк - это казалось недосягаемым, и я вернулся в университет на коне. После этой практики я, получив гонорар, в первый раз поехал в Севастополь.

АКЦИЯ «КП»

Поддержим детскую литературу сами!

Раз властям это не нужно…

Дорогие читатели! Кроме таланта, начинающим авторам действительно нужно упрямство на грани фанатизма. Чтобы пробиваться на полки книжных магазинов через недоверие издателей. «Комсомолка» совместно с организаторами конкурса премии имени Крапивина объявляет акцию. Давайте сами соберем призовой фонд и наградим финалистов - молодых детских писателей России. Призовой фонд - 200 тысяч рублей. Не такие уж большие деньги, по сути, для будущего наших с вами детей. Вот реквизиты для перечисления средств (мы проследим за каждой копеечкой и потом сообщим о результатах):

Название: БАНК «НЕЙВА» ООО, ЕКАТЕРИНБУРГ Расчетный счет: № 40703810000210000080 Кор. Счет: № 30101810400000000774 БИК 046577774

Получатель АНО "Содружество детских писателей", ИНН 6672314111КПП 667201001

Обязательно укажите в назначении платежа: благотворительная помощь. Если вы хотите стать одним из главных спонсоров премии, звоните в редакцию «Комсомолки»: тел.: (343) 375-27-72, моб. 8 (912)04 83 837 (спросить Викторию Мкртчян).

ВНИМАНИЕ!

Мы сообщили об этом губернатору Свердловской области, который в среду был гостем студии радио "Комсомольская правда". После эфира он сообщил:

- Я дал команду Министерству культуры области выделить деньги на премию! Вопрос уже закрыт.

«Комсомолка» благодарит Евгения Владимировича за столь оперативную реакцию. Мы обязательно проследим за вручением премии - постараемся устроить торжественную церемонию тепло и по-домашнему, в стенах редакции «Комсомолки». Также надеемся, что это событие станет для Свердловской области традиционным!

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Владислав Петрович Крапивин, писатель. Родился в 1938 году в Тюмени в семье педагогов. Окончил факультет журналистики Уральского государственного университета.

В 1961 году создал детский отряд «Каравелла». Первая книга «Рейс „Ориона“» вышла в Свердловске, в 1962 году. В настоящее время у Владислава Крапивина более ста пятидесяти изданий на различных языках.

Писатель много лет жил в Екатеринбурге, но в 2007 году уехал в Тюмень, где сейчас преподает спецкурс для начинающих литераторов в Тюменском госуниверситете.

Детский писатель Владислав Крапивин: О ювенальной юстиции, секс-энциклопедиях и уроках религии в школах.Андрей КАЗАНЦЕВ

 
Читайте также